• EUR: 67,2086
  • USD: 63,3028

Репрессии в прошлом, страх в настоящем

Анатолий Григорьев, председатель «Карельского конгресса»
30 октября 2015 года

Подсознательный страх, оставшийся со времен сталинского режима, во многом определяет нынешнюю деградацию карелов и финнов республики. Размышления в День памяти жертв политических репрессий.


В последние годы, считаю, наши власти уделяют крайне мало внимания памяти жертв политических репрессий в СССР и Российской Федерации. Хотя 30 октября в День памяти жертв политических репрессий в стране проходят разные поминальные мероприятия, даже церковные службы. Но все это отчасти настолько натянуто и неискренне, что вызывает явное отторжение у каждого непредвзятого гражданина. Почему так происходит?

Ведь еще во второй половине 80-х гг. прошлого века, при единовластии коммунистов, все было по-другому. Тогда руководители страны и партии клятвенно заверяли всех, что все преступления тоталитарного режима осуждены навечно и подобное не должно повториться нигде и никогда, даже в минимальных формах. Потом был распад СССР, создание демократической России, реформы 90-х годов, когда действительно были открыты архивы, вспомнили имена многих жертв политического террора в СССР. При этом правда, не была проведена люстрация.

Однако с начала 2000-х гг. настрой политической жизни страны стал меняться. Появились даже такие личности, которые стали, чуть ли не оправдывать политические репрессии 30-х годов, в СССР. И хотя все это делалось в завуалированной форме, но все-таки не получало должного отпора от соответствующих государственных структур, в том числе от служб государственной безопасности.

Хуже того, официальные круги не горели желанием восстановить историческую память. К примеру, место расстрела и захоронения жителей Карелии в 30-е годы в урочище Красный бор нашли только в 1997 году. И нашли место преступления простые активные и неравнодушные граждане. Они, такие, как поисковик-подвижник Юрий Дмитриев, самостоятельно раскапывали места захоронений и устанавливали личности расстрелянных в годы репрессий.

Понятно, что в архивах КГБ все данные о расстрелянных, были изначально. Почему тогда в демократической Карелии власти пять лет молчали о месте преступлений сталинского режима? Ответа на этот вопрос не дают. А почему? У нас правовое государство, и сокрытие преступлений прошлого никак не согласуется с Конституцией страны.

Репрессии в СССР были не только по политическим причинам, но и по национальному признаку. Об этом почему-то стесняются говорить даже сегодня. А почему не говорить? Почему не предостерегать нынешних молодых от повторения преступлений прошлого?

Ведь в том же местечке Красный бор (по данным «Википедии») в августе-сентябре – 1937-го и сентябре-октябре 1938-го года были расстреляны 1196 человек. Из них – 580 финнов, 432 карела, остальные русские и представители других национальностей. Получается, что более 1000 финнов и карелов расстреляно только в одном месте. Так что Красный бор по преимуществу национальное, финско-карельское захоронение.

Я, к примеру, только в 1998 году узнал о месте расстрела и захоронения в Красном бору своего деда Ипатова Павла Васильевича из д. Ламбисельга. Там же были расстреляны еще 7 мужиков из маленькой Ламбисельги.

Здесь необходимо подчеркнуть, что политические репрессии 30-х годов в СССР самым жестоким образом сказались на всех народах страны. Но особенно пострадали малочисленные, такие как карелы. Ведь нынешние беды карелов и финнов республики Карелия во многом берут начало в репрессиях 30-х годов. Ведь брали и расстреливали прежде всего, если не лучших, то - самых активных и энергичных. Эти потери сказались на наших народах чуть ли не на генетическом уровне! Ведь страх за себя и за свой народ остался у многих карелов и финнов даже сегодня, через 2-3 поколения после этого террора.

По-моему, именно подсознательный страх репрессий во многом определяет нынешнюю деградацию карелов и финнов республики. Подсознательный страх определяет мотивы их поведения. Когда мы не можем отстоять даже свои элементарные и законные права на свою землю, леса, самобытность, язык, культуру…

В этой ситуации, естественным выглядит вопрос: почему государственные власти России, Карелии не учитывают в своей деятельности факты политических репрессий против карелов и финнов Карелии в советском прошлом? Ведь эти два народа фактически определили само создание и развитие Республики Карелии.

Национальные меньшинства, особенно подвергнувшиеся политическим преследованиям, нуждаются в особой поддержке и заботе со стороны властей страны и республики по всему спектру общественно-политической и социально-экономической жизни. Это бесспорная истина.

 

 

 

Комментарии

  • loppu26.12.2015 | 11:54Ссылка
    Можно сказать, 2015 год завершил ликвидацию Карелии, как национальной республики. Некарельское правительство убрало мэра-демократа из Петрозаводска и забрало последнюю землю у карел, живущих еще в деревнях...
  • Иероглиф02.11.2015 | 17:27Ссылка
    Разве у власти не те ЧКисты?
  • между прочим30.10.2015 | 23:19Ссылка
    С начала 2000-х годов политический настрой стал меняться... Потому, что с этого времени во главе страны оказался выходец из КГб СССР. Довольно странно? Слишком узкая специализация. И нет опыта партийно-хозяйственной работы...