12:00, 27 Марта 2017
Владимир Филиппов, президент Российской академии рекламы:
Возрождение производства «Волги»: патриотизм и коммерция

Старый, известный всем бренд вызовет у потенциального покупателя сразу несколько положительных ассоциаций.

«Группа ГАЗ» может в среднесрочной перспективе вернуться к производству автомобилей под маркой «Волга», заявил «Ведомостям» председатель совета директоров и совладелец «Русских машин» Зигфрид Вольф.

На мой взгляд, авторы идеи использовать старый, известный всем бренд ставили задачу вызвать у потенциального покупателя сразу несколько положительных ассоциаций. Взятые вместе, они способны оказать влияние. Почему бы и нет?

Во-первых, это патриотизм, в том числе в потребительском поведении — распространенное практически в каждой стране стремление поддерживать отечественного производителя.

Во-вторых, ностальгия по советскому прошлому: для тех, кто застал СССР, еще помнят лозунг «советское — значит, отличное»; тем же, кто вырос уже после его распада, уже не внушается, что в СССР всё было плохо.

В-третьих, бренд подчеркивает престижность и статусность. Многие помнят, что еще 25–30 лет назад на «Волгах» ездили руководители, а уже в годы правления Бориса Ельцина вице-премьер Борис Немцов требовал пересадить на «Волги» всех госчиновников.

Наконец, в основе идеи дать новое наполнение старому бренду лежит и чисто коммерческий расчет. Опереться на уже существующий потенциал бренда, то есть использовать зарекомендовавшее себя название с преимущественно положительным бэкграундом, всегда дешевле и надежнее, чем выводить новый бренд, который еще неизвестно как себя покажет.

 

Комментарии

Гость
Сегодня, 25 апреля 2018

Актуальные темы

25.04.2018, 09:32
Европейский суд встал на сторону Девлета Алиханова и признал нарушением прав человека содержание его за решеткой на протяжении трех лет.
24.04.2018, 10:48
Власти Карелии рассматривают возможность дополнительных мер господдержки товаропроизводителей, получивших право на маркировку товаров знаком «Сделано в Карелии».
20.04.2018, 12:35
Арестованный директор фирмы, построившей аварийный дом для переселенцев, в суде дал свою версию причин разрушения здания.