• EUR: 60,4535
  • USD: 57,4762

Подопытные колики

09 апреля 2008 годаДеньги

Нацпроект «Здоровье» по-карельски: вместо доступной медицины всеобщая коммерциализация?

Социальная ориентированность Карелии, о которой так упорно твердят чиновники республиканского масштаба, все больше напоминает миф, не имеющий ничего общего с суровой действительностью.

Система здравоохранения Карелии трещит по всем швам, что, впрочем, никак не влияет на победные рапорты соответствующих министерств, берущих все новые и новые высоты. Мы уже рассказывали о тяжелейшей ситуации, с которой столкнулись инвалиды, тщетно пытающиеся получить гарантированные государством бесплатные лекарственные препараты. После публикации прокуратура Карелии начала проверку исполнения законодательства в области бесплатного лекарственного обеспечения. В частности, прокуратура намерена проверить, был ли в Карелии сокращен список препаратов, которыми обязаны за счет республиканского бюджета обеспечить больных людей, имеющих право на льготы.

Но лекарственное обеспечение - это только часть тяжелой болезни, поразившей карельскую систему здравоохранения. Многие врачи уверены, что больницы, поликлиники и амбулатории буквально толкают на коммерческие рельсы, заставляя учреждения самостоятельно зарабатывать деньги путем введения платы на все, что только можно.

Технические возможности — за отдельную плату

В марте этого года главный врач Республиканского онкологического диспансера разослал в петрозаводские поликлиники грозное предупреждение. Он проинформировал коллег, что в онкодиспансере очередь на проведение мультифокабельных биопсий (МФБ) предстательной железы составляет три месяца. Это обстоятельство "препятствует ранней диагностике возможного опухолевого процесса". Далее главврач сообщает, что диспансер "не имеет технической возможности обеспечения данным видом обследования всех нуждающихся пациентов". В список тех, для кого "технической возможности нет, попали прежде всего петрозаводчане. Судя по письму,  с 1 июня 2008 года диспансер прекращает запись на МФБ предстательной железы столичных пациентов, ограничивая зону своей ответственности жителями районов. Как говорится, приплыли…

Специализированная медицинская помощь, если, конечно, верить российскому законодательству, - сфера ответственности государства. То есть организовать ее обязаны республиканские учреждения здравоохранения. Увы, в отношении Петрозаводска это правило одним росчерком пера главврача превратилось в исключение.
Но, может быть, действительно, у онкодиспансера отсутствует "техническая возможность"? Нет, все проще. Республиканское учреждение готово продолжить диагностировать петрозаводчан… на договорной основе. Попросту говоря, исполнение государственных функций предлагается оплатить из петрозаводского бюджета.

Заметьте, письмо, где фактически горожанам отказано в медицинской помощи, направлено не от имени республиканского минздрава. Это не  решение специальной межведомственной комиссии карельского правительства. Просто так решил главврач. Отказать петрозаводчанам, и точка. Такое чувство, что мы имеем дело не с государственным учреждением, существующим на бюджетные деньги, то есть на наши с вами налоги, а с коммерческой клиникой, владельцу которой надоело заниматься благотворительностью.

Между тем последствия этого шага могут быть катастрофическими. Когда речь идет о заболеваниях онкологического характера, то, конечно, счет идет не на дни. Но любой специалист скажет, что промедление в несколько месяцев может стать роковым. И когда в государственных учреждениях все решают денежные знаки, человеческие трагедии становятся неизбежны.

Не так давно рассказали потрясающую по своей безысходности историю. В республиканский диспансер привезли престарелую женщину из района с подозрением на онкологию. Исследование показало, что у женщины рак в последней стадии и спасти ее уже нельзя. В диспансере развели руками, мол, в стационар вас положить не можем, возвращайтесь домой. Но как вернуться на собственных ногах умирающему человеку? От предложения заплатить огромную сумму за доставку пациента на машине скорой помощи родственники были вынуждены отказаться. Таких сумм в своем поселке они и в глаза не видели.

Слава богу, на помощь пришла муниципальная больница, где еще помнят клятву Гиппократа. Женщину поместили в городскую больницу скорой медицинской помощи, нашли спонсора, который оплатил расходы по транспортировке больной в отдаленный район. Через несколько месяцев женщина умерла.

Путь в никуда

В 2007 году карельскому правительству удалось протолкнуть идею одноканального финансирования муниципальных учреждений здравоохранения. Устояли перед нововведением только два города - Петрозаводск и Костомукша. Последствия этого шага муниципальное здравоохранение в Карелии уже прочувствовало в полном объеме. В тех районах, которые "подписались" на предложенную правительством схему, медицинские учреждения фактически попали на голодный паек. Для того, чтобы выжить, теперь все чаще приходится переходить на "коммерческие отношения" с пациентами.

Если попытаться изложить идею одноканального финансирования в доступной форме, то суть ее состоит в следующем. В обязанности республиканской власти входит медицинское страхование неработающего населения. Фонд обязательного медицинского страхования возмещает расходы учреждений здравоохранения по утвержденным в республике тарифам в строгом соответствии с объемами оказанных услуг. Но на практике муниципальным учреждениям возмещались 70-80 процентов расходов, а остальное доплачивалось из местных бюджетов. Карельское правительство предложило "освободить" местные бюджеты от этой нагрузки и передать средства из местных бюджетов в ФОМС. При этом гарантировалось 100-процентное обеспечение установленных тарифов. Другими словами, вместо финансирования из местного бюджета и ФОМС учреждения здравоохранения перевели на "один канал" - возмещение расходов из фонда.

Если раньше у муниципального здравоохранения оставался некий "запас прочности" в виде помощи со стороны местного бюджета, то теперь существует один канал - деньги ФОМС. Между тем фонд возмещает расходы в строгом соответствии с утвержденными нормативами и объемами медицинской помощи, которые, понятное дело, плохо стыкуются с реальными потребностями.

Но в фонде ссылаться на местные трудности - бесполезное и бессмысленное занятие: возмещение затрат происходит в строгом соответствии с представленными документами. Конечно, для республиканского бюджета такое финансирование - благо. Ведь за счет изъятия средств из местных бюджетов фактически удалось исполнить собственные обязательства по страхованию неработающего населения, так сказать, на все 100. Вот только можно ли считать благом то, что для населения выходит боком?

Пациенты в роли кроликов

Чем обернулось на практике одноканальное финансирование, рассказала руководитель Шуйской врачебной амбулатории Тамара Куличенко. Проблемы начались практически сразу же. В прошлом году задержки зарплаты здесь составляли 4-5 месяцев. Сейчас над медиками нависла угроза задержки отпускных.

Тарифы на оказание медицинских услуг для амбулаторий ФОМСом установлены крайне низкие. Тех средств, которые учреждение получает из фонда обязательного медицинского страхования, с трудом хватает только на зарплату и социальные выплаты. При этом план по оказанию медицинских услуг регулярно перевыполняется, но ситуация лучше не становится.

Амбулатория оказалась в ситуации, когда на инвентарь, лекарства и оплату лабораторных анализов, которые делают в других медицинских учреждениях, приходится самостоятельно зарабатывать. Нередко вынуждены предлагать больным оплачивать исследования из собственного кармана, так как финансовые возможности поселковой амбулатории, мягко говоря, скромные.

Естественно, люди недовольны, но куда деваться? "Мне кажется, что единственная задача одноканального финансирования - это перевести медицинское обслуживание населения на платную основу. У нас делают эксперимент на людях, как на живых кроликах", - под конец разговора не выдержала Тамара Куличенко.

Экономим на здоровье

О переменах в карельском здравоохранении можно говорить долго. Но кому в голову пришло перевести республиканскую поликлинику, которая располагалась в двух шагах от больницы, в диагностический центр на Древлянке? Ведь в республиканскую больницу приезжают пациенты со всей республики. Теперь им приходится дополнительно тратить деньги, время и силы, чтобы из поликлиники попасть в больницу и обратно. Это что, ноу-хау такое - сделать все, чтобы больным стало еще тяжелее? Подобная "оптимизация" уже вызвала множество жалоб.
Тарифы, которые установлены в Карелии на оплату медицинских услуг в различных учреждениях здравоохранения (то, что фонд реально возмещает медучреждениям за работу), тоже вызывают недоумение. Для республиканских учреждений они на 30-50 процентов выше, чем для муниципальных больниц. Понятно, когда речь идет о сложных операциях, требующих высоких профессиональных навыков с использованием дорогостоящего оборудования. Но почему, к примеру, за банальную операцию по удалению аппендикса республиканская больница получает из ФОМСа больше, чем за ту же операцию - БСМП?

Этот ребус с трудом поддается объяснению. О поселковых учреждениях здравоохранения и говорить не приходится. Чем дальше от центра, тем печальнее становится картина. Сейчас мы вплотную приблизились к тому состоянию, когда  печаль переходит в отчаяние, все дальше уводящее карельскую медицину на шаткую почву всеобщей коммерциализации.

Антонина КЯБЕЛЕВА.

 

Комментарии