• EUR: 67,2086
  • USD: 63,3028

Госдолг Карелии - диагноз экономике

28 октября 2013 годаДеньги

Заместитель директора  института экономики КНЦ РАН о госдолге Карелии.

Государственный долг Карелии уже в ближайшее  время может сравняться с доходами республики, превысив показатель в 19 миллиардов рублей, об этом сообщил недавно министр финансов Карелии Игорь Усынин.   Чем чреват катастрофический рост госдолга Карелии, грозит ли региону банкротство и есть ли шанс выбраться из долговой ямы – об этом наш разговор с заместителем директора Института экономики Карельского научного центра РАН Евгением  Жирнелем. 

«Современная экономика носит долговой характер»

- Как вписывается госдолг Карелии в общую экономическую  ситуацию России?

– Начнем с того, что практически все развитые страны сейчас имеют госдолг.  В США, например, госдолг составляет более 100 процентов к ВВП, в Японии – превышает ВВП более чем в два раза.  И госдолг по большому счету никого не пугает. Современная экономика в значительной степени носит долговой характер. Когда мы говорим о госдолге Карелии,  мы должны понимать, в какой ситуации  находится экономика всей страны, так как происходящее в республике отражает процессы, происходящие в экономической системе России. Госдолг России – всего 13 процентов ВВП. 

Макроэкономическую ситуацию в России в этом отношении можно назвать стабильной. Говоря о госдолге Карелии, мы должны понимать  характер системы бюджетного федерализма, то есть, какие связи существуют между регионами и центром. У нас есть собственные доходы и расходы, которые задаются центром: социальные стандарты, зарплаты в бюджетной сфере. Фактически, мы не принимаем решения, а только выполняем их.  Значительная часть регионов Российской Федерации –  с точки зрения внутренней экономики, - не самостоятельны.  Но в этом нет ничего страшного, так как мы – часть единого экономического пространства. И это вопрос больше модели управления в масштабах страны, чем эффективности отдельных регионов.

– Насколько опасен рост объема госдолга для Карелии?

– Мне кажется, что ситуация с госдолгом является неким индикатором, который позволяет поставить диагноз экономике. Причем не с точки зрения размеров, так как даже на Северо-Западе мы не лидеры в этой области. На данный момент самый крупный долг – у Вологодской области, относительно благополучного региона с крупными налогоплательщиками. Но важно смотреть не на размер задолженности, и даже не на отношение к валовому региональному продукту, а на динамику роста и сокращения.

По всем фронтам

– С чем связано то, что госдолг Карелии растет так стремительно?

– Большая часть наших средств тратится на текущие расходы. Но нужно с пониманием отнестись к ситуации, в которой объективно оказалось правительство Карелии.  Изменения, которые сейчас происходят в экономике, носят системный, глубокий характер. Многие предприятия оказались в кризисном положении по различным причинам. Те, кто вчера хорошо жил и платил налоги, сегодня имеют проблемы. К примеру – «Кондопога», Сегежский ЦБК, НАЗ. К тому же, нужно понимать, что зачастую центры принятия решений относительно этих предприятий располагаются за пределами Карелии. Совпало так, что проблемы у всех предприятий, формировавших еще недавно большую часть доходов Карелии, начались одновременно. Кроме этого,  бюджет республики много потерял с уходом крупнейшего налогоплательщика – ОАО «Карельский окатыш», который теперь, работая в Карелии, платит налог на прибыль в Вологодской области.

– Повлиять как-либо на сложившуюся ситуацию можно?

– Повлиять на ситуацию можно только путем переговоров с собственниками, убеждений. Если, к примеру, «Северсталь» принимает решение платить налоги в Вологодской области, а не у нас,  значит, у них есть свои аргументы.  То, что мы можем сделать сейчас,  быстрого эффекта не принесет.  Для того, чтобы изменить ситуацию, надо начинать работать планомерно, ориентируясь на отдаленные перспективы. Вполне возможно, что результаты будут видны не через полгода, а через пять, десять лет. 

Фактически, нужно формировать  новые направления экономики без привязки к существующим градообразующим предприятиям. Нет, их нельзя бросать, им надо помогать осуществить модернизацию для того, чтобы они были конкурентоспособны. Но нужно создать некую альтернативу.

– О том, что госдолг растет катастрофическими темпами,  открыто начали говорить в последний год.  Как давно начали формироваться предпосылки?

– Безусловно, предпосылки были. Они сложились в «нулевых» годах, когда все еще было относительно благополучно.  Риски были понятны давно. В этом году госдолг вырос практически у всех субъектов России. Нужно понимать, что в экономике страны сегодня существуют серьезные проблемы, связанные с замедлением темпов роста.  На этот год прогноз роста – 1,5 процентов. Мы выпадаем из категории быстро развивающихся экономик мира.  Для того, чтобы повысить темпы, нам нужны частные инвестиции, строительство новых промышленных площадок, предприятий. 

То, что сегодня происходит в Карелии – происходит и в России. Просто у нас, в силу небольшого количества предприятий, это выражено более ярко и остро. Те задачи, которые сейчас стоят перед правительством Карелии, пытается решить и правительство страны.

Отказаться от иллюзий

– Говорят о том, что следующие три года для Карелии будут чрезвычайно непростыми…

–  Для всей России будут сложными.  Сегодня мы видим секвестирование бюджета. Правительство России делает очень важную вещь – оно гарантирует некие социальные обязательства. Во всяком случае, проблемы экономики пытаются не решать за счет людей.  

Сложно будет и потому, что задачи, которые сейчас необходимо решить, носят системный характер. Те задачи, которые стоят сейчас перед властью Карелии, вообще не ставились последние десять лет. От иллюзий, что нас ждет легкое время, стоит отказаться. На три года надо ставить перед собой задачи решения текущих проблем, которые появляются, но и задумываться над тем, что мы можем сделать сегодня, чтобы через три года было хорошо. Нужно работать на перспективу.

Но если посмотреть в целом на развитие экономики, то периодам подъема всегда предшествуют периоды спадов, требующие решения узловых проблем. 

–  Карелию действительно могут объявить регионом-банкротом?

–  Институт банкротства для государства отсутствует. Что может произойти, если, к примеру, конгресс США откажется повысить порог госдолга? Да ничего особенного.  Безусловно, возникнут определенные сложности, но так, как закрывается предприятие-банкрот, страна, естественно, закрыться не может. Как не обанкротилась до сих пор, например, Греция. Если государство не может обанкротиться, то регион внутри страны – тем более.  

Еще интересней выглядит ситуация на муниципальном уровне. Почти все муниципальные образования России получают в свои бюджеты средства от региональных администраций. Но как нет процедуры банкротства регионов, так нет процедуры банкротства для муниципалитетов. Во всяком случае – в России.

Кроме того, мы является, как уже говорилось, частью единого экономического пространства, имеем систему перераспределения средств.  Вопрос потери налоговых отчислений, которые мы недополучим, к примеру, в связи с «Карельским окатышем», рассматривается посредством компенсации из федерального бюджета. Другое дело, насколько быстро система перераспределения успевает перестраиваться.

– Что еще можно сделать для того, чтобы улучшить экономическую обстановку в республике?

– Нужна постоянная работа в контакте с федеральным центром, так как большую часть бюджетных средств регионы получают из Москвы.  В том числе – на инфраструктурные проекты. Можно привести примеры крупных вливаний из федерального бюджета в Приморском крае при подготовке к саммиту АТЭС, в Краснодарском крае при подготовке к Олимпиаде, в Татарстане, который принимал Универсиаду в этом году.

В связи с этим нужно понимать важность подготовки к юбилею республики.  Это не просто подготовка к празднику. Это – уникальный лотерейный билет, который мы так удачно вытянули. Это федеральные средства, которые могут быть потрачены на инфраструктуру. Если деньги будут выделены, в дальнейшем инфраструктурные проекты будут стимулировать развитие частного сектора экономики. Бизнес  не приходит в регионы, где нет  того, что необходимо для развития. При этом сам бизнес крайне неохотно вкладывает в инфраструктуру деньги, а у субъектов зачастую нет для этого финансовых возможностей. И здесь федеральный центр играет немаловажную роль. Многое зависит от умения обосновывать свои проекты – четко и с соответствующими расчетами. Сегодня это фактически конкуренция регионов за бюджетные ресурсы. Те регионы, которые показывают интересные, комплексные проекты с долгосрочными целями, эти ресурсы и получают.

Записала Маргарита Иванова

 

Комментарии

    Блоги
    • Николай Габалов, журналист, блогер

      В нашем прекрасном городе П., в котором центр - сплошной заповедник лениных-свердловых-марксов, и вдруг – такое неожиданное название!

    • Елена Пономарева, налогоплательщик

      Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

    • Николай Габалов, журналист, блогер

      Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

    • 1
    • 2
    • 3