• EUR: 68,4703
  • USD: 64,1528

Константин Этингоф: «Мы категорически против обмана людей»

09 декабря 2013 годаДеньги

Министр юстиции Карелии прокомментировал губернаторский указ об «экономии бюджетных средств» 

Указ «О неотложных мерах по обеспечению режима экономии в процессе исполнения бюджета Республики Карелия в сентябре-декабре 2013 года», подписанный главой региона 24 сентября, продолжает вызывать немалый общественный резонанс.  Прокомментировать этот документ, а также внесенные в него недавно коррективы, мы попросили министра юстиции республики Константина Этингофа.

- Константин Золевич, сентябрьский указ предусматривает ряд довольно жестких ограничений в расходовании средств органами исполнительной власти и бюджетными учреждениями. Однако  стало известно, что некоторые из этих ограничений отменяются. В связи с чем?

- С самого начала, как только был подписан указ об экономии бюджетных средств, мы поясняли, что эти меры – временные. Поэтому, когда в республику поступило дополнительное финансирование из федеральной казны, приступили к поэтапной отмене ограничений. А именно, приняли решение об индексации на 5,5%  с 1 октября этого года  окладов тех бюджетников, которые не попали под действие «майских» указов Президента России.

Сегодня вновь в республику поступила дополнительная финансовая помощь из федерального центра, поэтому появилась возможность зарплаты бюджетникам выплатить до новогодних праздников.

- Так может быть и не стоило заранее тревожить людей о переносе декабрьской зарплаты на январь, если были шансы, что деньги в республику придут?

- Поясню подробно, почему в сентябре пришлось пойти на такой шаг. Согласно российскому законодательству, есть два важнейших принципа. Первый – сбалансированность бюджета, то есть, если говорить коротко, объем расходов казны должен соответствовать объему доходов. Второй, не менее важный принцип – достоверность бюджета. Его основа – реалистичность расчета доходов и расходов. 

Давайте проанализируем реально сложившуюся ситуацию. Всем известно, как болезненно сказался уход ОАО «Карельский окатыш» в консолидированную группу налогоплательщиков: поступление налоговых доходов в бюджет республики резко снизилось по сравнению с запланированными. По данным Минфина, Карелия до  конца финансового года недополучит 3 миллиарда рублей. Компенсировать за счет собственных источников эти потери регион не сможет. Дальнейшие заимствования приведут к превышению предельно допустимого 15% размера дефицита бюджета. Если к этому прибавить непростую ситуацию в стране в целом, прогнозируемое замедление темпов роста российской экономики, то объем средств, которые не дополучит бюджет Карелии, как ожидается, составит 4 миллиарда рублей.

Поэтому мы были вынуждены заранее открыто заявить: не исключено, что  придется пойти, в том числе, на такие непопулярные меры, как выплата зарплаты за вторую половину декабря в январе. Подчеркиваю: не исключено.

Знаете, главное в подписанном указе то, что это – абсолютно честный документ, честная и открытая позиция правительства.  Наши оппоненты на публику клеймили нас позором, а шепотком советовали: вы никому не говорите о задержке зарплаты, сделайте это по факту, тем самым и денег искать не надо и закон не нарушите. Но представьте, если бы выплатить зарплаты в конце декабря не удалось. Но при этом работникам бюджетной сферы никто ничего не объяснял, все молчали. Люди надеялись на эти выплаты, строили планы на новогодние праздники… Приходят к банкомату 28 декабря – денег нет, на следующий день – нет, в канун Нового года – то же самое.  Думаю, что это ничем иным, кроме как обманом граждан, назвать было бы нельзя. 

Мы категорически против такого обмана людей, и поэтому еще в сентябре предупредили о том, что ситуация может сложиться таким образом, чтобы работники бюджетной сферы заранее рассчитали свои финансовые возможности и как-то подготовились к такому, безусловно это признаю, неприятному и негативному развитию событий. Мне это не нравилось, но вранье никогда и ни от чего не спасало.

Полагаю, что честная позиция карельских властей не осталась незамеченной на федеральном уровне и также сыграла свою роль в той сумме титанических усилий, которые предпринял Глава Республики для получения дополнительных федеральных средств.

- Еще одно изменение, которое вызвало немало критики, это запрет на совмещение работниками профессий или должностей, не определенных трудовым договором… 

- Давайте четко определим, о чем идет речь. Трудовой кодекс различает такие понятия, как совмещение, совместительство и сверхурочные. Совместительство – это когда работник заключает трудовой договор о выполнении в свободное от основной работы время другой регулярной оплачиваемой работы (например, с 9 до 13 часов преподаю историю, а с 14 до 17 часов веду группу продленного дня). Сверхурочные – работа, выполняемая работником за пределами установленной для него продолжительности рабочего времени (по выходным дням). Обе эти формы никто не запрещает. Это логично, потому что кроме увеличения временной нагрузки на самого работника, за что он собственно и получает дополнительные доходы, прав других граждан это не затрагивает.

С совмещением дело обстоит сложнее. Как известно, бюджетные учреждения сейчас работают по госзаданию, которое формирует учредитель – соответствующий орган исполнительной власти. И он же контролирует объем и качество услуг, которые граждане, то есть налогоплательщики, должны получить за бюджетные средства. Поясню на простом конкретном примере: я, как налогоплательщик, имею право рассчитывать на утвержденные нормативом время и качества предоставления  мне или моей семье бесплатных услуг медсестрой, учителем, тренером, пожарным, социальным работником, но если этот работник в свое рабочее время одновременно совмещает помимо основной профессии еще другие ставки, например, тренер - разнорабочий, социальный работник – завхоз, то понятно, что он везде не успеет. В этом случае говорить о соблюдении каких-либо нормативов при оказании услуг не приходится. Таким образом нарушаются права граждан, которые пользуются вроде как бесплатными услугами госучреждения, а на практике испытывают крайнее недовольство от такого обслуживания. При такой системе бюджетные вливания, как их не увеличивай, не способствуют ни повышению эффективности работы учреждения, ни улучшению качества. Мы же все это видим каждый день.

- Но руководители тех же учреждений часто парируют: оклады у среднего и тем более младшего персонала настолько низкие, что просто невозможно найти людей, которые согласятся работать на одну ставку при таких зарплатах.  

- Как раз для того, чтобы решить эту проблему, назовем ее «бюджетного лицемерия», в России уже второй год идет реформа бюджетных учреждений. Ее суть в том, чтобы сделать бюджетные учреждения самостоятельными, избавить их от избыточного влияния чиновника. Руководителям учреждения  дается право самим утверждать штатное расписание, определять размеры окладов. Принимая такую меру, как запрет на совмещение, мы стимулируем руководителей бюджетных учреждений избавляться от этой крепостной зависимости от чиновников, самостоятельно определять планы финансовой деятельности своих учреждений. Направлять доходы из внебюджетных источников на стимулирующие выплаты, чтобы увеличивать зарплаты работникам. 

Но, не скрою, эта реформа наталкивается на серьезное противодействие.  В ней нередко не заинтересованы чиновники из профильных министерств, так им проще держать подведомственные учреждения «на коротком поводке», заставляя их согласовывать и штатные расписания, и оклады, чем контролировать выполнение госзадания по объему и качеству услуг. В реформе не заинтересованы и многие руководители бюджетных учреждений, и дело не только в том, что предоставляемая свобода деятельности существенно повышает и ответственность за конкретный результат, причем не перед вышестоящим начальником, а перед потребителем услуг. Тут уже не спишешь на бюрократа – нам дали мало ставок, утвердили мизерные зарплаты. Решайте сами. Но в этом случае труднее становится управлять и трудовым коллективом, который может спросить у директора, как формируется зарплатный фонд, куда тратятся внебюджетные средства. А существующая процедура совмещения, по сути, – это возможность давления на работника. Если он в хороших отношениях с директором, то получает лишнюю ставку, если в конфликтных – сидит на одном окладе, без всяких доплат. Сентябрьский Указ – это серьезный шанс, который получили трудовые коллективы бюджетных учреждений для защиты своих прав, для ухода от «серых» совмещений в открытую, честную и реальную зарплату, но без их личной инициативы ничего само собой не произойдет. Это надо понять.

К слову сказать, вот где настоящее поле деятельности для профсоюзов. Защищайте интересы работников на местах, посмотрите, насколько уставы учреждений в части прав работников соответствуют законодательству, выходите в суды против нерадивых директоров и бюрократов по каждому конкретному случаю. И насколько мне известно, по началу республиканские профсоюзные лидеры рванули в этом направлении, но потом, увидев, что надо проводить кропотливую повседневную работу, не приносящую публичных дивидендов, надо вступать в серьезное противостояние с директорами, чиновниками на местах, рискуя получить неудобные вопросы в свой адрес о доходах от профсоюзной собственности, о своих зарплатах, быстро утомились, скорость сбросили, перешли на шаг, и вообще расположились на привал. Во время которого почему бы не развлечь себя и общественность шумными, красочными, но пустыми и бесполезными фейерверками. Получилось, как в известном фильме: «Убьет  ли Ланцелот  Дракона? - Убьёт. Но не в этот раз. И не Ланцелот. И не Дракона. И не  убьёт».

- Однако такое положение дел сложилось в бюджетной сфере уже давно, и только ленивый, действительно, не сетует на качество «бесплатных» услуг госучреждений… Но почему столь крутые меры принимаются лишь сейчас? И насколько все же они соответствуют федеральному законодательству, не являются ли это превышением полномочий со стороны региональной власти?

- Во-первых, повышение эффективности и самостоятельности бюджетных учреждений – это тема, которая сейчас на особом контроле российского руководства, она обсуждалась, в частности, на заседании Госсовета РФ в начале октября этого года. Так что принимаемые меры – это не ноу-хау республиканского правительства, это требования федерального центра. Вопросы же бюджетного регулирования на региональном уровне находятся в компетенции главы Карелии, и ни о каком превышении полномочий или несоотвествии федеральному законодательству речи быть не может. 

Кстати, по поручению Президента России федеральным правительством к июню следующего года будут подведены итоги реформы системы бюджетных учреждений с учетом лучшей практики в регионах. Не сомневаюсь, что Карелия окажется в их числе.

Добавлю, что запрет распространяется только на процедуру совмещения, а не на доплаты на уже выполняемые работы в особых условиях. Кроме того, под запрет не попадают случаи, когда работник замещает временно отсутствующего руководителя, главного бухгалтера или руководителя кадровой службы. А также в случае, когда увеличивается объем работ по одной и той же профессии. Так что требования Трудового кодекса и других федеральных законов мы, опять же, соблюдаем в полной мере.

Во-вторых, напряженная ситуация с исполнением и формированием бюджета -  это еще один повод, чтобы не затягивать структурные реформы в бюджетной сфере. Когда денег много, то, наверное, можно подождать. Но когда средств не хватает, эффективность их расходования выступает на первый план. И тут много зависит от честных и ответственных действий каждого из нас.

Другого пути все равно нет.

Вопросы задавал Андрей Кузнецов  

 

Комментарии

  • Александр10.12.2013 | 23:59Ссылка
    После такого количества брака исходящего от Этингофа и вдруг такие слова, изрекаемые им как : ...абсолютно честный документ, честная и открытая позиция правительства....у меня вызывают ассоциации, а может быть белое уже не белое, а черное не черное.