• EUR: 67,2086
  • USD: 63,3028

Лес есть. ЦБК задыхаются

09 октября 2014 годаДеньги

Целлюлозно-бумажная промышленность Карелии стремительно наращивает убытки. По данным Федеральной службы государственной статистики, за период с января по июнь сальдированный убыток ЦБП Карелии составил более 801 миллиона рублей

Пожалуй, мы уже привыкли к столь удручающей статистике, неумолимо констатирующей факт падения республиканской промышленности. Но в чем же причина катастрофы? Почему карельские ЦБК, переживая один за другим кризисы, всеми усилиями стабилизируя работу, по-прежнему, находятся на грани пропасти?

Стратегической задачей карельских ЦБК на сегодняшний день является как минимум сохранение производственных площадок и стабильная работа в ближайшие 10-15 лет, сохранение в целом градообразующих предприятий, каковыми являются все крупные ЦБК, а также серьезная модернизация для адаптации под меняющиеся условия рынка. Миссия – определенно ясна, вопрос в том, как ее выполнить, а точнее сказать, как прожить ближайшие годы стабильно работая, развиваясь, готовясь к другим экономическим реалиям.

Одной из существенных проблем, по мнению экспертов, для целлюлозно-бумажных комбинатов является отсутствие собственной лесозаготовительной базы. Сегодня бумажные гиганты находятся в унизительной зависимости от лесозаготовителей и постоянной конкурентной борьбе за хвойное сырье. Такая ситуация, во-первых, резко поднимает себестоимость и риски, а во-вторых, ставит крест на перспективе долгосрочных инвестиций в производство. В чем причина такого положения? Увы, отнюдь не в отсутствии леса как такового.    

Леса Карелии занимают около 14,9 млн. га, из которых на сосновые леса приходится около 65 %, еловые – 25 %, берёзовые —10 %, осиновые – 0,5 %, ольховые – менее 0,3 %. Лес разнообразный: молодняк, средневозрастные и приспевающие деревья. На 2014 год по Карелии утверждена расчетная лесосека в объеме 11,3 млн. кубометров, в том числе хвойное хозяйство – 9,5 млн. кубометров. Есть и арендаторы – от крупнейших и крупных до индивидуальных предпринимателей, в руки которых в настоящее время передано в аренду 7,6 млн. кубометров леса. Казалось бы, есть лес, есть заготовители, в чем же проблема? Почему лесосека осваивается не полностью и весь ли карельский лес идет на наши ЦБК?

Ни для кого не секрет, что лесозаготовка давно превратилась в весьма прибыльное дело. Для бизнесмена, чьи интересы лежат, прежде всего, в плоскости наращивания капитала и заключения максимально выгодной сделки, патриотизм – понятие условное. Бизнес интернационален и границ не имеет. Арендаторов и лесозаготовителей привлекают в большей степени экспортные проекты, нежели насущные потребности местных производств. Так, по итогам 2013 года карельскими заготовителями поставлено на экспорт 1,4 млн. кубометров лесоматериалов. Основным импортером нашего леса является Финляндия. Стоит отметить, что леспромхозы Карелии поставляют финским промышленникам в основном балансовую древесину, обеспечивая тем самым сырьем финские целлюлозно-бумажные предприятия, в то время когда карельские ЦБК из-за нехватки сырья останавливают производство. Отсутствие квотирования на вывоз хвойной древесины за пределы РФ и выросший курс евро и доллара – несомненные плюсы для лесозаготовителей и минус для ЦБК, которые без хвойной древесины работать не могут.

Лесозаготовители, работающие на внутренний рынок, еще более избирательны в выборе партнеров. Задыхающиеся в дефиците сырья российские ЦБК – прекрасная добыча для лесоторговцев. Спрос на лес велик, а значит, есть предмет торга. Где цена дороже – туда карельский лес и отправляется. Только в прошлом году за пределы республики ушло 1,6 млн. кубометров карельского леса и только 2,8 млн. кубометров поставлено на ЦБК и деревообрабатывающие предприятия республики. Бумажники вынуждены довольствоваться остатками и быть объектами манипуляции лесопромышленников. Игру на ценах никто не отменял, а заключать договоры с фиксированными ценами на древесину поставщики леса вовсе не торопятся – невыгодно.

Не торопятся арендаторы и в полном объеме осваивать лесосеки. Согласно официальным данным, карельские лесозаготовители работают далеко не в полную силу, как могли бы и должны. Расчётная лесосека республики Карелия осваивается только наполовину, из 11,3 млн. кубометров в прошлом году заготовлено 5,8 млн. кубометров. Как правило, хозяева лесных угодий не вкладываются в развитие лесной инфраструктуры и валят лес только на участках, близко расположенных к дорогам. Экономическая выгода проста – минимальная себестоимость продукции при продаже гарантирует максимальную маржу. Лесовосстановлением, как правило, тоже никто не занимается. Да и зачем, когда в запасе столько леса и уже в аренде на 98 лет, – практически пожизненно?

Сегодня арендатор абсолютно бесконтролен в своих действиях: может не платить арендную плату, налоги, зарплату работникам, на неопределенное время прекратить лесозаготовку и при этом оставаться полноправным хозяином "государственных" лесов. Абсурд! Но вместе с тем совершенно на законных основаниях. Изъять же лесной участок у недобросовестного лесопользователя практически невозможно. Достаточно сказать о сложившейся судебной практике: вместо расторжения договоров аренды с недобросовестными арендаторами – заключение мировых соглашений буквально в зале суда при погашении ими минимальных сумм от задолженности по арендной плате. У многих арендаторов превратилось в традицию вносить в бюджет арендную плату не в установленные договором аренды сроки и не в полном объеме, то есть практически кредитоваться за счет бюджета. Республиканские власти предпринимают попытки изменить ситуацию. По имеющейся у нас информации правительство Карелии выиграло судебный процесс по расторжению договора аренды лесных участков с компанией "Запкареллес". Прецедент создан, но пока это единственный случай с положительным исходом в пользу государства.

В целом же поставки леса на внутренний рынок не контролируемы, а ценовая политика носит спекулятивный характер. Законодательство на стороне лесного лобби. Региональная власть безмолвствует, терпит бюджетные потери, наблюдая, как угасает лесная отрасль республики.

Вывод напрашивается сам собой: Карелия – край безграничных лесов – из самостоятельно развивающегося региона превратилась в сырьевой придаток. Карельский лес стал доступен всем, кроме карельского производителя. Идет постепенное, но планомерное уничтожение экономики региона.

Судьбы карельских ЦБК в этом смысле трагичны. Гиганты отрасли лишены главного – леса. Чуть в более выгодном положении находится Сегежа, она единственная из трех крупных ЦБК имеет собственную лесосеку и заметную часть своих потребностей обеспечивает за счет нее. Кондопога и Питкяранта вынуждены весь объем леса покупать на рынке. При этом, по данным статистики, ОАО "Кондопога" получает от карельских поставщиков только 48% необходимого для работы сырья. Остальное, как говорится, с миру по нитке – везут лес из Твери и Вологды, из Архангельска и Сибири. Карельские промышленники понимают, что, существуя в такой модели, ЦБК не продержаться и трех лет, что уж говорить о 15-ти годах и радужной перспективе перепрофилированного современного производства глубокой переработки древесины. Сегодня ЦБК предлагают правительству Карелии перспективное сотрудничество. ЦБК, имея средства, вполне в состоянии обеспечить свою сырьевую безопасность – достаточно только получить возможность стать арендатором леса и вести самостоятельную хозяйственную деятельность по заготовке древесины. Свободный лесфонд в республике есть и составляет около 4-х млн. кубометров, в том числе хвойное хозяйство – более 3-х млн. кубометров. Если лес в Карелии есть, есть профессионалы, готовые о нем заботиться и обустраивать, есть заинтересованные потребители, вывод напрашивается однозначный: необходимо выделение расчетных лесосек всем предприятиям глубокой переработки. Плюсы очевидны: добавленная стоимость остается в регионе, ЦБК стабилизируют себестоимость продукции, открываются новые рабочие места, сохраняется градообразующее предприятие. А в цепочке "заготовка – переработка" не должна потеряться ни одна щепка, все необходимо пустить в дело. И это вовсе не утопия и не фантазии, а реальность нашего времени.                                                                         

Поддержка правительства республики карельским промышленникам сегодня как никогда необходима, и, безусловно, определенные шаги делаются. Как пример можно привести Соглашение между правительством республики и ОАО "Кондопога". Только достаточно ли этого? Ясно, что федеральное законодательство не идеально и не позволяет выделять лес ЦБК адресно. Но у региональных властей есть все права выходить со своими предложениями на федералов. Вариантов решения столь злободневного вопроса немало, например, введение квотирования, введение обязательного условия переработки леса на территории Карелии. Сегодня просто необходимо ввести жесткий контроль за исполнением обязательств арендатором, а на законодательном уровне убрать все лазейки, позволяющие избежать наказания. Регионам просто необходимо инициировать на федеральном уровне получение реальных механизмов возврата леса за нарушения договоров аренды. Кстати весомую поддержку региональному правительству здесь может оказать Союз лесопромышленников и лесоэкспортеров РК, Торгово-промышленная палата Карелии, Союз промышленников и предпринимателей (работодателей) республики.

Что сделано и что планируется сделать администрацией республики в ближайшее время? Изменить ситуацию только одним волевым желанием ЦБК невозможно. Необходима консолидация усилий всех заинтересованных сторон, считают представители бумажной отрасли Карелии, иначе встать с колен не получится. Слово – за властью.

Андрей Кузнецов

 

Комментарии

    Блоги
    • Николай Габалов, журналист, блогер

      В нашем прекрасном городе П., в котором центр - сплошной заповедник лениных-свердловых-марксов, и вдруг – такое неожиданное название!

    • Елена Пономарева, налогоплательщик

      Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

    • Николай Габалов, журналист, блогер

      Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

    • 1
    • 2
    • 3