• EUR: 67,2086
  • USD: 63,3028

Вред прямого регулирования

17 марта 2015 годаДеньги

Почему все три положения, на которых основывается идея заморозки цен, ошибочны

Заявления генералов карельской экономики о возможности задействовать арсенал мероприятий по заморозке цен свидетельствует не только об уровне компетентности-некомпетентности в вопросах государственного регулирования, но и о проблемах при коммуникации предпринимательского сообщества с республиканскими властями. Базовая позиция желающих порулить (не оглядываясь на экспертное мнение) и выглядеть при этом в глазах населения добрыми и эффективными основывается на трёх ошибочных положениях. Первое: заморозка цен приведет к снижению инфляции. Хотя, на самом деле нет. Второе: цены растут из-за алчности бизнесменов; без вмешательства властей рост цен не остановить. Но ведь на самом деле нет. Третье: регулирование цен принесет только пользу потребителю. И здесь – на самом деле нет.

Предположим, что с использованием волшебной палочки властям удалось зафиксировать определенный уровень цен. Но если кто-то экономит средства на покупке чего-то, то оставшиеся деньги все равно никуда не исчезают. Они тратятся на что-то еще, и на это "что-то еще" цены все равно растут. "Связать" оставшиеся деньги никак не получается. Покупатели не ориентированы накапливать. Напротив, мы все – свидетели нынешнего "бегства" от национальной валюты.



Другими словами, недополученная прибыль от продажи товаров, на которые заморожены цены, свободно перемещается на другие товары, на которые режим регулирования не распространяется. Кроме того, доля тех компаний, кого могут заставить пойти на подписание "добровольных" соглашений о заморозке цен, не превышает 10-15% от общего объёма торговли в республике. Фактически такие объемы не позволяют ничего контролировать и диктовать условия другим продавцам.

Об алчности карельских (да и вообще всех) предпринимателей есть великолепная зарисовка. Авиакатастрофа. Упал самолет. Прошло расследование. Наконец, всем объявляют: это произошло из-за действия силы тяжести. Так ли это? Так, но всем понятно, что это смехотворное объяснение. Если бизнесмены алчны и жаждут только прибылей (и последующих инвестиций), то они такими стали уж точно не в последние полгода, когда цены резко выросли – они такими … были всегда.

Тем более в учебниках по основам рыночной экономики непосредственно указано, что в реальности предприниматель всегда назначает такую цену, которую может "потянуть" устремляющийся ему на встречу спрос. Стоимость товаров не определяется желаниями бизнесмена. Если бы это было так, цены всегда были бы очень высокими. Чтобы понять, почему случился резкий скачок ценового фактора, нужно искать, что изменилось в последнее время со стоимостью самих денег – в курсовой перспективе по отношению к другим валютам и, конечно, в реакции на значительное повышение ключевой ставки российского Центробанка.



В сложившейся ситуации генералам карельской экономики не стоит сдерживать бизнесменов. Если цены будут заморожены, например, на год или до окончания санкционных ограничений, то по прошествии этого времени мы все столкнёмся с теми же проблемами, что и сейчас, только весь год или период санкций они не будут решаться. Через год эксперты сядут за сравнение столбиков цифр, увидят очевидные дисбалансы и придут к внешне парадоксальному выводу, что цены невозможно отпускать – слишком резко они вырастут. Временная проблема, таким образом, рискует стать вечной, а цены останутся "замороженными" навсегда.

О регулировании цен, приносящем потребительскую пользу, можно петь отдельную песню, но лучше обратить внимание на самый показательный пример – многолетнее регулирование тарифов отечественных естественных монополий. Никто ведь не скажет, что в этой области потребители более счастливы, чем в других. Есть и советский опыт. В СССР потребители тоже, мягко говоря, были не слишком довольны.

Вне сомнений, в теории регулирование цен может помочь некоторым категориям потребителей – той же условной социальной группе "бабушки". Но подавление ценовой конкуренции означает, что появляется другая конкуренция, другое соревнование. Таких соревнований придумать можно сколько угодно – например, условный кубометр дров получает не тот, у кого есть деньги, а тот, у кого много свободного времени и он готов стоять в очередях, рано вставать, отмечаться и так далее. Иными словами, платятся уже не деньги, а сочетание денег и, например, свободного времени или … доступа к коррумпированным лицам, принимающим решения, кого стоит отнести к "некоторой категории потребителей", а кого нет. Эмпирически подтверждено, что теоретические преимущества свободного времени "бабушек" безнадежно проигрывают блату.

Олег Реут,
публицист

 

Комментарии