• EUR: 68,5002
  • USD: 63,9114

Свое кино ближе к телу

04 июня 2008 годаКультура

Карельские кинематографисты хотят отбить зрителя у Голливуда.

Представьте себе: сидите вы в мягком кресле VIP-зала, гаснет свет, на белом полотне появляется изображение, звук долби-диджитал – все при всем. Может быть, даже в руках у вас коробка с поп-корном и банка какого-нибудь газированного напитка. А на экране идет ваш собственный фильм, сделанный не где-нибудь в Голливуде, а в родном городе. Играют в нем сплошь ваши друзья и знакомые. И в зале сидят близкие люди. И это не фантастика! Это реальность карельского национального кино. Пока кто-то спорит и сомневается, существует ли оно, это кино вообще, в Петрозаводске есть люди, которые снимают фильмы и показывают их на большом экране.

Почти как в Голливуде

С Иваном Кульневым и студией «Karelfilm» мы познакомились год назад. И повод нашелся подходящий: Дмитрий Могучев закончил свой фильм «Двойники», в котором Иван был оператором.
Собственно, о студии было известно только то, что производит какую-то рекламу, помогает людям творчески и собирается снимать фантастический фильм «Воители» по книге отца Константина. Группа энтузиастов даже сделала трейлер, в котором мистические существа в плащах машут светящимися мечами не хуже, чем во «Властелине колец», воины сражаются со злом, гибнут и возрождаются вновь.

Не сразу обращалось внимание, что сняты многие кадры на так называемой «зеленке» – на зеленом фоне. Этот прием давно используют в Голливуде: артист изображает, что он находится, например, где-нибудь в горах, а на самом деле находится в студии. «Вырезать» фигурку из зеленого фона и поместить в нужную окружающую среду с помощью современных технологий несложно. В общем, в Карелии тоже освоили современные голливудские приемчики. И дай мастерам в руки камеру, позволяющую получить сверхчеткое изображение, будет у нас кино не хуже, чем у мировых производителей.

Ваня Кульнев смотрел на режиссерские изыскания своих коллег, и зрела в голове выпускника Института экономики и культуры мысль снять свой собственный игровой фильм. Летом прошлого года съемочная бригада приступила к работе. Впрочем, бригада – громко сказано. Она состояла из двух человек – самого Ивана и его сообщника Артура Антипина. Кульнев взял на себя обязанности режиссера и оператора, а Антипин – сценариста и директора.

Решили делать все по правилам, как положено в настоящем кино, которое состоит из трех этапов – пред-продакшен, продакшен и пост-продакшен. Провели кастинг актеров, среди которых были и профессионалы, и любители.
– Мы не ставили перед собой каких-то глобальных задач донести до зрителя глубокие мысли, – рассказывает Иван. – Для нас было главным пройти весь процесс от начала до конца. Не скрою, были моменты депрессии, когда хотелось все бросить. Но мы понимали, что если мы не закончим этот фильм, то о новом не может быть и речи.
Собственно, сюжет фильма, который получил название «Потерянный город», напоминает скорее пародию на голливудское кино, где герои спасают человечество. Ценой этого подвига становится, как обычно, потеря памяти – они должны забыть все произошедшее, в том числе и внезапно родившееся чувство любви. Но в итоге, как вы понимаете, все заканчивается хорошо: и человечество спасено, и герои любят друг друга.

В фильме «Потерянный город» в качестве человечества выступают петрозаводчане, зомбированные по вине ученого, который немного ошибся в расчетах. А спасают их обычный библиотекарь и девушка, которая слушает музыку Бетховена и изучает английский язык.
Звучат знакомые названия улиц, магазинов, мелькают привычные виды города, только на экране они выглядят как-то по-особенному красиво.

Кстати, посмотреть фильм можно в сети Интернет, если вам не удалось побывать на его премьере. Среди актеров многие без труда узнают профессионалов из театра «Творческая мастерская» Олега Липовецкого, Ирину Старикович и Анну Паршину. А главную роль – романтичного библиотекаря и цветовода – сыграл известный в Петрозаводске активист клуба веселых и находчивых Дмитрий Голубев.


Хеппинес для молодого режиссера

В фильме Дмитрия Могучева «Двойники» жизнь идет по замкнутому кругу. Все поражено какой-то западной бациллой бездуховности. Любовь – это биохимия, а для того, чтобы стать счастливым, нужно принимать витамины «Хеппинес». Чтобы вырваться из этого круга, нужно уехать из города.

По иронии судьбы, когда шла премьера Диминого фильма на большом экране, сам он сидел в поезде Санкт-Петербург – Москва, который вез его в столицу нашей родины на кинопробы. «Это очень символично: представитель карельского кино ехал подальше от Карелии», – признался Могучев.

Сейчас выпускник актерского курса Арвида Зеланда живет в Санкт-Петербурге, работает в театре Русская Антреприза имени Андрея Миронова. Посещал занятия в киношколе «Кадр» при Киностудии «Ленфильм». Не понравилось, ушел. Режиссерскому ремеслу учится на съемочных площадках, когда снимается в сериалах или участвует в кинопробах.

Недавно поучаствовал в качестве режиссера массовки в удивительном проекте Ильи Хржановского «ДАУ». В массовых сценах в этом фильме заняты тысячи человек. И каждый разыгрывает свой небольшой актерский этюд. Понятное дело, что с такой армией одному режиссеру не справиться, поэтому на помощь к нему приходят режиссеры массовки, такие как Илья. У каждого свой участок работы, свои гримеры, свой реквизит…
Там, на съемочной площадке Дима понял, что хочет снимать хотя бы тридцать человек в своих фильмах, но для этого нужны деньги…

– А еще я понял, что режиссёр кино – это на 80% администрирование и только на 20% творчество. Здесь, в Питере, я показывал свои фильмы в рамках молодёжного проекта «Снимай Шорты». Познакомился с молодыми режиссёрами. Сейчас пишу сценарий, рабочее название которого «Ева». Если к лету найду некоторое количество денег, буду снимать. Читаю литературу о кино, смотрю разные фильмы, наблюдаю и прихожу к выводу, что мои видеофильмы – это не совсем кино, но снимать я хочу именно так. Меня можно назвать скорее видеохудожником, чем режиссёром. Создавая свои фильмы, я ориентируюсь не на всех и сразу, а на конкретных людей. Я хочу поделиться своими мыслями и чувствами, грубо говоря, конкретно со своими друзьями. С людьми, которых я хорошо знаю и которым я доверяю.

Крутые парни не танцуют, а снимают кино

И все-таки почему в Карелии, где практически нет условий для развития кино, вдруг появилось немало людей, которые берут в руки камеру и снимают?
Возможно, слишком много камер развелось в городе: теперь снимать можно даже на мобильный телефон при желании.
А может быть, зона у нас аномальная? Не зря же в наших краях так много талантливых людей. С этим согласен и Владимир Рудак – писатель, музыкант и режиссер в одном лице. Фильмы, которые снимает он вместе со своими друзьями, вообще можно назвать уникальными, потому что играют в них актеры на инвалидных колясках.
Почему-то принято считать, что человек на инвалидной коляске должен вызывать жалость, но это не так. Люди с ограниченными возможностями порой оказываются куда более продвинутыми и разносторонними в отличие от людей, не имеющих физических ограничений. Два фильма Владимира «Крутые парни не танцуют» и «Плацебо» – это комедии, в которых все главные роли исполняют колясочники.

– Если говорить о работах наших местных режиссеров, которые мне удалось посмотреть, хочется сказать, что они – очень серьезные люди, – считает Рудак.– Все хотят что-то такое сказать, что, может быть, изменит чью-то жизнь. Мне больше нравится жизнь такой, какая она есть на самом деле. В ней все граничит: веселое и печальное, абсурдное и рациональное, хаотичное и уравновешенное. Мне не нравится, когда мало героев, когда они  мало говорят и своим молчанием пытаются передать глубокомысленный посыл, а я как зритель должен это все расшифровать и идти куда-то за автором фильма. Мне нравится, когда люди на моих фильмах смеются.

 

А теперь серьезно

На премьере своего фильма Ваня Кульнев вспомнил о корифее карельского кино Ольге Карклин. Не помню точно, сколько картин Ольга успела снять с тех пор, как однажды поняла, что кинематография – ее удел. Шесть или семь. Именно она впервые заговорила о том, что в Карелии есть национальное кино, и стала продвигать свой проект с таким же названием.

Писала письма в разные инстанции, проекты, гранты. Но особой поддержки не находила. Один чиновник от культуры ей заявил: «Разве в Карелии было когда-нибудь кино? О каком возрождении кино можно вообще говорить?». Забыв, что когда-то существовал киножурнал «Советская Карелия», который создавали мастера кинодокументалистики.
Впрочем, в министерстве культуры подписывали бумаги, которые помогали находить спонсоров для фильмов. А платить актерам надо – считает Ольга Карклин, потому что знает, как живут творческие люди в Карелии.
Конечно, о карельском кино можно говорить с улыбкой, делать оговорки, что все-таки оно является пока еще скорее любительским, чем профессиональным. Но другого и быть не может, если кино в Карелии не получит государственную поддержку.

– Каждый житель Карелии должен задать себе вопрос: нужно ли нам национальное кино? – говорит Ольга Карклин. – Это не прихоть, а ментальный вопрос, идеологический, если хотите. Кино влияет на каждого человека и на общество в целом. И то, что мы имеем сегодня, это результат того, что мы смотрим на экранах. А смотрим мы в основном американское кино. Так вот, если ответ будет положительным и нам действительно необходимо кино, тогда следует подумать о стратегии его развития. Будет ли в Карелии свое профессиональное кино или оно останется на уровне хобби, которым занимаются несколько чудиков?

Юлия УТЫШЕВА.

 

Комментарии

    Блоги
    • Николай Габалов, журналист, блогер

      В нашем прекрасном городе П., в котором центр - сплошной заповедник лениных-свердловых-марксов, и вдруг – такое неожиданное название!

    • Елена Пономарева, налогоплательщик

      Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

    • Николай Габалов, журналист, блогер

      Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

    • 1
    • 2
    • 3