• EUR: 67,2086
  • USD: 63,3028

По барабану

10 сентября 2008 годаКультура

Ансамбль карело-африканской музыки черпает вдохновение «оттуда» и делает поправку на «здесь».

В последние моменты призрачного лета набережная Петрозаводска окрасилась в жаркие тона. В несколько недождливых вечеров возле ротонды было особенно оживленно. Бой барабанов разносился далеко по окрестностям и беспокоил ровную гладь озера, а случайные прохожие, увидев источник звуков, застывали на месте, образуя толпу, и начинали пританцовывать и перевоплощаться из замороженных чудовищно холодным летом карел в подобие африканских вождей.

Виной тому – отряд музыкантов-барабанщиков, которые с энтузиазмом били по простым в обращении и диковинным на вид ударным инструментам. Оpen air набережной Онежского озера стал для них и репетиционной площадкой, и местом для развлечения и общения, и (совсем немного) рабочим местом.

Впервые уличная барабанная акция состоялась в Петрозаводске год назад. Тогда музыканты выступили в поддержку фольклорного фестиваля «Устуу-Хурээ», который проводится в Республике Тыва. Мероприятие, проходящее на поляне рядом с храмом Устуу-Хурээ (местечко Ортаа-Алаак в 6 км от города Чадан), пытается объединить музыкантов различных национальностей и вероисповеданий вокруг идеи возрождения духовности, и музыканты из Петрозаводска очень хотели в нем поучаствовать. Они получили приглашение от организаторов, но не получили ни моральной, ни материальной поддержки от карельского министерства культуры.

В день открытия фестиваля в далекой Тыве в Петрозаводске весь день шел дождь, но по инициативе Александра Леонова (Лимона) музыканты вышли на улицу и забили в свои барабаны. Дождь тогда закончился, погода стабилизировалась, а традиция барабанить на набережной прижилась.

Так, можно сказать, из протеста, родилась группа с названием «Ритм-секта». Основу ее составляют люди с музыкальным образованием, играющие в разных проектах, например, в небезызвестной веселой группе «Кутерьма». Алексей Деревлев, Аркадий Соколов и Степан Бородулин собирают вокруг себя ряд других персонажей, всегда готовых поддержать их морально и с помощью физической силы – ударяя по коже африканского барабана джембе или скребя чем-нибудь по стиральной доске. В общей сложности порядка пятидесяти музыкантов и немузыкантов, играющих в разных проектах и меняющихся время от времени ролями, с разной степенью периодичности появлялись нынешним летом на набережной, чтобы себя показать, другу друга увидеть, да и людей посмотреть.
Во-первых, показать они могут многое. «Для нас барабанные акции – не только приятное времяпрепровождение и удовольствие, но и репетиции, – рассказывает Алексей Деревлев. – Раньше барабанные джемы мы устраивали в домике на Ключевой, но на открытом воздухе можно привлечь к ним намного больше людей».

Искусство музыкантов и диковинные для наших мест инструменты – джембе, дундуны, ганганы, колокольчики и всевозможные трещотки – не могут не привлекать внимания прохожих. А уж если к музыкантам присоединяются ребята из группы «Северный регион», те самые брейкеры, которые обычно тренируются у памятника Куусинену, и выписывают сумасшедшие фляки и прочие страшные кувырки, то барабанная акция превращается в самое настоящее бесплатное (или почти бесплатное) шоу.

 

Почти бесплатное – потому что музыканты приезжают не только зарядить позитивом себя и окружающих, но и извлечь из действа хотя бы небольшую пользу. Как говорит «начальник транспортного цеха» «Ритм-секты» Лев Кухарский (он доставляет музыкантов и инструменты на место на своем микроавтобусе), наблюдать за психологией местных жителей тоже очень и очень небесполезно: «Музыка сопровождает африканцев и при исполнении культовых ритуалов, и во время праздников. Все присутствующие на любом представлении, церемонии или празднике становятся их непосредственными участниками, здесь нет стороннего наблюдателя, это искусство всегда коллективно. Карелы – не африканцы. Но у нас есть эффективное оружие для снятия «башни» у карела. Сначала он идет мимо, потом останавливается и с удивлением смотрит на происходящее. Потом в его ботинке начинают подергиваться пальцы ног. А когда свисток или что-то другое из чемодана с «печенюшками» (маракасами, рожками, погремушками и прочим) срывает у «подмороженного» карела крышу – он превращается в настоящего чернокожего и начинает танцевать».

Бывало, что зазевавшиеся и затанцевавшиеся прохожие опаздывали на поезд. Бывало, что приходили «плохие» люди, которые начинали разговор с «идите на…». «Сам иди…» – обычно дружелюбно отвечают музыканты, многие из которых очень даже неслабы физически. Тогда «плохой» просит: «А можно я тоже?». «А можно!» – отвечают музыканты. Им ведь не жалко дать позвенеть в тамбурин или покрутить трещоткой. Очень активным бывает совсем юное поколение. Одна леди лет десяти, приехавшая погостить в столицу Карелии с родителями, наотрез отказалась ехать домой в Москву и заявила, что будет жить в Петрозаводске, потому что здесь есть такие классные парни.

Для благодарных слушателей музыканты кладут на брусчатку большой старый чемодан. «Мы не нищие, которые пытаются что-то выклянчить. Мы играем для хорошего настроения, – говорят музыканты. – Но нам бы хотелось окупить расходы на бензин, на амортизацию инструментов – ведь кожа на барабанах рвется, а палочки часто ломаются. Еще неплохо, когда остается на пиво. Сумма, которую мы собираем, смехотворная. Возможно, поэтому мы никогда не грыземся из-за денег и честно делим их на всех».

Максимум, что удалось собрать музыкантам, – примерно пять-семь тысяч рублей, в день, когда на набережной состоялся финал конкурса «Краса России». В остальные дни «улов» меньше, и тех, кто кидает в чемодан крупные купюры, музыканты стараются запомнить в лицо и потом, встретив в городе, здороваются с ними.

Кассовые сборы невелики, однако лозунг музыкантов за время их «работы» на набережной претерпел некоторые изменения. Если в начале своей «барабанной» карьеры они на мотив песни «Светит месяц» пели «Нам на пиво не хватает, нам на пиво не хватат», то на последнем выступлении речь уже шла о напитках и закусках другого класса: «На «баккарди» не хватает и на черную икру».

Марина КИВИРЬЯН.


 

Комментарии