• EUR: 67,7660
  • USD: 63,9242

Надежда Калинина: «Я понимала, что придется все начинать с нуля»

01 ноября 2012 годаКультура

Новый балетмейстер Музыкального театра о труппе, постановках Симонова, современном балете и своем выборе

Уезжая из Петрозаводска в конце прошлого театрального сезона, хореограф Кирилл Симонов нам признался: «Мне очень жалко расставаться с балетной труппой Музыкального театра. Это же мой ребенок, которого я отдаю в чужие руки. Как его воспитают? Что с ним будет?» На вопросы бывшего худрука Симонова, заставившего говорить о нашем балете далеко за пределами Карелии, и сегодня вряд ли у кого найдутся ответы. В новом сезоне заботы о балетной труппе Музыкального театра Карелии взяла на себя Надежда Калинина. Выпускница Санкт-Петербургской государственной консерватории имени Н.А. Римского-Корсакова приехала в Петрозаводск из Омска, где она работала главным балетмейстером музыкального театра. Как и в каком состоянии ее встретила труппа? Что ждать петрозаводской публике, влюбленной в работы хореографа-постановщика Кирилла Симонова? И какая судьба ждет карельский балет? Об этом и многом другом «МК в Карелии» побеседовал с новым художественным руководителем балетной труппы Надеждой Калининой.

Балет уже не тот

– Один из героев старой советской комедии, укротитель тигров, говорил: «Алмазов – это имя, это касса!». Во многих театрах страны такое могут сказать о Кирилле Симонове. Заменить руководителя, который является одним из лучших балетмейстеров мира, непросто. Надежда, а вы знали, какая ситуация сложилась в театре? Понимали, на что идете?

– Я впервые попала в карельский театр, когда приехала с Александровым работать над оперой «Кармен», ставить балетные номера. Мысли о том, что я буду здесь главным балетмейстером, у меня не было. Но прошло какое-то время, и Петрозаводск стал причиной моего увольнения из Омского театра. Это было осознанное решение. Находиться в условиях Омского театра было невозможно. Меня никуда не хотели отпускать, ревновали к каждому театру, к каждому режиссеру. Я не считала это здоровой ситуацией. Поэтому поняла, что нужно прощаться. Хотя за два года работы в Омске артисты стали родными. Было больно с ними расставаться. До сих пор переживаю.

Конечно, я знала все сложности ситуации в Музыкальном театре Карелии. Знала, на что иду. Хотя, видимо, все-таки не до конца. Кирилл Симонов очень многое сделал для театра. Но труппа стала терять солистов еще в прошлом сезоне. Сегодня она довольна малочисленна. Не хватает как минимум восьми пар кордебалета, а также двух пар ведущих артистов балета. Так что нас ждет очень сложный период. Все хотят, чтобы было все сразу. Но я понимала, а сейчас еще больше это осознаю, – придется все начинать с нуля. Если бы мы могли пригласить ведущих артистов, подняв уровень зарплат, тогда было бы проще. Но здесь такой возможности нет. Поэтому нужно растить своих звездочек из молодых и перспективных танцоров, чем, собственно, и занимался Кирилл Симонов. А такие дела в одночасье не делаются. И я готова к тому, что сейчас на меня обрушится критика. Городу будет непросто понять, что нынешняя труппа и труппа Симонова – это разные коллективы.

– А сколько у вас займет времени становление новой труппы? После «Золотых масок» и «Арлекина», которые «подарил» нам экс-солист театра Владимир Варнава, публика жаждет видеть уверенно стоящий на ногах карельский балет.

– Думаю, что процесс займет года два, не меньше. Я вела и веду переговоры с артистами. Четыре человека приехали из Омска. Привлекаем танцоров из Екатеринбурга, Москвы, Новосибирска, Улан-Удэ. Кто-то к нам приехал, а с кем-то мы уже простились. Большие расстояния не позволяют рассмотреть кота в мешке. Все это обычный, здоровый процесс, но немного затяжной. Если бы здесь были решены финансовые и квартирные вопросы, если бы мы могли пообещать артистам гастроли, то люди сюда поехали с большим энтузиазмом и в большем количестве.

Тяжелая ноша

– А в Омске вам тоже пришлось создавать труппу с нуля?

– Когда ставила первый спектакль в Омском музыкальном театре, ощущала нехватку хороших солистов. Во время работы над второй постановкой увидела талантливых ребят, которые приехали в Омск из Новосибирска. Это было одной из причин моего согласия остаться в Омском театре главным балетмейстером. Там сложился очень сильный костяк солистов. И я благодарна артистам, с которыми мне было очень приятно работать. Омск – первый город, где я осела после работы приглашенным хореографом-постановщиком в разных театрах и почувствовала, что такое главный балетмейстер.

– Это тяжелая ноша?

– Быть приглашенным балетмейстером гораздо проще. Приезжаешь, ставишь спектакль и не окунаешься во все бытовые вопросы, вопросы репертуарной политики. А когда становишься худруком, понимаешь, что какое-то время нужно сидеть на одном месте, как курица-наседка, и заниматься и постановками, и проблемами артистов.

– Вы готовы в Петрозаводске осесть?

– Год-то нужно просидеть. Я заключила контракт с театром именно на этот период. Мне предлагали контракт на больший срок, но я отказалась. За год можно понять, нужно ли это мне, нужно ли это театру и городу. Ситуация в Петрозаводске сложная еще и потому, что город находится территориально невыгодно для нас, руководителей трупп. Москва и Питер рядом. Как только вскармливаем птенчиков, семь часов – и они в другом городе, где они дальше могут расти. Петрозаводск для многих перевалочный пункт. Чтобы этот перевалочный пункт для артистов был здесь как можно дольше, нужны совсем другие вложения. Талантливых людей здесь не удержать. И если не изменить ситуацию, то театру всегда будет тяжело. Текучка кадров есть у всех, но главное, с какой скоростью она происходит.

– Понятно, что с нынешним финансированием карельских театров удержать хороших артистов не просто. А что вы предложите своим подчиненным в творческом плане?  Будете восстанавливать все постановки Симонова?

– Посмотрим, что позволит сделать состав труппы и автор спектаклей – Кирилл Симонов. Если он утвердит ведущие партии и позволит восстановить свои постановки, то я буду только рада. Театр потратился. «Ромео и Джульетта» – недешевый спектакль. «Золушка» открыла сезон, но с приглашением Алевтины Мухортиковой, которая здесь уже не работает. В новом сезоне состав спектаклей обновлен на 70 процентов! И наша задача – восстановить хотя бы те спектакли, которые мы сможем восстановить – «Корсар», «Щелкунчик». Работаем над операми, опереттами, вводим и вводим артистов в новые спектакли. И постоянно ведем переговоры по формированию труппы.

– А когда зрители увидят вашу первую постановку на карельской сцене?

– Надеюсь, что в апреле выпустим «Конька-Горбунка». Не люблю давать обещания, но планирую премьеру на весну.

Поиски себя

– Кирилл Симонов, роман которого с петрозаводской публикой развивался не просто, влюбил город в свою хореографию – современные танцы на основе классики. А какие у вас предпочтения в плане стиля?

– Не могу с уверенностью сказать, что у меня уже на 100% выработался свой стиль. Все-таки он еще формируется. Еще пару спектаклей – и будет более ясная картина в плане почерка. Я нахожусь в поиске своего стиля. Мне нравится пробовать разные музыкальные и хореографические стилистики. Кирилл Симонов уже выбрал путь, у него свой особый почерк. Моя хореография не на основе классики, потому что я не имею такой школы, как  у Кирилла Алексеевича. И не считаю это зазорным. Примеры многих балетмейстеров показывают, что отсутствие академического образования – не самое страшное. Не спорю, лучше его иметь, но найти свой путь важнее.

– Вам близки современные танцы?

– Конечно, только кто сейчас является современником? Сегодня в мире есть масса шикарных балетмейстеров. Современные на уровне контемпорари, где в основе драматическое действие и актерская игра. И есть МакГрегор, где главное – техника и минимум актерских подач, декораций. Есть Дж. Ноймайер, работающий на основе классики и ратующий за сюжетный балет. Разброс в стилях огромный. Лет 50 назад было гораздо проще сказать, что современно, а что нет. Сейчас современная хореография – это целый мир.

– Трудно найти себя?

– Да. Но это задача каждого. Нужно пробовать, экспериментировать. Главное – не бояться. Экспериментировать, несмотря на реакцию публики. Хотя репертуарному театру в этом плане сложнее. Ему забывать о зрителе нельзя. А в Европе и в России многие идут по пути company – компании, они могут себе позволить больше ошибаться и экспериментировать, чем репертуарный театр. Но эксперименты должны быть в любом театре. Не глобальные, конечно. Пугать людей все-таки не стоит.

– Вы ставили спектакли в Мариинском театре, Санкт-Петербургском Мюзик-холле, «Санктъ-Петербургъ-опере», Воронежском театре оперы и балета, Екатеринбургском театре музыкальной комедии, Национальном театре оперы и балета Казахстана. Какой работой гордитесь? Есть любимые спектакли?

– Я редко бываю довольна собой. Мне всегда кажется, что можно было сделать лучше. И даже если спектакль был любимым, проходит два года – и вижу, что он меня уже не устраивает. Я меняюсь, и меняется мое отношение ко многим вещам. Я очень самокритичный человек.

– Тем не менее у вас есть две награды: вы лауреат театрального форума «Золотой Витязь» (Москва) и серебряный призер фестиваля «Театральный Олимп» (Сочи).

–  Балеты «Обнаженное танго» и «Шинель» были поставлены в Омске. Они получили, конечно, не «Золотые маски» и не «Арлекин», но все равно приятно, что их отметили.  «Шинель» считаю интересной работой, питерской. Но сейчас я бы хореографически ее переделала.

– Питер, где вы жили с четырех лет, для вас родной город. Вы все время в разъездах. Неужели вам не хочется жить и творить в северной столице?

– Мне очень сложно находиться на одном месте. Мне нужно приезжать, уезжать. Кроме того, мне хорошо там, где мне хорошо работать. Если бы я бездельничала, я бы скучала в таком городе, как Петрозаводск. Мне не хватает питерского архитектурного ансамбля. Но  все свое время я провожу в театре. Да и Петрозаводск – это не Омск. Вечером сел в поезд – и утром уже дома, в Питере, где любимые люди, семья.

– Свою семью, детей иметь не хотите? Или всему свое время?

– Как только я почувствую в себе эту надобность, желание, задамся этим вопросом. Пока же такой вопрос даже не возникает. Мои родители принимают меня такой, какая я есть. Они меня любят, ценят, верят в меня и поддерживают. Родители с уважением относятся к моему выбору. А мой сегодняшний выбор – это Музыкальный театр Карелии.

Беседовала Наталья Соколова,
«МК» в Карелии»

 

Комментарии

  • Хлебалина14.12.2012 | 22:05Ссылка
    Закрыть Музыкальный театр надо. Только бюдженые деньги на не расходуются, а искусства нет ни какого. Под балеринами вот вот сцена провалиться, видно совсем за собой не следят. Разве это балет?
Блоги
  • Елена Пономарева, налогоплательщик

    Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

  • Николай Габалов, журналист, блогер

    Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

  • Максим Тихонов, журналист

    Чем теперь будут заниматься все те высокооплачиваемые государственные и муниципальные служащие, которые всю жизнь занимались истребованием у нас этих справок?

  • 1
  • 2
  • 3