• EUR: 67,2086
  • USD: 63,3028

«Револьвер» не заржавел

30 мая 2013 годаКультура

Самая известная карельская группа накануне 25-летия считает, что хоронить ее рановато

Они стали музыкальной ценностью длЯ Петрозаводска с конца 80-х. Начав первыми из музыкальных коллективов Северо-Западного региона играть в клубах Питера и Москвы, с середины 90-х они узнаваемы и за пределами родного города. Но со времен, когда их крутили на MTV и МуЗ-ТВ, когда они выступали на НТВ и РеН-ТВ и «звездили» в хит-параде «Нашего Радио», кажется, прошла вечность. Вечность для меломанов, увлеченных тем или иным альбомом петрозаводского коллектива, но не для самих музыкантов группы. Самая известная карельская команда, отмечающая в этом году 25-летие, за временем не следит, не часто балуя своих почитателей новыми дисками. Но 30 мая группа «Револьвер» представит-таки заждавшейся публике свежий альбом. После шестилетнего перерыва группа выпустила диск «Волары и кантары», презентация которого состоится в петрозаводском клубе «Бегемот».

«Последние три наших альбома сделаны примерно в одном духе – это поп-рок, – сказал вокалист и автор песен «Револьвера» Максим Кошелев. – Работать на этом поле сложно, здесь все засижено и вытоптано. Умудриться  сделать что-то интересное в данном жанре непросто. Но мы  делаем, и нам нравится то, чем мы занимаемся».

Чем же сегодня реально занимается «Револьвер» и почему публика практически не видит и не слышит музыкантов? Что «монстр карельского рока» думает о своей былой славе? Об этом и многом другом музыканты «Револьвера» откровенно рассказали «МК в Карелии».

Одни в трех лицах

«Есть места, где водятся деньги, – считает гитарист группы «Револьвер» Павел Фролов. –  Хочешь зарабатывать, нужно ехать в Москву, Лондон…  Есть места, где есть время. Время – это такой же ресурс и часть уравнения, как и деньги. В Петрозаводске огромные залежи времени. Мы это поняли, когда решили для себя, что «Револьвер» – это не бизнес-проект. Бизнес-проект – это когда собираются трезвомыслящие люди и делают заказ на спрос. Но эти проекты краткосрочны и к музыке относятся лишь как к средству. Мы же, сколько раз ни пытались отнестись к ней как к средству  – все  l'art pour l'art получается».

«Револьверы» уже давно никуда не спешат,  «варятся» в своей маленькой кухоньке на пять персон и делают, что хотят, позволяя себе выпускать альбом раз в шесть лет. Ничто не стоит на пути их волюнтаризма. Никто их не строжит и не пинает.  Даже домочадцы  смирились с таким жизнетворчеством музыкантов, являющимся, по сути, коммерческим самоубийством.

При этом участники группы не бездельничают.  Ездить с концертами они стали не так часто, их жизнь больше кипит в студии, где они постоянно что-то записывают, и на репетициях.  Музыкантам уже давно тесно в рамках «Револьвера».  Поэтому у ребят появились еще два проекта.

«Мы, как индуистский Брахман, троичны, – говорят музыканты. – «Револьвер» – это созидательный проект. «SuperMotoZoidы», новый альбом которых тоже готов, – это полная деструкция. А третье – это то, что между ними. Не будем называть что, чтобы не оскорблять чувств верующих индуистов».

Два последних проекта у музыкантов «Револьвера» появились не случайно. По их мнению, публика всегда хочет устойчивости и уверенности. Молодежи нужно отождествлять себя с каким-то течением. Готы, металлисты, панки... Людям нужно что-то стабильное, из альбома в альбом. «Револьвер» такого никогда предложить не мог.

«У нас виражи  постоянные, – смеются музыканты. – И на этих виражах из кузова много публики вылетает по инерции. Но зато набирается новый слушатель. Затем, после очередного поворота, часть публики нас снова покидает. Очень часто на концертах какие-то люди из прошлого просят исполнить песни, которые мы давно не играем.  В этом тоже есть свои сложности. Поэтому мы и решили сделать такие отводы – создали еще два проекта, чтобы стилистически ничего не мешать. Нам хочется выдерживать стиль. Хочется писать безумные песни, но при этом сохранять песенную форму. Единица нашего творчества – это песня.  Песня, которая заставляет себя слушать. Привыкшим потреблять музыку в маршрутке по радио это дается не просто».

Смешные штуки

Когда-то и песни «Револьвера» частенько звучали по радио. «Наше Радио» сформировало свой стиль и, по признанию Максима Кошелева, «Револьвер» одно время пытался что-то сделать в этом стиле. Ребята честно хотели  попасть в «Чартову дюжину» и понравиться публике. «Как правило, когда ты хочешь поменять свое творчество и себя, это нехорошо заканчивается», – говорит Максим.

«Да, мы просто заскучали, «Наше Радио» оказалось совсем не нашим», – улыбается гитарист Никита Власов.

Павел Фролов  называет мелькание своей группы в телепередачах «смешными штуками».  Попасть в телевизор, по его мнению, несложно. И дело тут не в деньгах.

«Когда нас показывали на телеканалах, это было не успехом, а результатом случайного пересечения с людьми, которые почему-то решили, что они могут попытаться что-то из нас сделать, – говорит Павел. – Получалось смешно. Они выбирали песню, на которую мы меньше всего обращали внимания, например, – «Тормоза» эти злополучные.

Само слово «тормоза» было придумано уже в студии в момент записи, когда у нас не было припева. И эта песня попала в «Чартову дюжину». Попала, потому что кто-то решил проверить, а может ли непроплаченная группа сделать это. Потом к нам обратились с предложением записать еще одну песню про «тормоза». В ответ мы выпустили альбом про похотливых роботов «Роботы-е!-боботы».  На него обратил внимание Олег Нестеров из группы «Мегаполис». Мы с «роботами» стали попадать в какие-то телепередачи. Мы снова стали «популярны».  Свидетельство нашей «бешеной» популярности – у нас есть несколько пиратских дисков. Кто-то потрудился и выпустил паленые диски!».

Мода на винил

«Револьвер» с самого начала у многих ассоциировался с группой «Rolling Stones».  В начале 90-х, когда на российской сцене царил ряженый, раскрашенный рок, парни из Петрозаводска одевались строго, в стиле британцев 60-х, но пели не по-английски, а по-русски. После многолетних метаний из одной крайности в другую сейчас они вновь напоминают «Rolling Stones» не в смысле копирования, а стиля. На пресс-конференции, посвященной выходу в свет нового диска, музыканты «Револьвера» были в черном: черные пиджаки, черные котелки.  И своего нового барабанщика «Револьвер» так же одел. «У нас появился барабанщик наконец-то со знанием французского языка, – смеялись ребята. – Он еще и все наши песни знает наизусть. К тому же  он – боксер. Так что вопросы гонораров с нами теперь сложнее будет обсуждать».

Сговориться о цене нового альбома с музыкантами гораздо проще. «Волары и кантары» из их рук можно будет купить за 200 рублей. А в июне новый альбом, немного в другом оформлении, выйдет на виниле.

Без пафоса

В сентябре карельская группа отметит свое 25-летие.  В начале нового учебного 1988-89 года студенческий ансамбль, созданный учащимися художественно-графического отделения Петрозаводского педагогического училища №2 (Никитой и Максимом), стал  называться «Револьвером» и начал сочинять свои песни. Ностальгировать по этому поводу музыканты-художники не собираются.

«Мы всегда без пафоса относились к возрасту, – говорят ребята из «Револьвера». – Можно, конечно, что-то придумать к юбилею. На самом деле, не хочется оборачиваться назад. Нам гораздо интересней то, что мы будем делать дальше. Но каждое интервью скатывается в некую ретроспективу. Нам говорят: «Ребята вы когда-то были популярны, а сейчас о вас забыли». Но это не совсем так. У нас около 10 альбомов. И они все первые. Это не процесс развития чего-то. 

Каждый альбом мы делаем по-новому. Каждый наш альбом – полное отрицание предыдущего. Так что у нас около 10 первых альбомов, один из них новый, и никакой истории».

Наталья СОКОЛОВА,

По материалам «МК» в Карелии».


 

Комментарии

    Блоги
    • Николай Габалов, журналист, блогер

      В нашем прекрасном городе П., в котором центр - сплошной заповедник лениных-свердловых-марксов, и вдруг – такое неожиданное название!

    • Елена Пономарева, налогоплательщик

      Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

    • Николай Габалов, журналист, блогер

      Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

    • 1
    • 2
    • 3