• EUR: 67,2086
  • USD: 63,3028

Сергей Стеблюк: «Для культуры сейчас не лучшие времена»

16 декабря 2013 годаКультура

Маститый театральный режиссер Сергей Стеблюк об антиквариате в хрущевке, «жвачке для мозгов» и театре, который выжил 

В середине января петрозаводских театралов ждет знакомство с «Настасьей Филипповной». Известный московский режиссер Сергей Стеблюк, подаривший Петрозаводску «Гранатовый браслет», вернулся в Театр драмы Республики Карелии «Творческая мастерская», чтобы представить публике во всей красе героиню романа Достоевского «Идиот» –  Настасью Филипповну Барашкову. Работа над новым спектаклем, в котором занят практически весь «средневозрастной» состав театра, идет  в «ТМ» с октября.  Журналист «Вестей Карелии» встретился с  режиссером после очередной репетиции и поговорил о театре, сериалах-жвачках, «Золотой маске» и фрилансе в искусстве.

Больше чем зрелище

- Сергей Юрьевич, насколько известно, к работе над своей новой постановкой в «ТМ» вы должны были приступить гораздо раньше, но из-за проблем в театре с ремонтами сроки постоянно переносились. А вас, московского режиссера, не смущает, в каких условиях приходится работать сегодня?  «Творческая мастерская», мягко говоря, не может похвастаться материально-технической базой.

–  Я бы не стал настаивать на словах «московский режиссер». Я скорее все-таки – «провинциальный режиссер». Большинство своих спектаклей (а их около семидесяти) я поставил в провинции. И поэтому в курсе жизни провинциальных театров. Да, «материально-техническая» база театра «Творческая мастерская», мягко говоря, далека от совершенства. Но сотрудничать мне с этим театром нравится по двум причинам. Первая, основная причина, – это симпатичная компания творческих людей. Как-то так получилось, что ими, несмотря на наше меркантильное время, движет желание добиваться высоких творческий результатов. Вторая причина – Александр Лазаревич Побережный-Береговский, руководитель театра. Его бескомпромиссность в вопросах творчества и его планы реконструкции, обновления «ТМ» вызывают у меня уважение и желание приложить свои усилия во благо этого театра.

- Нашим учреждениям культуры сегодня говорят, что они должны зарабатывать.  Мол, экономическая система, в которой существует театр, давно устарела. Вы ставите спектакли по всей России. Может российский театр сегодня зарабатывать или это из области фантастики?

–  Наверное, может. И есть тому примеры. Один модный сейчас режиссер заявлял недавно, когда его позвали ставить во МХТ. «Театр – это супермаркет, где зритель должен получить то, за что ему захочется заплатить.» Но часто посетитель супермаркета здоровую полезную пищу игнорирует и питается суррогатной. Когда театр – это супермаркет, хоть святых выноси. Мне кажется, есть такие области человеческой деятельности, которые противоречат понятию «самоокупаемость». Раньше было такое понятие – «служить». Служили врачами, учителями, актерами… И, конечно, они не были «самоокупаемы». Средства поступали из казны и от жертвователей. В других странах сложная система финансирования культуры, большую роль в ней играет институт спонсорства. Наши капиталисты еще не озадачились этими вопросами. Они только недавно стали размышлять про «духовные скрепы». Будем надеяться, что эта ситуация переменится. А пока основная масса наших граждан знакомится с искусством, неотрывно смотря телевизор.

- Но сегодня есть отличные иностранные сериалы, которые обожают зрители, с нетерпением ожидая нового сезона. Неужели, на ваш взгляд, эти картины не достойны нашего внимания? 

–  Где-то я читал недавно, что за рубежом сейчас «сериальный бум». Именитые режиссеры не чураются ставить телесериалы, актеры-звезды с удовольствием играют в них (к примеру – Гленн Клоуз в «Схватке»). Но в этом случае получается многосериальный фильм –  с оригинальными режиссерскими, операторскими, актерскими работами… А наши сериалы, как будто производились «на подборе»  –  это  когда в театре, чтобы не тратиться, используют костюмы, декорацию, реквизит из отыгранных спектаклей. Зрителю, «подсевшему» на эту незатейливую телепродукцию, будет сложно воспринимать настоящее как в искусстве, так и в жизни. 

На финише

- В «ТМ» директор с актерами «жвачку» не признают.  За это, видимо, и страдают…

– Ну, во-первых, не будем лукавить. Актеры и этого театра бывают заняты в сериалах. Не так много мест, где они могут «подработать» в свободное время. И, к сожалению, большинство театров не могут в полной мере обеспечить своих сотрудников.  Но важно, чтобы театр был тем местом, где актер творчески рос, совершенствовался, и в результате радовал и увлекал зрителей своей игрой. «Служенье муз не терпит суеты; Прекрасное должно быть величаво…», сказал поэт.Кстати, недавно, мне пришлось отказать одному замечательному актеру «ТМ» в поездке на кинопробы. И я сильно по этому поводу переживал. Но график репетиций нельзя было нарушить.

- Значит, настоящий художник должен быть нищим?

- Художник не должен быть нищим, как и любой другой человек. Нищета унижает. Художник должен иметь средства для жизни, для творчества. И помогать существовать театру, который держит высокую творческую планку и любим зрителями, должно быть престижно. Многое зависит от высоких чиновников, от их вкусов и культурных приоритетов. Когда я однажды ставил спектакль на Камчатке, то сам был свидетелем, как мэр Петропавловска-Камчатского приходил в кассу театра и покупал себе и супруге билеты на премьеру. Он не пропускал ни одной премьеры в театре.  А, значит, понимал его, театра, проблемы и старался помочь. Вот такой, почти сказочный случай.

- Вы с чиновниками дела иметь не хотите? Большую часть своей творческой жизни вы – свободный художник. А как чувствовали себя в роли главного режиссера, когда работали в Кемеровском и Омском театрах?

-  Из тридцати пяти лет своей деятельности я только семь лет был в штате театров.  Все остальное время я действительно был фрилансером – на договорах. Наверное, по натуре я все-таки не главный режиссер. Это несколько другая профессия. Нужно занимается планированием, ходить по кабинетам начальства.... Как-то Марк Захаров сказал, что оптимальная форма управлением театром – «творческая диктатура». Вполне с ним согласен, но мне лично трудно быть «диктатором», хоть и творческим.  Но, тем не менее, я хорошо вспоминаю свои опыты «главрежства» и, думаю, для театров, где я «диктаторствовал», это было полезно. Но когда заканчивались контракты, я не расстраивался. Мне всегда было комфортно работать  в статусе свободного художника. Хотя  всегда трудно расставаться с актерами после премьеры.

- А поход за «Золотой маской» со спектаклем «Брат Чичиков» относите к своим достижениям?

- Да. Но вряд ли он мог появиться вне стен Омского театра драмы. Тогда это был фантастический театр. Фотография его здания (постройка начала прошлого века) была почти брендом города. Замечательная, коллекционная труппа, талантливые цеха, очередь спонсоров, помогающих театру… Просто такой провинциальный МХАТ. И, конечно, туда приезжали все ведущие театральные критики, в том числе и члены экспертного совета «Золотой маски». Театров пока в стране еще много.  Уверен, что появляются   замечательные спектакли и в других провинциальных театрах, и актерские блестящие работы случаются , но наверное, они не совпадают со вкусами экспертного совета, или адреса этих театров не значатся в их записных книжках… То есть, я хочу сказать, что далеко не всегда фестивальные образцы являются действительно театральными достижениями. Мне думается, что в репертуаре «ТМ» были постановки, которые можно было показать экспертам театрального фестиваля… Хорошо бы, конечно, чтобы обстановка соответствовала. Сейчас же ситуация напоминает выставку антиквариата в однокомнатной «хрущевке».

- В Корее, где вы преподавали в университете в течение года, антиквариат по хрущевкам не прячут?

- Я вообще не думал, что поеду в Корею. Мне казалось, что это шутка, пока на руках не оказались все документы. Меня пригласили в маленький университет под Сеулом, на факультет исполнительского мастерства. Оказалось, что корейцам интересно наша театральная школа. Им вообще нравится учиться. Это очень открытые и искренние люди. Они в большинстве своем благополучны. Они трудятся и видят плоды своего труда. Страна цветущая, ухоженная. Без «хрущевок».

- А вы уезжать в цветущие страны не собираетесь?

- Я уже на финише. Беспокоиться о лучшей жизни незачем. Но если пригласят куда-нибудь преподавать, ставить спектакли, поеду.  Мир пока открыт для нас и глупо этим не пользоваться.  Но всё равно, самое радостное –  это попасть в компанию единомышленников и сочинять вместе «жизнь человеческого духа»  на сцене театра, постигать подробности характеров Достоевского и Куприна, готовить очередную премьеру для зрителей… Чем и стараемся заниматься в уважаемом мной театре «Творческая мастерская».

Беседовала Наталья Соколова 

 

Комментарии