• EUR: 68,4703
  • USD: 64,1528

Варваринскую часовню сожгли

13 марта 2013 годаХроника дня

Полиция ищет виновного в уничтожении федерального памятника

В Карелии возбуждено уголовное дело по факту поджога деревянной Варваринской часовни XVIII века в деревне Есино Медвежьегорского района. То, что причиной пожара, уничтожившего памятник архитектуры федерального значения, был поджог стало известно после проведения пожарно-технической экспертизы. Как сообщили vesti.karelia.ru в республиканском министерстве культуры, уголовное дело возбуждено межмуниципальным отделом МВД «Межвежьегорский» по статье 167 УК РФ. В случае, если следствию удастся установить виновника поджога, ему грозит наказание принудительными работами на срок до 5 лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Напомним, пожар в деревне Есино произошел в ночь на 25 ноября прошлого года.  Ближайшая пожарная часть находится в 40 километрах от памятника, поэтому, когда первые пожарные расчеты прибыли на место происшествия, спасать от огня было уже почти нечего. «Это огромная потеря для Карелии. Часовня Варвары – уникальный культурный объект!», - так прокомментировал тогда пожар в деревне Есино известный исследователь деревянного зодчества, академик Российской академии архитектуры и строительных наук Вячеслав Орфинский.

Как отмечают специалисты, часовня Варвары представляла собой историко-архитектурную ценность как широко распространенный в Заонежье тип культовой постройки, сохранившей почти без изменений свой первоначальный облик, с редким для Карелии типом внутренней двери, которая имела ажурное дверное полотно со сложным рисунком. Часовня располагалась в сосновой кладбищенской роще и была окружена каменной оградой. Одна из икон Варваринской часовни – Николы оплечного XVI века – находится в Государственном Русском музее Санкт-Петербурга.  

 

Комментарии

  • Знаток истории13.03.2013 | 11:54Ссылка
    Ещё не одна историческая ценность может полыхнуть, любая пожарная часть очень далеко от от дальних деревень. Даже если и есть эта часть, то сьезды к воде в деревнях давно уже сгнили. А что может нищий сельский совет, только посочувствовать?