• EUR: 68,4703
  • USD: 64,1528

Что скажет купечество?

Олег Реут, публицист
27 февраля 2014 года

На состоявшемся 26-го февраля практическом семинаре «Перспективы развития городов с градообразующими целлюлозно-бумажными предприятиями», проводимом Институтом экономики Карельского научного центра РАН, отдельным пунктом программы значились «Мнения представителей собственников и руководства целлюлозно-бумажных предприятий Карелии». Присутствовал лишь представитель ОАО «Кондопога», генеральный директор Дмитрий Туркевич.

Его краткое мнение свелось к обозначению тезиса о необходимости снабдить возглавляемое ОАО четырьмя миллионами кубометров леса. «Операционные деньги есть … покупать можем, но нужна своя сырьевая база.» Далее следовали нехитрые ценовые обоснования: «В Коми на делянке лес стоит 500 рублей, а у нас почему-то 850». Когда в воздухе повис логичный вопрос «Так почему не покупаете по 500 там или по 850 здесь?», гендиректор нелогично парировал: «Нужно четыре миллиона кубометров, без своей лесозаготовки будущего не будет». А когда у аудитории проявлялось неприятие стремления во всём рассчитывать на помощь других, называемого по-русски «иждивенчеством», гендиректор пускался в рассуждения, что в других российских регионах лесозаготовка – «это вообще не бизнес», а вот в Карелии – почему-то бизнес и, следовательно, беды идут именно от этого.

Вне сомнений, присутствующие на семинаре были информированы о том, что заключённым ранее в феврале соглашением предполагается рассмотрение республиканским министерством по природопользованию и экологии «вопроса об организации и проведении аукциона на право аренды лесных участков объемом 4 миллиона кубометров с целью создания устойчивой сырьевой базы ОАО «Кондопога»». Но разве мы забыли тот период, когда у комбината была «устойчивая» многомиллионная база для лесозаготовок? Разве мы забыли время, когда споры, вытекающие из ненадлежащего исполнения «Кондопогой» обязательств по контрактам, заканчивались медийным «напоминанием» о социальной ответственности кондопожского монопредприятия?

Давайте попробуем честно заявить, что особенность постсоветской действительности такова, что множество городов в сегодняшней России имеют те или иные черты моногорода. Это означает определенный хозяйственно-экономический уклад, социальную и культурную специфику жизни таких городов. Да, нельзя игнорировать тот факт, что в подобных городах проживает значительная часть населения России. В отличие от жителей златоглавой и белокаменной мы-то отдаём себе отчём в том, что жизнь в Кондопоге выглядит по-особенному, а её жители сталкиваются со специфическими проблемами. Но что такое Кондопога именно как моногород и чем она, кроме наличия системообразующего предприятия, отличается от любого другого провинциального населённого пункта? Почему гендиректор продолжает политику откровенного спекулирования на своём социально ориентированном статусе, даже не прислушиваясь к мнению тех, кто считает, что безвозвратное снижение спроса на газетную бумагу в условиях старения основных фондов изменило конъюнктуру рынков? Почему в ситуации отсутствия гарантированного сбыта продукции ОАО «Кондопога» республиканские власти предпочитают «эффективно» переделить лесной рынок, а не перечитать на заседании правительства главу XIV «Союз меча и орала» великих «Двенадцати стульев»?

— Лучшие времена скоро наступят, — сказал Остап. — Впрочем, к беспризорным детям, которых я в настоящий момент представляю, это не относится. Восемь рублей дали Никеша с Владей.

— Мало, молодые люди. Молодые люди зарделись. Полесов сбегал домой и принес пятьдесят. — Браво, гусар! — сказал Остап. — Для гусара-одиночки с мотором этого на первый раз достаточно. Что скажет купечество?

Дядьев и Кислярский долго торговались и жаловались на уравнительный. Остап был неумолим:

— В присутствии самого Ипполита Матвеевича считаю эти разговоры излишними.Ипполит Матвеевич наклонил голову. Купцы пожертвовали в пользу деток по двести рублей.

— Всего, — возгласил Остап,— четыреста восемьдесят восемь рублей. Эх! Двенадцати рублей не хватает для ровного счета.

Елена Станиславовна, долго крепившаяся, ушла в спальню и вынесла в ридикюле искомые двенадцать рублей.

Остальная часть заседания была смята и носила менее торжественный характер. Остап начал резвиться. Елена Станиславовна совсем размякла. Гости постепенно расходились, почтительно прощаясь с организаторами.

 

Комментарии

  • Евгений Краснов28.02.2014 | 08:44Ссылка
    Два десятилетия в той же Кондопоге в модернизацию технологического оборудования не вкладывались, чего теперь жаловаться, что с рынка выперли? Лукашенко в эти годы новые буммашины строил - для него рынок есть! А у нас "эффективный менеджмент" производству только на аварийные нужды выделяет по минимуму, выгребая все остальное. При таком раскладе никакой бизнес не выживет - надо тратиться и на науку, и на модернизацию оборудования, и только тогда "лучшие времена наступят". В нынешнем представлении, получается, "социально ответственный бизнес" - это бизнес, за который общество отвечает?! При чем тут вообще "моногорода", - города всегда при производстве возникали, а не наоборот
  • Юрий27.02.2014 | 18:01Ссылка
    Хочу напомнить, что стратегический инвестор Кондопоги - банк "Санкт-Петербург" - имеет прямые интересы в сфере ЖКХ, энергетики и городского хозяйства, а промышленными активами он никогда не занимался. Думаю, из этого все становится понятным, какие активы для них на самом деле являются "профильными", а какие "непрофильными".
  • Илья Борисович27.02.2014 | 17:18Ссылка
    На семинаре очень правильно выступил М. Юринов, когда сказал, что комбинату «надо идти от рынка». Если рынку комбинат в нынешнем виде не нужен, но очевидно, что он надобен только нынешним (или завтрашним) собственникам. И они активно стараются паразитировать на своей «социальной функции». Добродушный толстячок пивным брюшком, упрятанным в непозволительный для появления на публике джемпер слабо выраженных вязки-кроя, стиля и даже цвета сразу осёкся, когда речь зашла о передаче всей социалки и ЖКХ как непрофильных активов, так как осознаёт, что, если у него не будет этого добра, то рассказы «за моей спиной – весь город» слушать никто не намерен.
  • Юрий27.02.2014 | 16:57Ссылка
    К сожалению, понятие "социально ответственный бизнес" последним вспоминается у нас только тогда, когда надо получить какие-то преференции или поддержку от государства. Когда же речь заходит о том, чтобы эту самую социальную ответственность начинать показывать на практике, начинаются разговоры о давление власти на бизнес. Вот такая российская действительность. Например, институциональных условий для внедрения и исполнения того же стандарта ИСО 26000 "Социальная ответственность бизнеса" так и не созданы... И еще недавний пример. Недавно встретил знакомого бизнесмена, с которым был взаимный интерес, и услышал слова: "Когда же вы к нам придете? Я ведь не пойду первым, я же бизнес!"...
Блоги
  • Елена Пономарева, налогоплательщик

    Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

  • Николай Габалов, журналист, блогер

    Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

  • Максим Тихонов, журналист

    Чем теперь будут заниматься все те высокооплачиваемые государственные и муниципальные служащие, которые всю жизнь занимались истребованием у нас этих справок?

  • 1
  • 2
  • 3