• EUR: 68,4703
  • USD: 64,1528

За качество отвечают?

18 марта 2009 годаПолитклуб

Бизнес Белуги может поссорить Катанандова и Лукашенко?

Весной прошлого года в белорусском городе Шклов состоялся торжественный пуск завода по производству газетной бумаги. Мероприятие это было широко разрекламировано не только в Белоруссии, но и у нас: ведь строил суперзавод не кто-нибудь, а родной, карельский «Петрозаводскмаш».
Прошел год, пафосные речи произнесены, ленточки давно перерезаны. Но вопрос – есть ли повод гордиться шкловским проектом – до сих пор висит в воздухе. Скажем больше – не ждать ли теперь международного скандала?

Гордость взяла
Вероятно, стоя на церемонии открытия рядом с «батькой» Лукашенко, карельский губернатор Катанандов испытывал приступ небывалой гордости за хозяина «Петрозаводскмаша» Леонида Белугу. Таких заказов у карельских машиностроителей не было даже в лучшие, советские, времена. Еще никогда они не строили бумажный завод с нуля, от и до. А тут – построили, да еще и за границей. Международный уровень! Общий объем инвестиций – более 400 миллиардов рублей!
Во время церемонии президенту Белоруссии Александру Лукашенко подарили экземпляр шкловской районной газеты «Ударный фронт», отпечатанной на бумаге производства нового завода. Выступая, Лукашенко заявил, что Белоруссия отказывается от импорта газетной бумаги. «С сегодняшнего дня бумага в стране должна быть своя», – подытожил белорусский президент. Однако вскоре один из сотрудников «Ударного фронта» в интервью прессе признается, что «газета, как и многие другие, и не начинала печататься на бумаге местного завода»…
То, что количество истраченных дензнаков не всегда означает качество, – известный постулат. Как и то, что ленточки иногда режут для того, чтобы пыль в глаза пустить. На что рассчитывали белорусские заказчики, обращаясь за помощью в далекую Карелию, где никогда не имели дела с подобными проектами, сказать сложно. Еще сложнее понять, на что надеялся «Петрозаводскмаш», когда брался за такую работу. Старая материальная база, нехватка квалифицированных  кадров, оставляющее желать лучшего качество производства – таково состояние дел на предприятии, которое уже давно язык не поворачивается назвать «ведущим» в отрасли.
Постройка бумагоделательного завода «под ключ» подразумевает колоссальное мастерство – инженерное, технологическое, строительное. Как мог обеспечить его «Петрозаводскмаш», где научная работа на сегодняшний день сведена к нулю, последний станок был куплен, наверное, еще в советские времена, а заправляет всем сосед губернатора, вышедший из розничной торговли? Или главное было – взять денежный проект под крыло, а там – уж как-нибудь?
В официальной прессе, на сайте карельского правительства – нигде не найти информации о том, что со шкловским проектом что-то не так. Пафос и бравада – примерно так можно охарактеризовать общий тон выступлений и публикаций на эту тему. Да, по ходу реализации проекта появляются сведения о том, что финал проекта, изначально запланированный на декабрь 2007 года, переносится сперва на начало 2008-го, потом – на апрель, затем – на май. Это объясняется «уникальностью» технологического процесса, сложностью «пусконаладочных работ». Но какое истинное содержание кроется за оптимистичными формулировками?

Где тонко, там и рвется

«Мы с Черновым договорились, что я в Белоруссии, он в Карелии занимаемся конкретными делами по реализации данного проекта в срок, – заявлял премьер-министр Белоруссии Сергей Сидорский летом 2007 года во время визита в Шклов своего карельского коллеги Павла Чернова. «Я уверен, что программа по введению данного завода к декабрю текущего года будет выполнена», – кивал в ответ Павел Чернов
20 декабря 2007 года. У завода газетной бумаги на окраине Шклова оживленно. «Журналисты и чиновники с нетерпением поглядывали на часы: вот-вот прозвучит команда «пуск!», все в цехе придет в движение и на свет появится своя газетная бумага… Однако цех молчал – пуск отложили. На предприятии отказались комментировать причины...» – описывает события того дня один из белорусских журналистов. «Не все так просто, как хотелось бы. Устраняются недоделки. Возможно, через день-другой машина выпустит опытную партию», – комментируют произошедшее в Шкловском райисполкоме.
Хотя премьер Белоруссии Сидорский обещал, что с 1 января 2008 года все белорусские газеты будут печататься не на импортной, а на своей бумаге, опытная партия не появилась ни через день, ни через два, ни через неделю. Только в феврале СМИ сообщают, что на заводе наконец-таки выпущен первый рулон бумаги. Сайт карельского правительства гордо вывешивает фотографии первой продукции, на фоне которой позируют ответственные лица. Какого качества бумага – на картинке не разобрать. Между тем качество – отвратительное. Для печати газет бумага не годится точно, с виду очень смахивает на оберточную. Кое-где в прессе промелькнул деликатный комментарий на эту тему: мол, «композиционный состав» бумаги пока еще далек от совершенства…
Далек он был от совершенства и в мае 2008 года, когда завод официально пущен под аплодисменты в присутствии Александра Лукашенко и Сергея Катанандова. Знал ли белорусский лидер, что газета, которую ему символично презентовали на церемонии, в действительности отпечатана совсем на другой, импортной, бумаге? Скорее всего, нет. Не для того союзная республика вложила сотни миллиардов в бумажный «нацпроект», чтобы теперь с радостью обманываться и закрывать на что-то глаза. Вероятно, выступая на открытии завода, Лукашенко реально заблуждался. Или сознательно был введен в заблуждение. Кем? Кто гарантировал ему, что завод заработал и с сегодняшнего дня в Белоруссии появилась «своя» качественная газетная бумага?
В конце 2008 года в белорусской прессе появляются малозаметные сообщения о том, что даже спустя полгода после открытия завода типографии не торопятся покупать бумагу местного производства, предпочитая ей бумагу импортную, того же Кондопожского ЦБК. Главная претензия к шкловской бумаге – «недостаточно качественная и часто рвется», что усложняет процесс печати. В Могилевской областной типографии, к примеру, жаловались, что у бумаги «плотность не одинаковая, с одной стороны рулона натяжка одна, с другой – другая. Начинает морщить, «вести» бумагу».
«Почему же завод, который стоил государству 439,8 миллиарда рублей, не может произвести качественную бумагу?» – под занавес 2008 года начали задаваться вопросом отдельные белорусские СМИ.

«Суперсовременный» неликвид
«В ходе наладки приходилось не раз вносить изменения в технологический процесс, принятый два года назад проект изменен практически на 30 процентов, – заявлял еще в апреле 2008 года премьер-министр Белоруссии Сергей Сидорский. – В результате мы получили суперсовременное производство, аналогов которому нет в СНГ».
Не знаем, как насчет аналогов, но изменения в проекте продолжаются и спустя почти год. В январе нынешнего года шкловский завод был остановлен. По официальной версии – «в связи с необходимостью проведения ряда плановых строительных работ и реконструкции отдельных механизмов». Качество бумаги, выпускаемой на «суперсовременном» производстве, таково, что малой кровью уже не обойтись – приходится менять конструкцию важнейших составных частей технологического оборудования.
Но способны ли подобные «реанимационные» мероприятия улучшить ситуацию?  Ведь то, что продано Белоруссии под видом «суперсовременного» производства, как удалось нам выяснить, на самом деле – «неликвид», пылившийся на складах «Петрозаводскмаша» около 20 лет! Оказывается, «сердце» шкловского завода – бумагоделательная машина – была сделана еще в 80-х годах то ли для Анголы, то ли для какого-то еще южноафриканского государства – толком никто уже не помнит. По каким-то причинам поставка сорвалась, и вот теперь машина из советского прошлого была продана братьям-белорусам.
По нашим сведениям, белорусская сторона до сих пор окончательно не приняла завод в Шклове. Уже который месяц специалисты «Петрозаводскмаша» безвылазно сидят в Белоруссии, устраняя и исправляя различные огрехи. Официальных претензий пока нет, но, как известно, любому терпению приходит конец.
Шклов – это родина Лукашенко. Значение, которое белорусская сторона придает заводу, преуменьшать нельзя. Здесь для Лукашенко воедино сошлись социальные интересы, экономика и политика, причем не только внутренняя, но и внешняя. Шклов – это не просто коммерческий проект, дающий кому-то возможность заработать. Для Лукашенко, как ни пафосно звучит, – это настоящий нацпроект. И карельская власть, «патронируя» сделку на межгосударственном уровне, взяла на себя высокие обязательства. Просто виновато разводить руками здесь не получится.

Антон КРЫЛОВ.
 

Комментарии

    Блоги
    • Елена Пономарева, налогоплательщик

      Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

    • Николай Габалов, журналист, блогер

      Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

    • Максим Тихонов, журналист

      Чем теперь будут заниматься все те высокооплачиваемые государственные и муниципальные служащие, которые всю жизнь занимались истребованием у нас этих справок?

    • 1
    • 2
    • 3