• EUR: 68,4703
  • USD: 64,1528

Декларация нереализованных возможностей

04 августа 2015 годаПолитклуб

Четверть века назад Карелия объявила о своем государственном суверенитете

В июне нынешнего года Карелия отметила 95 лет со дня издания Всероссийским Центральным Исполнительным Комитетом Декрета об образовании Карельской Трудовой Коммуны в "заселенных карелами местностях Олонецкой и Архангельской губерний". Теперь эта дата считается в Карелии государственным праздником – Днем республики, хотя по логике развития современной российской государственности Днем республики в Карелии уместнее было бы объявить 9 августа, когда Верховный Совет Карельской АССР принял Декларацию о ее государственном суверенитете. Произошло это в 1990 году, после того, как о своем государственном суверенитете объявила Россия, входившая тогда в Советский Союз, и сегодня дата принятия Верховным Советом РСФСР Декларации о государственном суверенитете – 12 июня - является в стране главным "красным днем" государственного календаря - Днем России.

В этом году Карелия могла бы отпраздновать 25-летие принятия своей Декларации о государственном суверенитете, однако об этом историческом документе сейчас предпочитают не вспоминать даже те, кто голосовал за него в августе 1990-го. Любое упоминание о "суверенитете" бывших автономных республик СССР воспринимается в современной России чуть ли не как проявление сепаратизма, хотя, если вспомнить Декларацию о государственном суверенитете Карелии, то в ней особо подчеркивалось, что Верховный Совет республики выступает за целостность Российской Федерации. Интересно, что сам проект этого документа был опубликован в газете "Ленинская правда", которая тогда являлась печатным органом Карельского обкома КПСС и фактически главным официальным изданием автономной республики. Можно ли представить что-то подобное в Карелии сегодня, когда даже неосторожная фраза депутата из бывшего финского городка Суоярви о возможности отделения республики, если она не нужна России, становится поводом для возбуждения уголовного дела за "призывы к нарушению территориальной целостности Российской Федерации"?



Между тем, Карелия включилась в "парад суверенитетов" бывших советских автономий самой первой. Республиканский парламент провозгласил намерение строить правовое, демократическое, суверенное государство в составе РСФСР и СССР спустя всего три дня после знаменитого призыва председателя Верховного Совета РСФСР Бориса Ельцина "брать суверенитета столько, сколько сможете проглотить". Карельские депутаты поверили российскому руководителю: земля, недра, воды, прибрежный шельф, растительный и животный мир, а также памятники истории и культуры были объявлены собственностью народа Карельской АССР и основой ее экономического суверенитета. В Декларации о государственном суверенитете КАССР также отмечалось, что в случае, если законы РСФСР или СССР станут ущемлять права и интересы народов Карелии, их действие на территории республики будет приостановлено.

Бывший председатель Президиума Верховного Совета Карельской АССР и первый руководитель провозглашенной в 1991 году Республики Карелия Виктор Степанов вспоминал позднее, что в те времена никто не ставил вопрос о том, чтобы республика получила государственную независимость. Власти Карелии хотели лишь больше прав в управлении своей территорией, ведь почти все тогда приходилось решать в Москве. Примечательно, что одним из первых шагов "суверенной" республики стало принятие закона о бесплатном выделении леса на корню жителям Карелии, нуждающимся в улучшении жилищных условий. В итоге только за период 1994-1998 гг. в республике было построено индивидуального жилья больше, чем за все предыдущие 30 лет.



Нельзя не отметить и расширение экономической самостоятельности Карелии. Имеющему самую протяженную границу с Европейским союзом российскому региону было фактически дано право вести внешнеэкономическую деятельность, и в 1994 году совет министров Карелии подписал с министерством иностранных дел Финляндии протокол о торгово-экономическом, культурном сотрудничестве и технической помощи. В республике, как на дрожжах, стали расти совместные предприятия, а карельская промышленность развернулась в сторону экспорта. Уже к середине 90-х годов более половины продукции Карелии шло за рубеж, и в общем объеме внешней торговли республики доля Финляндии составляла почти четверть. Правда, в основном, Карелия поставляла финнам лесное сырье, и зачастую приграничную республику называли сырьевым придатком соседней страны, где вдоль восточной границы были построены мощные комбинаты по переработке российской древесины. Но региональная экономика еще мало что могла предложить на рынке, а введение в России валютного коридора и вовсе оставило многие карельские предприятия без денег, которые бы позволили им модернизировать свое производство.

Сегодня можно только строить предположения, удалось ли "суверенной" Карелии выйти из экономического пике 90-х, но жесткая централизация власти в стране, по сути, лишила приграничный регион права самому распоряжаться своими ресурсами, которые некогда были объявлены собственностью жителей республики и основой ее экономического суверенитета, и даже любительский лов рыбы в карельских озерах и реках сегодня регламентируют федеральные ведомства, зачастую игнорируя мнение местного населения. За четверть века, минувшую после принятия Декларации о государственном суверенитете Карелии, республика так и осталась дотационной территорией, не способной ни достаточно зарабатывать, чтобы не зависеть от финансовой помощи из Москвы, ни жить по средствам, чтобы не залезать в долги. Но если оценивать этот период карельской истории, можно сказать, что у республики, действительно, был шанс, которым она так и не смогла воспользоваться…

Валерий Поташов

 

Комментарии