• EUR: 67,2086
  • USD: 63,3028

Пора им к психиатру

09 декабря 2015 годаПолитклуб

Питерские следователи идут на все, чтобы и дальше держать Алиханова в тюрьме.


На прошлой неделе, обращаясь с традиционным ежегодным посланием к Федеральному Собранию, Президент России Владимир Путин часть своей речи посвятил необходимости либерализации законодательства в отношении бизнеса и пересмотра практики работы правоохранительных органов и судов по экономическим делам. В частности, он сказал о том, что при расследовании экономических преступлений арест должен применяться только как крайняя мера.

"Полагаю, что в ходе следствия по экономическим составам помещение под стражу нужно использовать как крайнюю меру, при этом чаще применять залог, подписку о невыезде, домашний арест", - сказал Владимир Путин.

В нашей республике эти слова Президента, конечно же, сразу связали с депутатом ЗС РК Девлетом Алихановым – скоро год, как самый известный "политический узник" Карелии находится за решеткой по обвинению в экономическом преступлении. Несмотря на то, что предъявляемые Алиханову обвинения абсурдны по своей сути и противоречат федеральному законодательству, а сам он не представляет никакой угрозы для общества и не собирается скрываться, питерские следователи держат его в тюрьме без приговора суда, и, похоже, уже идут на все, чтобы и дальше не выпускать из-под стражи. Может показаться, что следователю Игорю Гусеву глубоко наплевать на то, что говорит Президент. Последний его шаг – стремление оставить Алиханова под стражей свыше предельного срока, установленного законом, то есть более одного года, - лишнее тому подтверждение.


"Только безумный человек может такое предложить"

В конце ноября питерские следователи обратились в Петрозаводский городской суд с ходатайством об ограничении стороны, признанной потерпевшей по уголовному делу в отношении Девлета Алиханова, в сроках ознакомления с материалами дела. По мнению руководителя следственной группы Игоря Гусева, представитель администрации Петрозаводского городского округа должен ускорить чтение документов. В своем ходатайстве следствие потребовало ограничить сроки ознакомления с уголовным делом 16 рабочими днями, то есть до 21 декабря 2015 года.

По мнению адвоката Михаила Шогина, такое ходатайство было подано в суд с единственной целью - оставить Алиханова под стражей более одного года.

"Если формально до 02 января 2016 года предоставить дело для ознакомления Алиханову, можно его держать под стражей сколь угодно долго, - пояснил Шогин. - Такое ходатайство лишний раз показывает, что в уголовном деле никаких доказательств вины Алиханова нет. Цель следователя - держать его в заключении без приговора, ведь все говорит о  полной невиновности депутата. В уголовном деле отсутствует событие преступления".

Следствие потребовало, чтобы в срок до 21 декабря в течение 16 рабочих дней представитель администрации карельской столицы ознакомился с 63 томами уголовного дела (из 97 томов на сегодняшний день прочитана треть), плюс, просмотреть 14 папок вещественных доказательств, прослушать 21 аудио-диск, видео и другие материалы. При этом скорость чтения должна составить 880 (!) листов в день (или 4 тома ежесуточно), что даже физически невозможно.

Когда на суде Алиханову озвучили суть ходатайства, он попросил судью Эдуарда Новоселова назначить следователю Гусеву психиатрическую экспертизу.

"Только безумный человек может такое предложить, - сказал Алиханов. – Здоровому человеку даже в голову подобная мысль не придет, ведь ознакомиться с уголовным делом в названные сроки – нереально".

Судья Новоселов просьбу депутата услышал, но назначать психиатрическую экспертизу следователю отказался. Между тем, очевидно, что депутат прав. С ним согласилась и представитель администрации Петрозаводска, начальник отдела судебно-претензионной работы Юлия Ульянова, которой, собственно, и предложили за 16 дней прочитать 63 тома уголовного дела.

"Меньше, чем за два месяца с этой работой не справиться, - заявила Ульянова на суде. – Дело – сложнейшее, и для нас оно очень важно, так как администрация города себя потерпевшей стороной не признает, считает, что никакого ущерба городскому бюджету нанесено не было. Поэтому нельзя относиться к этому вот так, и требовать невозможное. Прочитывать по 880 листов в день, причем вдумываясь в прочитанное, вы считаете, это реально?!"

Представитель мэрии попросила для ознакомления с уголовным делом дать ей срок до конца февраля. Однако судья Новоселов в итоге встал на сторону следствия и удовлетворил ходатайство. Что это означает? Ограничение сроков ознакомления потерпевшей стороны с материалами уголовного дела дает следствию формальный повод все документы вручить Алиханову до 02 января, и далее выходить с ходатайством о продлении ему срока содержания под стражей свыше одного года. Если это произойдет, все мы станем свидетелями исключительного случая, когда человека будут держать в СИЗО больше года без приговора суда и признания виновным в совершении преступления, не относящегося к особо тяжким. А это как раз то, о чем говорил в своем послании Президент, как о недопустимом.

 Просто домой захотелось?

Заметим, что в ходе этого процесса произошел, на наш взгляд, вопиющий случай. Судья Новоселов, оглашая свое решение, даже не удосужился подождать, когда конвой приведет в зал судебного заседания Алиханова. Он зачитал решение в отсутствие депутата, как будто очень спешил домой (был уже вечер, человеку, видимо, хотелось скорее покончить с работой и пойти отдыхать). В результате неясно, как и когда Алиханов узнал, чем закончилось рассмотрение. Когда его привели – зал заседаний уже был пуст.

Адвокат Алиханова сказал, что решение Петрозаводского городского суда, безусловно,  будет обжаловано в суде высшей инстанции. Кроме этого, будет написана жалоба о ненадлежащем поведении судьи и  нарушении им законодательства.

"Это уголовное дело – полная фальсификация"

К этому остается добавить, что следствие по делу Алиханова завершилось, 29 сентября ему было предъявлено окончательное обвинение. По этой причине нет никакого смысла держать его под стражей – документы собраны, показания свидетелей зафиксированы, ничего нового в материалах уже не появится. Алиханов заявлял, что в его деле нет события преступления, все доказательства собранные следствием, - сомнительны. Кроме того, раз уже даны все показания, он никак не сможет повлиять на свидетелей.

Напомним, что депутат Законодательного собрания Карелии Девлет Алиханов находится в СИЗО за сделку по приватизации помещений Сбербанка, в которой он даже не участвовал;  сделку, заключенную в 2007 году по всем требованиям федерального законодательства, что подтвердили независимые оценщики, эксперты и даже суды.

Уникальность уголовного дела Алиханова в том, что в нем отсутствует не просто состав, но и собственно событие преступления. Его нет, как в эпизоде, касающемся приватизации муниципальных объектов, так и в эпизодах, связанных с якобы незаконным пересечением границы.

В 2007 году мэр Петрозаводска, им тогда являлся Виктор Масляков, инициировал сделку по продаже муниципального имущества – помещений, где располагались отделения Сбербанка.  Был проведен открытый аукцион, участвовать в котором, прочитав официальное объявление, мог каждый желающий. Объявление было опубликовано в городском "Официальном вестнике". Объекты продавались в соответствии с федеральным законодательством.  Именно эта сделка и стала поводом для возбуждения уголовного дела в отношении Алиханова. Почему именно Алиханова? Почему не Маслякова, который, собственно, и проводил сделку? Почему не Палкиной (руководитель отделения Сбербанка России в Карелии прим. ред.), которая была заинтересованной стороной?

Питерские следователи считают, что Алиханов каким-то образом повлиял на то, что при проведении открытого аукциона 13 объектов муниципальной собственности, находящиеся в долгосрочной аренде, были выставлены на торги по начальной цене, определенной с учетом обременения (в виде аренды). По мнению следователя Гусева, это противоречит ст. 31 178-го федерального закона. Абсурдность предъявляемого обвинения заключается в том, что все имущество, собственниками которого являются муниципалитеты или государство, реализуется только после проведения его оценки независимым оценщиком. И начальной ценой на любом аукционе является та, которую определяет этот оценщик. По всей стране (эта практика уже сложилась), при оценке обязательно учитывается обременение в виде долгосрочной аренды. То есть Алиханову в качестве обвинения предъявляют то, что на самом деле законно и применяется по всей России от Калининграда до Камчатки. И в Карелии, в том числе.

В Петрозаводске  с 2007 по 2014 годы были приватизированы 177 объектов недвижимости, находящихся в долгосрочной аренде. Все эти помещения продавались одинаково: начальную цену устанавливали, учитывая долгосрочную аренду в качестве обременения. В эти 177 объектов входят и помещения, которые арендовал Сбербанк.  Ни к одной из этих почти 200 сделок у правоохранительных органов претензий нет (хотя все они многократно проверялись), есть только к 13 объектам сберкасс. Только в этой сделке усмотрели "мошенничество". Что любопытно, ровно по такой же схеме приватизации работает и правительство Карелии, которое в уголовном деле Алиханова согласилось признать себя потерпевшей стороной.

Когда обвинители Алиханова утверждают, что долгосрочную аренду нельзя считать обременением, ссылаясь при этом на 31 ст. 178 ФЗ – это, мягко говоря, лукавство, а по сути, фальсификация данных, указание на не соответствующие действительности факты. В реальности в 31 статье федерального закона № 178 говорится о том, что при отчуждении государственного или муниципального имущества в порядке приватизации соответствующее имущество может быть обременено ограничениями, предусмотренными настоящим федеральным законом или иными федеральными законами и публичным сервитутом. Сведения об установлении обременения указываются в информационном сообщении о приватизации имущества. И именно так было в истории с помещениями, арендованными Сбербанком. После публикации информационного сообщения в "Официальном вестнике" все объекты были проданы на открытом аукционе, участвовать в котором могло любое физическое лицо или организация.

"Это уголовно дело – полная фальсификация, - заявил Алиханов. - Почти четыре года идет следствие, всю мою деятельность в Карелии вдоль и поперек исследовали, и ничего не нашли. Даже по предъявленному обвинению это видно. Если бы мошенничество действительно было, тогда никто не стал бы возбуждать дело по ст.322.1 УК РФ (незаконное пересечение границы – прим. "Столица на Онего"). Эти эпизоды появились исключительно для моей дискредитации, и чтобы появился повод вмешаться питерцам, потому что речь шла о событиях федерального уровня. Поскольку наши правоохранители отказывались участвовать в этом шоу, на помощь им пришла бригада господина Гусева из Санкт-Петербурга".

Они никогда не смогут его сломать

Алиханов еще до ареста и позже, уже находясь за решеткой, называл свое уголовное преследование политически мотивированным и на всех судах по продлению содержания под стражей категорически отрицал вину. По мнению Алиханова, уже само уголовное дело и то, как оно ведется – дискредитирует и правоохранительную систему, и суд и государство в целом.

"Такое следствие дискредитирует карельский суд. Фактически следователь совершает преступление. Это дискредитация нашего государства, если любого гражданина можно так арестовывать!"

По его словам, версия следователя Гусева, что мэр может в одностороннем порядке занижать стоимость приватизируемых муниципальных помещений является коррупционной.

Однако следователи, а вслед за ними и суд, как будто не замечают этого, а скорее всего, намеренно игнорируют статьи федерального законодательства, продолжая держать невиновного человека за решеткой. Согласитесь – то, что инкриминируется Девлету Алиханову, в какой форме это делается, по каким основаниям - не выдерживает никакой критики. Ни с юридической стороны, ни, тем более, с человеческой.  Если судить по делу Алиханова, выходит, что любого предпринимателя можно привлечь к уголовной ответственности абсолютно за любое действие.

В то время, когда российский Президент говорит о необходимости пересмотра практики, когда человека по экономическому делу держат под стражей до приговора суда, в Карелии, кажется, делают все наоборот -  причем делают демонстративно и цинично.

Радует только то, что Алиханова не так-то легко сломать. Просидев почти год в тюрьме, причем большую часть этого срока – в одиночной камере, депутат - не сдался. Он продолжает бороться. Все, кто его знают, уверены - сломать этого человека не удастся. За его судьбой следят тысячи петрозаводчан. Ему верят, его поддерживают. И это вселяет надежду, что когда-нибудь справедливость восторжествует. 

Наталья Захарчук

 

 

 

 

 


 

Комментарии