12:00, 16 Мая 2017
Семь чудес дела Алиханова

Чем дольше идет суд над Девлетом Алихановым, тем больше открывается в его деле всяких парадоксов и нестыковок, не поддающихся логике и здравому смыслу.

Чем дольше идет суд над Девлетом Алихановым, тем больше открывается в его деле всяких парадоксов и нестыковок, не поддающихся логике и здравому смыслу.

В их числе неоправданное и длительное (более двух лет) содержание под стражей человека, чья вина не доказана. Внезапная потеря памяти, поразившая свидетелей-чиновников, которые порой на самые простые вопросы отвечают "не помню", зато припоминают то, о чем не помнили пять лет назад. Удивительные метаморфозы, которые произошли с аудиозаписью, полученной в ходе оперативно-розыскных мероприятий. Есть сомнения в том, что она датируется именно той датой, как утверждает следствие, объясняющее данный факт неким сбоем в компьютерной программе ФСБ. Таких чудес много, но сегодня мы предложим читателям только семь. Доказательных, о многом говорящих, бьющих наповал.

Чудо первое – Обременительное

Долгосрочная аренда не является обременением. Именно это пытается доказать обвинение в деле Алиханова. И невдомек государевым людям в прокурорских погонах, что в том же городском суде, только не на третьем этаже, где судят Алиханова, а на первом, их коллеги доказывают обратное - долгосрочная аренда является обременением. Такую позицию занимает обвинение в нашумевшем деле по продаже здания Петропита. Понятно, конечно, что не бывает двух абсолютно одинаковых уголовных дел, но как можно на третьем этаже доказывать одно, а на первом утверждать совершенно противоположное? Такой плюрализм мнений позволителен на уличном митинге, но никак не к лицу тем, кто стоит на страже закона. Ведь жизнь продолжается за стенами залов судебных заседаний, и как-то же общаются между собой представители одной профессии. Интересно, как они объясняют друг другу столь парадоксальное "обременительное" чудо? Или никак не объясняют? Чудо ведь не нуждается в объяснениях. На то оно и чудо, чтобы с легкостью попирать позицию Минэкономразвития РФ, изложенное в письме от 11 июля 2011 года, выводы судебных экспертиз, показания ключевых свидетелей.

Чудо второе – Ущербное

В деле Алиханова фигурирует многомиллионный ущерб, якобы нанесенный им бюджету при продаже сберкасс, принадлежащих городу. Но откуда он взялся, если объекты продавались на открытом аукционе, информация о котором публиковалась в СМИ? И начальная цена продажи спорных объектов определялась ни кем-то, а профессиональными оценщиками госпредприятия "Недвижимость". А утверждалась цена комиссией по торгам в составе семи человек, которые голосовали за нее единогласно. Только чудом можно объяснить, что следствие и гособвинение отыскали при таких действиях огромный ущерб. А вот две судебно-оценочные экспертизы, проведенные по заказу следственных органов, такового не нашли. При этом Пленум Верховного суда РФ четко поясняет, что в спорных вопросах следует доверять заключениям экспертов.

Чудо третье – Изменчивое

Это даже не чудо само по себе, а целая их череда. Ключевые свидетели обвинения меняют свои показания, как перчатки. Но не просто так, а при сопутствующих обстоятельствах. Например, бывший спикер Петросовета Олег Фокин сделал это в тот момент, когда он сам был арестован по другому уголовному делу. Чудесным образом в камере он прозрел и начал давать показания, которые противоречат письменным, документальным доказательствам и другим материалам дела. Да и его собственным показаниям они тоже противоречат. Самый показательный пример – ясновиденье Фокина. По его признанию, он рассказал Алиханову, как приватизировались помещения сберкасс в Ярославле задолго до того, как это произошло в реальности. И именно по рассказанной Фокиным схеме впоследствии якобы были проданы объекты в столице Карелии.

Произошло чудо и с начальником управления муниципального имущества администрации Петрозаводска Борисом Васильевым. Следователи на протяжении нескольких лет допрашивали его более десяти раз, но лишь на двенадцатом или тринадцатом допросе его осенило, что нужно сказать. И он дал показания, противоречащие всем его прошлым утверждениям, а заодно и федеральным законам о приватизации. Более того, противоречат они практике приватизации в Петрозаводске, где по той же схеме, что и сберкассы, были приватизированы чуть не двести объектов муниципального имущества. И как же объясняются случившиеся с Васильевым прозрения? Он сам растолковал это в своем заявлении, датированном 29 мая 2013 года: "Принимая во внимание, что мне может быть предъявлено обвинение по уголовному делу №… по факту продажи в ноябре 2007 года администрацией ПГО 15 нежилых помещений, арендуемых ОАО "Сбербанк России"… я согласен на прекращение уголовного дела №… в связи с истечением сроков давности уголовного преследования". Короче, испугался Борис Васильев, что предъявят ему обвинение, вот и заговорил совсем по-иному, чем раньше. Жалко, конечно, что чудо объясняется так просто, что оно рукотворное и совсем не загадочное, но зато мы выяснили, кто же все-таки творит чудеса в деле Алиханова.

Содержание под стражей, угроза уголовного преследования – это не все инструменты, имеющиеся в арсенале волшебников в погонах. Есть еще, к примеру, многочасовой допрос свидетельницы Ирины Кальенен, после которого она подписала протокол, практически не читая его. А в суде сильно изумилась, как произвольно следователь истолковал ее слова. И рассказала, как все было на самом деле.

А еще, оказывается, чудо можно создать проведением обыска в 6 часов утра. После такого мероприятия свидетели тоже начинают давать именно те показания, что нужны следствию. И ведь что получается: не рукотворных чудес в части изменения показаний свидетелей в деле Алиханова вообще нет! Все они, скажем так, были стимулированы кудесниками-следователями.

Чудо четвертое – Пограничное

Сам Алиханов, по мнению обвинения и следствия, тоже чародей, каких поискать надо. Это ж надо так умудриться – десять раз незаконно пересечь границу нашей Родины! Это не шутка, а вполне серьезное утверждение следствия. Впрочем, никакого фокуса тут нет. Люди в погонах утверждают, что, будучи сенатором, Алиханов получил дипломатический паспорт, а потом не сдал его, как положено. И по этому, недействительному, по мнению следователей, документу ездил в Финляндию. Согласимся на одну минуту с ними и спросим: а где были в это время наши доблестные пограничники? На месте. И, как положено, проверяли у пересекающих рубеж страны наличие всех положенных бумажек и штампов. У Алиханова тоже. А потом пропускали его без каких-либо замечаний. Вот уж действительно чудо: пограничная служба ФСБ России 10 раз сама пропускала нарушителя за границу! За такое всю ее надо расформировывать и отправлять на нары. Или следует признать невиновность Алиханова и начать искать виновных в Совфеде, которые вовремя не аннулировали выданный ему диппаспорт.

  

Кстати, срок привлечения Алиханова к ответственности якобы за "незаконное пересечение границы" истек весной прошлого года. И можно было заявить ходатайство о прекращении уголовного дела. Но Алиханов этого делать не стал. "Нарушитель" намерен доказать в суде, что он самый обычный законопослушный человек, считающий, что "Эти эпизоды появились исключительно для моей дискредитации, и чтобы появился повод вмешаться питерцам, потому что речь шла о событиях федерального уровня". Как вам такое объяснение?

Чудо пятое – Правдивое

Вы когда-нибудь слыхали о таком чуде: преступник предлагает пройти проверку на детекторе лжи, а обвинители и потерпевший отказывают ему в этом? Между тем, именно такое чудо сотворил в горсуде Девлет Алиханов. Он сам в ноябре прошлого года предложил, чтобы его проверили на полиграфе. Но обвинение и представитель правительства Карелии высказались против этого, в итоге суд отклонил данное ходатайство. Чего же боялись обвинение и потерпевшая сторона в лице правительства? Что Алиханова поймают на лжи? Вряд ли, ведь это было бы им только на руку. Тогда его правдивости? Тоже не факт, ведь изначально предполагается, что все стороны судебного процесса заинтересованы в поиске истины. А, понятно! Они боялись, что проверка Алиханова на детекторе лжи раскроет секреты уже сотворенных следствием чудес, а этого кудесники допустить не могут.

Чудо шестое – Признательное

Алиханов заявил в суде: "Я признаю вину, возмещу ущерб и пойду на особый порядок рассмотрения дела, если обвинение представит хотя бы один факт приватизации объекта, когда бы определение начальной его цены для проведения аукциона проводилось без учета обременения в виде долгосрочной аренды". Думается, следствие и обвинение готовы были помочь обвиняемому в сотворении такого чуда. Но увы, условие оказалось невыполнимым. Чуда не произошло, поскольку в России и Карелии все действовали по закону и учитывали долгосрочную аренду в качестве обременения. Подтвердил это в суде и бывший первый заместитель главы Петрозаводска Анатолий Булдаков: "По сложившейся практике и по законодательству, объекты недвижимости, находящиеся на момент продажи в долгосрочной аренде, продавались с учетом обременения". Ответившие на запросы суда власти Сегежи и Кондопоги, Санкт-Петербурга и Сыктывкара подтвердили, что и у них никакого чуда не было, все действовали по закону и считали долгосрочную аренду обременением.

Чудо седьмое – Чудовищное

Страшно, но мы уже как-то привыкли к тому, что два с лишним года известный в Карелии и уже немолодой человек мается за решеткой без обвинительного приговора. А ведь это тоже из разряда чудес – жутких и безобразных.

Держат Алиханова под арестом под предлогом того, что он, каким-то чудом, может уехать за границу (как это сделать, не имея загранпаспорта и находясь под домашним арестом?). А также потому, что может оказать давление на свидетелей, еще не допрошенных в суде. Однако ключевые свидетели находятся сейчас в исправительной колонии. И это говорит о том, что обвинение не сомневается в чудодейственных способностях Алиханова, которому нипочем решетки и заборы, что он может через бетонные стены и вооруженную охрану проникнуть в тюрьму и каким-либо образом повлиять на этих свидетелей.

Мы ко всем этим чудесам привыкли, что само по себе грустно и жутко, а вот люди заезжие, как, например, член Совета по правам человека, известный журналист и юрист-правозащитник Леонид Никитинский, побывавший в Петрозаводске в феврале этого года, ужаснулся: "Человек сидит в СИЗО два года, и суд специально волынит эту историю, чтобы только не выпустить его из-под стражи… Карелия – это регион, который овеян своими легендами, Карелия – это туризм, и сюда хочется приехать. Но теперь к ней прицепляется еще один миф – что это страна жутких тюрем и каких-то нечеловеческих страданий… Здесь есть живые люди, живая медиа-среда, журналистика живая. Это большая редкость сегодня в России. В большинстве регионов она уже умерла. А у вас есть. Но на этом фоне происходят точечные, но абсолютно чудовищные вещи".

Члены Совета по правам человека выразили готовность разбираться с делом Алиханова и доложить о нем Президенту России. А еще пообещали, что федеральные СМИ напишут про эту карельскую историю.

Прошло с той поры три месяца. Алиханов по-прежнему за решеткой. Федеральные СМИ молчат об этом деле…

Почти на каждом заседании суда Девлет Алиханов громко и на полном серьезе произносит одну и ту же фразу: "Свободу карелам!" Думаете, он говорит это суду или своим обвинителям? Нет, адресована эта фраза всем жителям Карелии. И это уже настоящее чудо – за свободу карелов борется человек, более двух лет видящий солнце только через решетку. И остро нуждающийся в этой самой свободе.

Анатолий Ерошкин

 

Комментарии

Гость
Сегодня, 23 октября 2017
1 раз в сутки вечерний обзор Подписаться

Актуальные темы

23.10.2017, 16:20
Антимонопольная служба обнаружила сговор бывшего руководства администрации Сегежского поселения и представителей частной фирмы, выигравшей контракт на установку освещения в городе.
23.10.2017, 12:30
Министерство финансов республики раскрыло списки организаций, имеющих задолженность по налоговым платежам свыше одного миллиона рублей в консолидированный бюджет Карелии.
20.10.2017, 14:10
Должность руководителя перинатального центра в Петрозаводске прочат преподавателю медицинского института ПетрГУ Александру Ившину, ни одного дня не проработавшему практикующим врачом и оштрафованному судом за плагиат при написании научной работы.