• EUR: 67,2086
  • USD: 63,3028

Почти оптимистичный Крамер

11 апреля 2013 годаПортрет
Пианист-виртуоз, джазмен и педагог Даниил Крамер о попсе и смерти нации.
 
- Бывают такие удивительные биографии… - Даниил Крамер замолкает и, хитро прищурившись, смотрит на зрителей, пришедших на джазовый концерт в Карельскую филармонию,  -  Лет десять назад я привозил в Россию певицу Рене Мари, тогда она у нас была неизвестна. А сейчас уже не привезу – дорого. Так вот она первую половину жизни – до сорока лет -  мыла полы в банке. И пела. Послушать ее божественное пение сбегался весь банк. Потом она решила, что неплохо, чтоб ее слушали не только в банке. Теперь эту певицу ставят в один ряд с Эллой Фитцджеральд.
 
2 апреля в Карельской филармонии состоялся третий заключительный концерт абонемента «Вечера джаза с Даниилом Крамером».  По традиции  пианист-виртуоз, джазмен, педагог и продюсер вел концерт сам. В этот раз Крамер привез новых интересных артистов – сначала сыграл с молодыми музыкантами, которые, как и он сам когда-то, приехали покорять Москву, Сергеем Корчагиным (контрабас) и Давидом Ткебучавой (ударные). А во втором отделении представил еще одну певицу с «удивительной биографией», которая, по словам Крамера, подобно Рене Мари первую половину жизни посвятила отнюдь не музыке, а воспитанию ребенка. В интерпретации Крамера биография певицы, обладательницы роскошного джазового голоса, такова: Анита Кинг, которую однажды услышал, оценил и прославил приехавший в ее родной Вашингтон Брюс Спрингстин, повторила историю Золушки, в одночасье вознесшись  к сияющим высотам американского музыкального Олимпа. 
 
- Такая сказка сегодня может случиться, наверное, только в Америке, - заявил Крамер. - Никаких продюсеров, никаких менеджеров – и вот вчера еще никому не известная певица поет на инаугурации президента США!
На самом деле сказок не бывает. И взявшиеся «ниоткуда» дива – дочь профессиональной певицы -  всю жизнь занималась музыкой. Пела в легендарном госпел-хоре  «Patrick Lundy and the Ministers of Music», а  на большой сцене она  уже  с 1995 года.  И  за это время успела поработать с такими мастерами джаза, как Бобби Макферрин, Херби Хэнкок, БеБе Уинанс, Лесли Гор, Даллас Остин. То есть на инаугурацию к Бараку Обаме  в 2009 году Анита Кинг попала все же не с улицы. 
 
Но артисты убеждены - публика всегда жаждет  чуда. И Даниил Крамер  вместе со своими коллегами регулярно его творят своими сказочными историями и  музыкой.
 
О понимании

- Во время единственного визита с концертом в Петрозаводск ваш коллега, пианист с мировым именем Борис Березовский заявил в интервью, что на сегодняшний день в его творчестве неуспеха быть не может. Все, что бы он теперь ни сыграл, будет принято «на ура», поскольку мало кто понимает в исполнении его уровня. Наверное, если это так, то виртуозам можно играть концерты вполсилы?
 
- Не думаю, что музыканты класса Бориса Березовского позволяют себе играть как угодно.  Большие музыканты до самой своей смерти играют каждый свой концерт как последний. На  любой концерт выходишь как на единственный. А, собственно, какой смысл играть иначе? Воспринимать музыку только как способ заработать? Вы  не представляете себе, – какой  тогда жизнь становится скучной, серой!
И потом,  я не считаю, что публика ничего не понимает. Вернее – не воспринимает. 
 
- То есть, приезжая в маленький Петрозаводск, вы уверены – вас ваши зрители поймут и воспримут так же как столичная публика? 
 
- Конечно, на сто процентов то, что делает музыкант класса Березовского, в любом зале поймут только  профессионалы.  Но публике  музыку понимать и не нужно. В этом нет смысла. Для слушателя главное – чувствовать. Чувствовать то, что музыкант способен передать -  в том числе при помощи своих профессиональных секретов. Я передаю настроение, эмоцию. Что способен воспринять любой, кто готов и хочет этого. 
 
О возможности слышать
 
- Ваш отец в свое время был одним из самых знаменитых сурдопедагогов на Украине.  Меня  поразил тот факт, что в человека, который профессионально всю жизнь занимался с глухими детьми – то есть с теми, кто музыку никогда не услышит, вырос ребенок, ставший впоследствии  всемирно известным музыкантом…
 
- Ничего здесь нет особенного, сурдопедагогика – это просто его профессия. Папа действительно посвятил себя тому, чтобы глухие и слабослышащие дети не чувствовали себя отверженными в этой жизни. Папа был одним из лучших  профессионалов в своей области…
 
- …И даже основал музей…
 
- Да, в Харькове был основанный отцом  Музей методологии преподавания предметов для глухонемых детей. Я должен сказать, что когда мы встречались с папиными учениками, то поначалу со стороны их не так легко  было отличить от обычных людей. Они настолько виртуозно воспринимали чужую речь – по губам, и сами уверенно говорили…
 
Папы сейчас на Украине нет – он живет в Германии. Как только он ушел на пенсию, музей оказался никому не нужен. Эта музейная комната понадобилась под какую-то кладовку!
 
- Вы постоянно общались с учениками отца?
 
- И тогда, и сейчас встречаюсь иногда. Я даже играл для них! Я играл для глухих детей! Папа звал меня в школу, где в кабинете у директора или в рекреации стоял рояль. Знаете, как они воспринимали музыку, эти дети?
 
- Через вибрацию?
 
- Да! Я не открывал большую крышку, они клали на нее руки и через нее воспринимали музыку.
 
Об учителях
 
- Вам здорово повезло – и с родителями, которые разглядели в вас искру божью, и отдали в специализированную музыкальную школу,  и  с талантливыми неравнодушными  педагогами (Даниил Крамер – ученик Евгения Либермана, который, в свою очередь, является учеником легендарного Генриха Нейгауза - прим. автора). Последние по нынешним временам – редкость ископаемая…
 
- Я буквально 15 минут назад написал об этом в своем Фейсбуке…
 
-Вы шутите?
 
-Да а взгляните сами! ( достает планшетник, демонстрирует запись)
 
- Тенденция, однако!
 
- Глобальный процесс бюрократизации, который охватил Россию во всех сферах, превращает учителей в чиновников. А чиновник – это другой тип менталитета. Чиновник думает не о детях, а о том, чтоб выполнить указание начальника, получить свою галочку, заработать свои деньги и сделать свою карьеру. А работа Учителя – это сама жизнь! Я целиком и полностью на сто, на тысячу процентов – это  то, что вложили в меня родители и учителя. То, что выходите ко мне на концерты, берете у меня интервью, слушаете мое мнение  – всем этим я обязан своим учителям и своему образованию. 
 
- Хороший учитель – второй родитель…
 
- Мои учителя – еще с харьковской музыкальной школы – и были моими папами, моими мамами. Они следили  за тем,  что я ем, как я в туалет хожу, маленький. Какие концерты посещаю. Я покупал абонементы в харьковскую филармонии под присмотром моей учительницы, которая каждый раз спрашивала: «На какой концерт ты пойдешь?». А после  него интересовалась - что же я понял, что услышал? Однажды  эта учительница повела нас на концерт, чтоб послушать, как не надо играть. А потом мы  сидели и обсуждали всем классом – почему так играть не нужно. 
 
Во мне с детства воспитывалось аналитическое мышление, взрослость, умение самостоятельно мыслить.  И – главное! – нас воспитывали любовью. Когда человеку восемь лет, то учитель для него - полубог. Он способен заложить в ребенка громадное количество того, чем станет этот ребенок, когда вырастет.  Поэтому если учитель – дерьмо, то это дерьмо он заложит. И тогда ребенок воспитывается на тюремной баланде, называемой почему-то русским шансоном, на попсе, которая апеллирует только к поверхностным пошлым чувствам… 
 
О пессимизме
 
- Вообще желание выжить - это определяющая вещь в поведении целой нации. Если у нации такого желания нет, то она начинает себя плохо учить, сама себя хреново кормить, лечить, воспитывать. Начинает брать у самой себя взятки, воровать у самой себя, и, наконец, саму себя убивать…
 
- Вы сейчас, я так понимаю,  нам всем смертельный диагноз ставите?
 
- Ставлю.
 
- Пессимистично…
 
- Хм…Вы разве назовете пессимистом хирурга, который ставит тяжелый диагноз в надежде, что он будет правильно
воспринят, а значит, у пациента появится шанс вылечиться? Я часто сталкиваюсь с тем, что меня называют пессимистом. Но какой же я пессимист?! Я играю! Играю для вас, для всех! Чтобы в той мере, в какой мне это доступно, все эти чудовищные процессы нивелировать! Я оптимист! 
 
Снежана Слепкова 
По материалам «МК в Карелии» 

 

Комментарии