• EUR: 67,7660
  • USD: 63,9242

В состоянии войны

13 июня 2013 годаПортрет

Известный карельский предприниматель Вадим Маркелов о беспределе, стрессоустойчивости и любви к родине

Традиционно накануне Дня города Петрозаводска горожане узнают имена новых «почетных граждан».  Предприниматель, генеральный директор компании «МВ Barbell» Вадим Маркелов с удивлением обнаружил, что в нынешнем году в списке жителей Карелии, которым присвоено высокое звание, есть  и он.  «Мне, конечно, приятно, но я не ожидал, что окажусь в списке почетных граждан,  – признался Вадим Маркелов. – Я еще молодой, не считаю, что сделал для города что-то глобальное. Может быть, мне, таким образом, выдали аванс? И Петрозаводск ждет, что я что-то еще сделаю для него? Я буду стараться».

Те, кто хоть немного знаком с деятельностью Вадима Маркелова, знают, что старается он давно и делает это небезуспешно. Тренажеры, которые производятся компанией «МВ Barbell», можно обнаружить не только в каждом спортивном зале Карелии, но и далеко за ее пределами – в России и за рубежом. Как предпринимателю из Петрозаводска удалось завоевать рынок «железа»?  Зачем он держит в штате компании целый «отряд юристов»? Почему он никогда не уедет из родного города? И кто в его семье главный? «Почетный гражданин Петрозаводска» Вадим Маркелов ответил на вопросы «МК в Карелии».

Море вынесло…

– Вадим Евгеньевич, вы, коренной петрозаводчанин, как и многие мальчишки города в начале 80-х, мечтали стать моряком, учились в Речном училище, но в море так и не вышли. Что же произошло? Разочаровались в профессии?

– Я вырос в обычной советской семье. Мама трудилась на стройке, папа – на станкозаводе, где работал и его брат, и его отец.  Жили в обычном доме, в стандартной двухкомнатной квартире. Когда пришло время выбирать профессию, я пошел в Речное училище. Это было почетно. Тогда можно было за границу ходить. Но не сложилось – по окончании училища, где я активно занимался спортом,  были большие соревнования, на которых я получил серьезную травму ноги. В течение года я вынужден был лечиться, ходить в море не мог, и меня поставили методистом по физкультуре в БОПе.  Посмотрели, как я работаю, и предложили остаться на этой должности.

– Жалели, что море прошло мимо вас?

– Мама очень сильно переживала, что я не стал моряком, который зарабатывает валюту. Я же об упущенных возможностях не думаю. Как сложилось, так сложилось. А в БОПе мне было интересно.  Перед нами была поставлена задача делать тренажерные залы. И мы сами все изучали, проектировали, конструировали.  А когда началась перестройка, занялись серьезным производством.

– Тогда многие открывали производственные кооперативы. Но где сегодня они, а где вы?! Как вам удалось выжить?

–  В 80-е я видел, – то, что мы производим, востребовано людьми, а рынок пустой. Так что сначала мы открыли кооператив в БОПе, потом ушли на станкозавод. Мы производили спортинвентарь в очень больших объемах. В 1987 году в кооперативе «Металлист» работали 600 человек.  И в эти же годы за нами стали закрепляться рынки сбыта. А это самое главное. Поскольку мы давно работаем в этом направлении, то нам проще. Хотя в 90-х и нам было несладко.  Кому-то очень сильно помешало производство, и постановлением российского правительства были закрыты все кооперативы, которые до этого сознательно поддерживались государством. Поскольку у нас были очень серьезные обязательства перед партнерами, магазинами, базами, а запасы сырья у нас были большие, я принял решение оставить производственное направление. Выкупил в частном секторе дом с участком и стал там, буквально в поле, в пятом поселке, строить новый цех. Трудное было время. Тогда и деньги обесценивались. Мы покупали б/у оборудование, собирали все по крупицам.

– Не хотелось все бросить и уехать куда-нибудь за границу, как многие делали и делают?

– У меня другой менталитет. Я рожден в СССР, и что бы ни говорили о советском воспитании, но любовь к родине из нас не выбить. Моему поколению 50 лет и мы все равно переживаем за страну. Мы еще реагируем на какие-то слова, обещания. Хотя прекрасно понимаем, что это абсурд.  Нужно абстрагироваться от всего и заниматься своим делом. Сколько раз нас обманывали и кидали?! И сейчас я вижу, что бизнес в основном равнодушен к власти. Идет смена поколений. Приходят люди, которым все равно, что происходит в стране. Они апатичны ко всему. Их никуда не позовешь. Они не встанут под какими-то знаменами и за лозунгами не пойдут. И наверное, это в нынешней ситуации правильно. Я уже давно говорю своим коллегам, что мы не должны реагировать на слова. Слова – это слова. Если  государство действительно хочет чего-то добиться, оно должно предпринять какие-то действия.

Не до революций

– Когда вы выступали на одном из заседаний карельского правительства, называя чиновников могильщиками Карелии, вы хотели еще что-то изменить?

– В 2008 году, когда у нас поднимали тарифы на электроэнергию в три раза, молчать было нельзя. Я говорил, что это приведет к исчезновению производственного бизнеса. Мы в то время провели три пикета. Милиция не знала, что делать, потому что на улицу вышло большое количество не бабушек и дедушек, а взрослых состоявшихся людей, предпринимателей, рабочих. Мы таскали гробы, пытаясь доходчиво объяснить, что ждет в Карелии малый и средний бизнес. Воевали почти полгода, а результата ноль. Неужели в Петрозаводске нужно было революцию совершить, чтобы нас услышали?! Я считаю, что война никому не нужна. Хаос только усугубит ситуацию, и всем достанется.

– Несмотря на все трудности, вы все еще в бизнесе. Как вам удается продолжать работать, когда остальные производства республики разорились или находятся на грани банкротства?

–  Для того чтобы заниматься бизнесом, нам приходится одновременно участвовать в десятках судебных процессов. Мы держим в штате компании огромное количество юристов, которые бьются в судах. Не каждая фирма может себе это позволить. Мы выросли до определенного состояния, набрали ресурс для того, что держать удары. А эти удары сыпятся на нас постоянно.

Сегодня суды проходят по самым абсурдным и нелепым моментам. Когда мы подарили школе № 5 Петрозаводска скалодром, который стоит несколько миллионов, и построили там тренажерный зал, получили огромный штраф от налоговой инспекции. И мы судились за это. Законодательство сделано так, что предприниматели – это преступники. В понимании наших органов подарить ты ничего не можешь. Это, по их мнению, скрытая торговля. С каждым подарком мы все  больше становимся уголовными элементами для нашей власти. Но мы подарки делаем не для власти, а для людей. Поэтому ставили спортивные комплексы, как, например, на набережной Онежского озера, и ставить будем.

Умирай, но хлеб сей

– А проблемы, с которыми каждый день сталкиваетесь  на работе, вы домой несете или все оставляете в офисе?

–  Эти проблемы для нас обычная жизнь. Для нас состояние войны – это норма. Наше поколение, которое поднимало бизнес в 90-х, обладает стрессоустойчивостью. Для нас 1998, 2008 годы – абсолютно нормальная ситуация. У нас пульс даже не меняется. А те предприниматели, которые идут за нами, при первом же сбое паникуют. Увы, молодежь не готова к стрессам.

Ну а моя работа на дом не распространяется. Там у нас свои дела. Жена главная по хозяйству. Хотя я люблю готовить и делаю это с удовольствием.  Но после окончания рабочего дня я занимаюсь спортом. В выходные мы ездим с женой отдыхать на рыбалку, в лес.  

– Вы ежедневно ходите в спортзал?

– Обязательно. Сейчас играю в пляжный волейбол либо в футбол на нашей площадке.  И семья у меня спортивная. Супруга постоянно занимается в тренажерном зале, увлекается йогой. Сын зачастую по две тренировки в день проводит. Пытается и футболом, и боксом заниматься. Он сейчас получает образование за границей. Готовим его для того, чтобы он и языком владел, и разбирался в компьютерной технике. Хотим, чтобы он развивался в том направлении, которым займется компания.

– Значит, готовите наследника для «МВ Barbell»? Компания, поставляющая спортивное оборудование по всему миру, будет и дальше развиваться?

– Мы закрываться не собираемся.  Строим медицинский центр, который откроется нынешней осенью. Начали выпускать эксклюзивную электронику. Вообще мы с оптимизмом смотрим в будущее. Рано или поздно ресурсы у государства закончатся.  Возможно, на очередном падении нефтеносителей власти перестроят свою политику по отношению к нам, производственникам. Надо спокойно заниматься своей работой. Как говорит наша многовековая пословица: «Умирай, но хлеб сей». Понятно, что сегодня все плохо, но это не повод опускать руки и ждать смерти. Надо барахтаться, а там карта ляжет, как вынесет...

Беседовала
Наталья СОКОЛОВА.

По материалам «МК» в Карелии»

 

Комментарии

  • ирина19.06.2013 | 10:31Ссылка
    Как бы хотелось чтоб такие люди управляли страной, но увы...Спасибо Вам, Вадим!
  • Ужас13.06.2013 | 16:36Ссылка
    Господи! Как же он выдержал среди такой глухой толпы дураков!
    А может нам чиновников за рубеж продавать? Через лет пять глядишь и там всё развалится....
  • ромашка13.06.2013 | 14:21Ссылка
    Молодец,Вадим,таким прогрессивным и молодым -дорогу,хватит старой гвардии пыжиться, наступило время перемен!
Блоги
  • Елена Пономарева, налогоплательщик

    Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

  • Николай Габалов, журналист, блогер

    Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

  • Максим Тихонов, журналист

    Чем теперь будут заниматься все те высокооплачиваемые государственные и муниципальные служащие, которые всю жизнь занимались истребованием у нас этих справок?

  • 1
  • 2
  • 3