• EUR: 68,4703
  • USD: 64,1528

«Когда у актера нет работы, жизнь останавливается»

14 февраля 2013 годаПортрет
Актриса Театра драмы Карелии «Творческая мастерская» Светлана Кяхярь об актерской судьбе, чумовых тетках и вечной молодости  

Она шесть раз поступала в столичные театральные вузы, но так и не стала обладателем актерского диплома. Чтобы быть ближе к театру, она работала гримером. Но легендарная актриса Людмила Живых всегда знала, что эта девушка рождена для сцены. Народная артистка России стала для Светланы Кяхярь учителем и ангелом-хранителем, который привел недипломированного специалиста в храм Мельпомены.  Сегодня актриса театра драмы Карелии «Творческая мастерская» Светлана Кяхярь – зрелый профессионал, любимый публикой. 24 февраля ей исполнится 50 лет. И по этому поводу актриса решила устроить себе «экзамен на прочность» – сыграть для зрителей моноспектакль. Но пока Светлана Кяхярь только готовится к серьезному бенефису, мы решили выяснить, как юбилярша переживает вынужденные простои родного театра, почему она не стала бизнес-вумен, закрыв свой багетный салон, и что позволяет ей так шикарно выглядеть.

«Взрывать» ситуацию и убегать

– Светлана, ваш театр в последние годы преследуют одни несчастия. В 2009 году «ТМ» был закрыт пожарными на 10 месяцев. Нынешний сезон до сих пор не начался из-за ремонта. Как безработная актриса себя чувствует?

– Недавно Лия Ахеджакова, актриса, которую я обожаю, сказала: «Когда ты не востребован, у тебя как будто крылья обрезают. Ты перестаешь быть уверенным в себе, чувствуешь себя одиноким и ненужным».  У меня да, наверное, и у многих моих коллег, сегодня такие же ощущения. Когда у актера нет работы, жизнь для него останавливается. Вне профессии и эмоций, которые она дарит, без общения с залом ты начинаешь чахнуть. Мне очень тяжело. И я завидую московским и питерским театрам, где люди живут насыщенной жизнью и жалуются, что они устали от постоянных съемок, репетиций, антреприз.

– Не думали перебраться туда, где больше работы?

– По молодости казалось, что здесь все серо и неинтересно, а где-то там, в Москве, совсем другая жизнь. И я мечтала уехать в столицу. Шесть лет подряд поступала в театральные вузы Москвы, Питера, Ярославля. И во время этих поездок я увидела абсолютно чужой мир, который пытается тебя раздавить. Я поняла, что в Петрозаводске, как бы это громко ни звучало, я могу сохранить себя, а в столицах очень легко потеряться. И ведь далеко не все выпускники театральных вузов занимаются любимым делом и добиваются успехов, «гремят». А Петрозаводск не всегда отпускает: за годы работы в театре прикипаешь к людям, да и личная жизнь у многих сложилась в родном городе. Но сейчас я понимаю, что если этот период вынужденной безработицы продолжится, нужно будет что-то делать, «взрывать» ситуацию и убегать. Иначе я утону в этом болоте. Если появится какое-то предложение, я, наверное, уеду. Уеду в какой-нибудь другой регион, с актерами которого общаюсь. Знаю, что везде экономическая ситуация непростая, но, тем не менее, там на уровне местных администраций, руководства регионов поддерживают культуру, театры. Актеры чувствуют, что они нужны. А здесь...

Хотя зрители приходят, чуть ли не со слезами спрашивают: «Ну, когда театр откроется?» Еще остались люди, которые надеются на наш театр. И это греет. Но надолго ли нас, артистов «ТМ», хватит?! Не знаю. Мне бы хотелось, чтобы история моего театра не завершилась и чтобы театр родился снова. А для этого нужно дыхание новой энергии. Откуда она придет?! Надеюсь на своих коллег и на нашего директора, что у него хватит сил дойти до конца.

Сплошные эксперименты

– Но в вашей актерской судьбе, кажется, все было непросто. И на профессиональную сцену вы не сразу пришли…

– Я считаю, что мне очень повезло. Начала свой путь в профессию в восьмом классе, попав в народный театр  – драматическую студию при Доме профсоюзов, которой руководила Людмила Живых. Людмила Филипповна стала моим учителем, наставником и двигателем по жизни. Я сразу окунулась в очень серьезную работу. У меня не было многих часов теории. У меня была сплошная практика – живая школа. Возможно, эта школа мне помешала поступить в институт. Я доходила до третьих туров в конкурсах, где на одно место претендовали по одной – две тысячи человек. Но потом меня не брали. Педагоги объясняли свое решение так: «Мы стараемся брать ребят, которых мы можем научить нашей школе, вылепить из них то, что нам надо. А вы в принципе уже готовая актриса. Переучивать вас будет трудно».

Людмила Филипповна вселила в меня веру, что это мой путь. И я пошла работать в Русский драматический театр… гримером – хотела находиться в этой атмосфере, посещать репетиции, ощущать себя причастной ко всем театральным процессам. Но когда я уже потеряла надежду на то, что смогу реализоваться как актриса на профессиональной сцене, вдруг случилось чудо – приехал режиссер Черкасов и занял меня в двух-трех спектаклях. А когда создавалась «Творческая мастерская», Людмила Живых вместе с Тамарой Румянцевой привели меня к Ивану Петрову. Это счастье, когда рядом с тобой есть такие люди – профессионалы, заботливые, душевные.

– А в «ТМ» вы сыграли то, что хотели, или лучшие роли прошли мимо вас?

– Есть ощущение, что очень многое прошло мимо. Но мне повезло в том, что часто давали роли, неожиданные для меня самой. Эти персонажи были не похожи на меня и даже противоположны по характеру, личностным качествам. Так, для меня было потрясением, когда режиссер Андрей Тупиков, ставивший у нас «Женитьбу» Гоголя, предложил мне роль свахи-ведьмы. Для меня, человека, в какой-то степени  закомплексованного, непубличного, стать чумовой теткой было нелегко. Но я получила такое удовольствие от этой работы!  Это был важный этап, ступенька вверх, которая помогла мне в дальнейшем. Другой эксперимент со мной провел Иван Петрович Петров. Во «Вдовьем пароходе» он предложил мне сыграть опереточную артистку на пенсии. Моей героине было за семьдесят, а мне – сорок. Она – легкая, порхающая, флиртующая с мужчинами... Пришлось доставать из себя такую дамочку. И в итоге я сыграла много разноплановых ролей, но все равно мало. Мечтала сыграть свою современницу, поговорить о том, что сегодня мучает женщину. Но пока не сложилось.

Женский секрет

– Пока Театр драмы не обзаведется нормальной материально-технической базой, многие вещи в судьбе его актеров не сложатся. Чем вы занимаетесь, когда театр закрыт на ремонт?

– Мне всегда было интересно открывать в себе неожиданные стороны, пробовать себя в разных ипостасях. Я все время пробую что-то новое. Прошла хорошую, суровую и серьезную школу бизнеса. Мы с мужем начали торговать постерами, а закончили багетным салоном, выполняющим дизайнерские и реставрационные работы. Когда стало понятно, что бизнесу нужно давать себя полностью и ни на что другое времени и сил не остается, мы просто закрыли свое дело. Для меня не было целью заработать много денег, стать бизнес-вумен. Мне хотелось реализовать себя в этой сфере, я это сделала.

Делала куклы, шила шляпы, лепила из глины. Я очень много рисую. И мне приятно, что мои работы люди покупали в нашем багетном салоне – часть меня находится у кого-то дома. Не могу сказать, что я профессиональный художник. Я больше ремесленник, постигающий это мастерство.

Много времени, конечно, отдаю семье. У меня двое замечательных сыновей, которым я пытаюсь помочь раскрыться, обрести себя. Младший сын, видимо, будет артистом. Он играл в спектакле «Голый король» вместе с Ваней Чебуркановым. Он абсолютно не боится сцены, получает огромное удовольствие от встреч с публикой. Сейчас он активно занялся танцами. Но это гены, мой муж – бывший артист балета.

– Без дела вы явно не сидите и сидеть не будете. А на себя время остается? Поверить в то, что вам на днях исполняется 50 лет, сложно…

– Актриса в силу своей профессии должна следить за собой. Не могу сказать, что я занимаюсь этим активно. В спа-салоны не хожу, на диетах не сижу, но занимаюсь йогой. Лед, травы помогают ухаживать за лицом. У меня совсем нет ощущения возраста. Общаясь с коллегами, которые младше меня на 10 лет, я чувствую себя их ровесницей. А человек часто выглядит на столько, на сколько он себя ощущает. Наверное, это и есть главная тайна женщины.

Наталья Соколова,
«МК» в Карелии»

 

Комментарии

    Блоги
    • Елена Пономарева, налогоплательщик

      Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

    • Николай Габалов, журналист, блогер

      Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

    • Максим Тихонов, журналист

      Чем теперь будут заниматься все те высокооплачиваемые государственные и муниципальные служащие, которые всю жизнь занимались истребованием у нас этих справок?

    • 1
    • 2
    • 3