• EUR: 68,2458
  • USD: 63,3901

Как следователь стал пекарем

02 декабря 2013 годаПортрет

Бывший руководитель отдела по расследованию особо важных дел Следкома занялся «светлым» бизнесом

Еще год назад он знал обо всех серьезных преступлениях, совершенных в Карелии. Расследование убийств, краж, мошенничеств было его работой, на которую он не жалел ни сил, ни времени. Но пройдя путь от простого следователя до руководителя отдела карельского следственного комитета, он уволился из правоохранительных органов по собственному желанию. Последние восемь месяцев его утро начинается с … пекарни. 

Некогда известный сыщик Трофим Исаев вместе с двумя компаньонами открыли в Петрозаводске сеть магазинов австрийской выпечки. Теперь от следователя пахнет булочками, которыми он с удовольствием угощает своих бывших коллег. Мы побывали в одном из магазинов пекарни «Беккер», отведали свежих плюшек и поговорили с Трофимом Исаевым о том, как следствие может до булочек довести.

- Трофим, многие до сих пор не верят, что вы решились бросить службу. Неужели так надоела работа в органах? Вы разочаровались в профессии?

- Никакого разочарования нет. Я получал удовольствие от результата своего труда. А карьеру я сделал действительно неплохую: работал следователем, следователем по особо важным делам, старшим помощником прокурора, руководителем отдела по расследованию особо важных дел Следкома. Но иногда в жизнь нужно вносить какие-то изменения для того, чтобы двигаться дальше. Не могу сказать, что я полностью исчерпал себя, работая в органах, но мне захотелось заняться чем-то другим – светлым, вкусным. 

- А почему ваш выбор пал на производство выпечки? Любите сладенькое?

- Люблю, но сейчас я вынужден кушать сладенькое каждый день, потому что должен контролировать качество выпускаемой продукции. А пекарней мы решили заняться случайно. У меня есть два великолепных компаньона, один из которых мой родственник. Однажды мы возвращались вместе с дачи, разговаривали о том, какое дело можно было бы открыть в Петрозаводске, и вдруг возникла идея о собственной пекарне. Мы «загорелись» и поехали в Мюнхен на самую большую в мире выставку хлебопечения. Там познакомились с австрийцем, который умеет вкусно и красиво печь с учетом всех австрийских технологий. Пригласили этого специалиста к нам, чтобы он показал, рассказал, как все это делается. Собрали коллектив пекарей, которых обучили австрийскому мастерству. Так и родилась пекарня «Беккер». Мы открылись только 13 марта, а сегодня практически в каждом районе города уже имеем свою торговую точку. 

- А как же все разговоры о том, что у нас невыгодно заниматься хлебопечением, поскольку электричество дорогое,  налоги душат. Не думали, что дело прогорит и придется вернуться в правоохранительные органы?

- Риск, безусловно, был и есть. Налоги большие, электричество недешевое, расходов много. Но когда ты сам производишь качественную, вкусную продукцию, она востребована. Честно говоря, мы даже не думали, что начнем так быстро развиваться. Планировали делать это помедленнее. Оказалось, что все получается и можно расти.

- Значит, следователь безболезненно переквалифицировался в предпринимателя?

- Мои компаньоны имеют опыт работы в предпринимательской деятельности. Поэтому мне было проще. Хотя и для них и для меня производство выпечки – дело совершенно новое. Есть много моментов, - начиная с человеческого фактора, заканчивая техническим (работает или не работает оборудование), - на которые нужно обращать внимание. Все это постоянно держит тебя в тонусе.

- От булочек не поправились?

- Сначала набрал вес, но потом похудел – работы очень много. Мое утро начинается с пекарни. Если раньше-то я знал, что есть сроки предварительного расследования, и какое наказание может получить подозреваемый за то или иное преступление, то сейчас  многое понимаю в процессе выпекания булочек. Посмотрев на выпечку, могу сказать, что здесь так, а что нет.

- А сами не пробовали печь булочки?

- Сам, конечно, не пеку. И вообще я готовлю плохо. У нас в семье главная по кухне жена. Но я приношу булочки домой, а супруга говорит: «Молодец, вкусно приготовил».

- Бывшие коллеги тоже хвалят за австрийскую выпечку? 

- Наш бизнес светлый, радостный. Мои коллеги всегда уходят из моего магазина с хорошим настроением. 

- А вы не ностальгируете по работе в Следкоме? Вообще выбор профессии был сделан вами или за вас все родители решили?  

- Когда мне было 14 лет, я был трудным подростком: хулиганил и плохо учился. Родители отправили меня в суворовское училище в Новочеркасск, где открылось первое подобное учреждение по линии МВД. Так что здесь моя судьба была предрешена. Я понимал, что буду либо военным, либо сотрудником правоохранительных органов. Родственники повлияли на выбор профессии. Но я благодарен родителям. Направить меня в суворовское училище – это было правильное решение. Когда трудные подростки оказываются в крепких мужских руках офицеров, которые рассказывают интересные вещи про оружие, тактику рукопашного боя, это здорово –  дети меняются. 

- Дедовщины в училище не было?

- У нас был принцип землячества. Парни из Карелии пользовались авторитетом. Были ребята из Москвы, Читы. Сначала все держались группами. Вообще это был жестокий мир. Когда 14-летние попадают в одну казарму, всякое бывает. Мы часто дрались. Но ничего, офицеры научили нас жизни. В 16 лет я уже мыслил как 20-летние молодые люди.

- Не менее жестокий мир вас окружал, когда вы работали в органах, занимаясь расследованием убийств и организованной преступностью. Как вы думаете, враги у вас есть?

- Надеюсь, что нет. А дел, которые я вел, было очень много. Для меня все они интересные. Даже элементарное бытовое преступление иногда раскрывается сложнее, чем заказное убийство. Помню, свое первое уголовное дело по краже мешка картошки литовским гастарбайтером. Я расследовал преступление шесть месяцев. Это был позор. Надо мной все смеялись. Но я отправил-таки дело в суд. Матерый рецидивист за этот мешок картошки получил около шести лет реального срока. Захватил я и лихие 90-е. Тогда мы расследовали убийство местного авторитета Сюкалова, участвовали в раскрытии преступлений карловкой, тамбовской, кузинской группировок. Убийств было много.

- Хорошо спали после очередного осмотра места преступления?

- Следователь должен совершенно спокойно относиться к осмотру, например, трупа. Меньше эмоций и больше практичности. Грубо говоря, есть формула ведения дела. Точно также как и в пекарне – есть рецепт продукта, есть рецепт, как правильно показать его покупателям и продать. 

- Неужели работа в органах вас настолько закалила, что уже ничто не шокирует?

- Падение самолета в Беосвце, конечно, задело. Мы одни из первых были на месте происшествия. Когда видишь сразу столько погибших, это шокирует. Но сегодня я стараюсь как можно реже вспоминать о работе в органах. Сейчас самое главное в моей жизни  - это семья, где растут два сына, и пекарня.

- Сыновей тоже в суворовское училище отдадите?

- Пока не знаю. Они еще маленькие: одному два годика, второму четыре. Сейчас они говорят, что наши булочки самые вкусные, лучше, чем в детском саду. Но если сыновья будут трудными подростками, я их определю в кадетский корпус или суворовское училище. Это реальное решение проблемы.

- Если такие проблемы возникнут, то не скоро. А на сегодня у вас какие планы?

- Планов громадье. Будем расширять сеть, выпускать новую продукцию. Свободного времени у меня теперь совсем немного. Но семье не привыкать – и в Следкоме работал допоздна. Зато теперь прихожу домой всегда в приподнятом настроении и со свежими булочками.  

Беседовала Наталья Соколова

 

Комментарии

  • резиновая зина01.03.2014 | 23:15Ссылка
    Все бы так, а то из прокуроров все больше в адвокаты податься мечтают .
  • ДГ02.12.2013 | 12:26Ссылка
    Отличный текст, отличная пекарня! Трофиму - удачи!