• EUR: 67,7660
  • USD: 63,9242

Олег Арминен: «Я способен этого добиться, вот и все!»

21 апреля 2016 годаПортрет

Парламент Карелии сегодня дал согласие на назначение Олега Арминена министром экономического развития и промышленности региона. Кто этот человек, от которого будут зависеть основные решения, влияющие на экономику республики?

Депутаты впервые познакомились с ним на заседании парламентского комитета по госустройству. Им раздали биографическую справку, согласно которой, за время своей профессиональной деятельности Олег Арминен занимал несколько высоких постов в коммерческих структурах. В том числе, работал финансовым директором Сегежского ЦБК, возглавлял холдинг «Ивестлесопром», а затем перешел во Внешэкономбанк. Но на госслужбе никогда не состоял, в публичной сфере ничем себя не проявил.

На заседании комитета, а, затем, и на сессии парламента, депутаты попытались выяснить точку зрения кандидата на самые острые проблемы экономического развития Карелии. Ответы устроили далеко не всех. На заседании комитета будущему министру не удалось заслужить доверия необходимого числа депутатов. Для согласования кандидатуры Арминена потребовалось решение сессии парламента.

Насколько обоснованы были сомнения депутатов? Предварительное мнение на этот счет можно составить по тем ответам нового министра на вопросы депутатов, которые прозвучали в парламенте. Предлагаем вам выдержи из этих диалогов.

О приоритетах экономики Карелии

- Я сегодня еще только нахожусь в процессе рассмотрения, что нужно делать по отношению к тому министерству, которое формируется (после изменения структуры правительства министерству экономического развития передали функции ряда других ведомств в сфере промышленности – прим. ред.).

Первая задача, это распределение функционала между Савельевым Юрием Владимировичем (заместитель премьер-министра, курирующий экономику – прим. ред.) и министерством в связи с тем, что многие вопросы стратегического управления отходят на верхний уровень. Кроме того, речь идет о наполнении функционалом с точки зрения промышленности. На сегодняшний день в министерство входит отдел обрабатывающих производств, а отделы горнопромышленного комплекса и лесного комплекса переходят из министерства природопользования, что достаточно расширяет функционал министерства (экономического развития и промышленности – прим. ред.).

Основные вопросы, которые мне кажутся приоритетными с точки зрения экономического развития, это привлечение инвестиций, формирование промышленной политики, ее анализ исходя из тех реалий рынка, которые на сегодняшний день существуют. С точки зрения промышленности актуальные задачи все на поверхности. Это, прежде всего, Кондопожский ЦБК с его банкротством, это анализ тех приоритетных проектов, которые на сегодняшний день есть. Подтверждение их статуса, или наоборот, изменение.

Проблемы горнопромышленного комплекса, на сегодняшний день все тоже очевидны. Это снижение объемов добычи щебня, увеличение тарифа на его перевозку. Это, наверное, то, что является самыми болевыми точками.

Точки роста, которые могли бы быть это, наверное, тот же самый промышленный парк в Надвоицах, это возможное создание технопарков в Петрозаводске… Но потребуется анализ, в правильном ли направлении мы движемся.

- Как будут развиваться высокотехнологичные производства в Карелии?

- Мне кажется, что лидером этого направления должен быть IT-парк Петрозаводского госуниверситета.  Но здесь еще необходима поддержка с точки зрения федерального бюджета. Это программа поддержки технопарков. На сегодняшний день, каких-то заявок, насколько я знаю, от IT-парка не поступало.

- Как вы будете решать проблему административных барьеров, которые мешают  малому бизнесу?

- Мне кажется, что те ТОРы (территории опережающего развития, создаваемые в России по федеральному законодательству – прим. ред), которые могли бы быть организованы в моногородах, по сути могли бы способствовать развитию малого и среднего бизнеса. Это, прежде всего, освобождение от федеральных и республиканских налогов.

О «республике-промежутке»

- Валентин Яковлевич Чмиль (бывший министр экономического развития РК – прим. ред. ) считал, что у нас «республика - промежуток». Честно скажите, как гражданин, вы согласны с этим утверждением?

- С точки зрения инвестиционной привлекательности Карелия не самое лучшее место. И проблемы, которые здесь существуют, они действительно очевидны. Проблема энерготарифа, которая обсуждается почти на каждом мероприятии, или проблема, связанная с тем, что лесные поселки постепенно угасают. Но я считаю, что сегодня возможные точки роста есть. Это Сегежский ЦБК, где я достаточно долго отработал, и который может быть драйвером роста. Это Кондопожский ЦБК, который требует инвестиций и перестроения в новом рынке.

Из тех инвестиционных проектов, которые идут через Внешэкономбанк – их два. Это «Нордгидро» и «Финтек» - Костомукша и Кемь. Если мне память не изменяет, там что-то около 10 млрд. рублей. Оба проекта находятся на стадии комплексной экспертизы.

О судьбе Кондопожского ЦБК

- На сегодняшний день та газетная бумага, которую он производит, она наверное хорошая , но сегодня во всем мире газетная бумага совсем другая, она, в основном из макулатуры. Такие предприятия как Кондопожский ЦБК, в Финляндии все закрыты. Никто из древесины, напрямую из массы, бумагу не делает.

Почему не может быть инвестиций в Кондопожский ЦБК? В том состоянии, в котором он находится – состоянии банкротства - никогда этого не будет. До тех пор, пока она (процедура банкротства – прим. ред.) не завершится и предприятие не обретет какого-то внятного инвестора, ничего не будет. Переговоры идут. Может быть, что-то случится в ближайшее время

О второй волне «укрупнения деревень»

- Валентин Яковлевич никогда не любил вопрос, что будет с нашими депрессивными районами. Он говорил, что у нас нет депрессивных районов, просто там нет дорог, нет производства, там нет населения и так далее. Чмиль назвал наш Суярсвий район тупиком. Что будем делать с тупиками?

- Я сам родом из Поросозеро. В последний раз был там в ноябре прошлого года и, конечно, каждый раз приезжать и смотреть как он становится меньше и деградирует, не хочется. Это сложный вопрос. Потому что сегодня изменились кардинальным образом технологии в лесном комплексе. Если раньше для заготовки нужно было иметь бригаду 7 человек, то на сегодняшний день есть харвестеры. При том, что требуется достаточно высокий уровень специалиста, который при заработке более 100 тысяч рублей вряд ли будет жить в Поросозеро. Он наверняка будет ездить туда на вахту.

Мы когда-то давно знакомились с опытом Тюменской области. Там та же проблема коснулась нефтяных городков. Их планово закрывали  и перевозили людей в Тюмень, понимая что никакого бизнеса и ничего другого там не будет. Но это тяжелые решения и их нужно обсуждать. Говорить о том, что там будет развивать туризм… Если там не будет инфраструктуры, ну, может быть, на уровне палатки, порыбачить у берега… Инфраструктура со временем и там будет умирать.

Это вопрос, касающийся не только Суоярвского района. Все хотят идеального ответа от федеральной целевой программы, которая вдруг вывалится и мы все вдруг заживем. Нет. Я какого-то легкого решения не вижу. Если все понимают, что путь только такой, то нужно понимать, что делать с людьми и куда их можно было бы переместить. В 70-м году была точно такая же программа, когда укрупняли поселки, переселяли из других деревень. Прошло 45 лет. Возможно, пришло время еще раз это сделать.

Не может быть так, что один человек, вышел, щелкнул пальцами и решилась проблема сельских территорий по всей Карелии. Вы тут дольше меня, и тоже не нашли решения. Давайте строить общение.

О «подозрительных» инвесторах

- В свое время планировался проект с австрийской компанией «Биндерхольц» (крупнейшая в Австрии компания по переработке древесины – прим. ред.) Почему этот инвестор ушел?

- Я знаю об этой компании, мы с ними встречались в 2010 году и в 2011. Я знаю о ее проектах не только в Кеми, но и попытки в Беломорске, в Медгоре. Проблема в том, что они не смогли получить участки лесного фонда, которые они хотели получить в районе Пяозеро. И они отказались от инвестиций. Потом тут же умер генеральный директор, и проект был закрыт.

- Есть такая компания «Кемьинвест», которая собирается освоить 9 млрд. рублей бюджетных денег. А ее уставный капитал 12,5 тысяч. Что это за инвестор такой?

- Я работаю во Внешэкономбанке (во время встречи с депутатами Арминен еще не был назначен на пост министра – прим. ред.) и что такое финансирование крупных проектов знаю не понаслышке. Уставный капитал не является тем моментом, который позволяет принять решение, дадут ли им 9 миллиардов. Если они при этом обеспечат займ в эту же компанию в размере 20% от своего собственного имени, то уставный капитал это не та проблема.  Важно понимание, откуда появляются деньги. И если другая сторона может обеспечить привлечение капитала даже в качестве займа, это вопрос решаемый.

Об умении считать

- Сейчас модная такая тема - сдавать ЕГЭ для взрослых. Вы готовы со своей командой сдать ЕГЭ по математике, раз уж вы будете отвечать за экономику?

- Я себя часто тестирую в интернете и не только по математике. Но сдавать или нет экзамен – это личное дело каждого.

 О причинах перехода из бизнеса во власть

- Судя по биографии, вы богатый успешный бизнесмен. А зарплата у вас будет 100 с лишним тысяч рублей. Нормально это для вас? 

- Мне – да. Мне эта работа кажется интересной. Я хочу это попробовать сделать. Я считаю, что я способен этого добиться, да и все!

 

Комментарии

    Блоги
    • Николай Габалов, журналист, блогер

      В нашем прекрасном городе П., в котором центр - сплошной заповедник лениных-свердловых-марксов, и вдруг – такое неожиданное название!

    • Елена Пономарева, налогоплательщик

      Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

    • Николай Габалов, журналист, блогер

      Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

    • 1
    • 2
    • 3