• EUR: 68,5002
  • USD: 63,9114

Территория коррупции

05 мая 2008 годаСкандал

Главные разоблачения ждут Карелию в мае?

Устали маяться в ожидании мая большие карельские политики. Чем ближе инаугурация избранного президента, тем острее вопрос: что будет с главным человеком республики?

Пока прогнозы неумолимо сбываются. Отправлены в отставку рязанец Шпак и архангелогородец Киселев, угодившие наряду с Катанандовым в знаменитый «список семи». Принята отставка иркутского главы Тишанина, на волоске судьба ставропольского губернатора Черногорова и приморского Дарькина, которым, как и карельскому губернатору, практически не оставили шансов авторы нашумевшего «рейтинга выживаемости».

В отставке Шпака и Киселева не последнюю роль сыграли коррупционные скандалы в регионах. Есть что вспомнить и Катанандову. Уголовными делами республика прославилась далеко за своими пределами. По количеству пойманных за руку чиновников-коррупционеров Карелия едва ли не впереди страны всей.
Дороги, лес, недра – какую еще сферу карельской экономики не потрясли громкие разоблачения?
Нужные люди

Еще несколько лет назад в ответ на журналистский вопрос: «Есть ли в республике коррупция?» – представители правоохранительных ведомств кивали, скорее, задумчиво, нежели утвердительно. Коррупция была. И одновременно ее не было. В списке пойманных коррупционеров фигурировали гаишники, мелкие чиновники, врачи, преподаватели. Но мы-то догадывались, что настоящая коррупция – в другом месте.

Впервые об истинном размахе воровства в республике мы узнали в 2004 году, когда на всю страну прогремела новость о многомиллионных аферах с «дорожными» деньгами. Мы узнали, что сотня, стыдливо брошенная в гаишную фуражку, или тысяча, отданная преподавателю за хорошую оценку, – это просто детская шалость по сравнению с правительством, где деньги воруются миллионами, а взятки даются квартирами.

Трехкомнатную квартиру улучшенной планировки – такую взятку, напомним, получил бывший председатель Дорожного комитета Альбек Гиззатулин за фиктивный договор подряда на строительство автодороги Чебино – Паданы. Бюджетные деньги – почти 18 миллионов рублей – были перечислены подрядчику – фирме «Трансстрой» из холдинга «Карелнеруд» (хозяин – бизнесмен Вячеслав Смородин), которая и приобрела для чиновника квартиру, послужившую взяткой. Дорога оказалась построена только на бумаге.

Как известно, за эту аферу Гиззатулин отдувался в одиночку и получил реальный срок лишения свободы. Уголовная машина не задела ни его шефа Владимира Корниенко, который отсиделся в Украине (и даже заполучил украинское гражданство), ни тем более кого-то рангом выше. После того, как Гиззатулина «закрыли», Корниенко вернулся в Карелию, где получил из рук губернатора Катанандова хлебную должность председателя Госкомлеса. Стоит ли удивляться, что по окончании процесса ощущение торжества справедливости оказалось сильно смазанным. В то, что Гиззатулин действовал на свой страх и риск, многие не верят по сей день. Властная иерархия – штука жесткая. В этом смысле бывшего главу Дорожного комитета искренне жаль.

Сейчас взятка в виде благоустроенной «трешки» уже не поражает воображение. После ареста прошлым летом замминистра промышленности и природных ресурсов Валерия Панова республика узнала, что «подношения» высоким должностным лицам могут измеряться целыми чемоданами денег. Миллионов Панова, который промышлял незаконным сбытом лицензий на добычу камня, хватило бы на покупку не скромной квартиры в Петрозаводске, а хорошего особняка где-нибудь в солнечном Майями. Дабы народ не сомневался, министр внутренних дел РК Игорь Алешин продемонстрировал вещдоки – кучу денег – журналистам на пресс-конференции. Зрелище, надо признать, получилось впечатляющее.

Панов, как и Гиззатулин, никого не утянул за собой в СИЗО, хотя изначально МВД РК вело речь о преступлении «в составе организованной группы». Как и Корниенко, бывший начальник Панова по Минпрому Сергей Денисов, отсидевшись на «вольных хлебах» после громкой отставки, был хорошо трудоустроен – заместителем начальника администрации Главы республики. Получается, что формально он к делам Панова не причастен.

Но кто поверит, что замминистра Панов сам по себе мог отдать десятки месторождений в «нужные» руки и никто об этом не ведал наверху?
И что подразумевал Сергей Катанандов, когда сразу после ареста Панова официально заявлял: «Все, что происходило в Министерстве природных ресурсов, я знал с первого и до последнего дня»?

Общая доля

Несмотря на общие черты, между двумя громкими коррупционными делами существует большая разница. «Дорожное» дело, породив много шума, в политическом смысле закончилось для отдельных лиц легким испугом.

Арест Панова, став развязкой экологического скандала в Приладожье, связанного с разработкой карьеров вокруг озера Ястребиное, сыграл одновременно роль катализатора, повлекшего цепную реакцию. С одной стороны, нелицеприятные высказывания центральной власти в адрес республиканской и последовавший за этим визит Трутнева осенью прошлого года активировали разговоры об отставке Катанандова. С другой – раздраженное поведение Катанандова, который после ареста Панова публично задел МВД намеком, мол, как бы не вышел мыльный пузырь, сыграло роль красной тряпки. Министр внутренних дел Игорь Алешин, как человек в республике новый и не связанный никакими обязательствами, пообещал очередные разоблачения, и они не заставили себя ждать.

Целью №1 стал председатель Госкомлеса Корниенко, уцелевший после «дорожных» разборок, но, как показали последние события, не сумевший себя застраховать от уголовных неприятностей в будущем.

Едва заняв пост «главного лесника», Корниенко успел снова прославиться. Достоянием общественности стала история с заезжими фирмами «Комилесзаготпром» и «Приоритет». Напомним, этим юрлицам, никогда прежде не работавшим в Карелии, ведомство Корниенко неизвестно за какие заслуги выделило в аренду полмиллиона (!) гектаров леса, в том числе особо ценного, в районах Приладожья, включая знаменитые Ладожские шхеры. Невероятная шумиха, поднятая экологами и СМИ (наша газета посвятила этой теме не одно расследование), возымела действие:  договора были пересмотрены, участки ценного леса из аренды изъяли, на повестку дня был вынесен вопрос о создании на их месте природного парка «Ладожские шхеры».

Последовавшие за этим проверки нашли нарушения некриминального свойства. Но главный вопрос – была ли в действиях Корниенко коррупционная составляющая – остался без ответа. Зато неожиданно всплыли на поверхность «подвиги» давно минувших дней, совершенные Корниенко в период 2001-2002 годов, в бытность еще председателем Дорожного комитета. И снова почти тот же сценарий, что и в предыдущем «дорожном» деле – бюджетные миллионы и фиктивный подряд. 15 миллионов рублей, перечисленные Доркомом якобы на ремонт трассы Петрозаводск – Суоярви, ушли на строительство «крутой» базы отдыха для избранных в местечке Инжунаволок.

Как известно, фигурантов в этом деле трое. В одном ряду с Корниенко – его коллега Гиззатулин, уже отбывающий один срок, а также Олег Ширлин, директор ГУП РК «Мост» – того самого предприятия, которому был поручен столь «ответственный» правительственный подряд.

Ширлин – единственный, кто сейчас, пока идет следствие, находится на воле. После увольнения с госпредприятия он, кстати, хорошо трудоустроился в Москве, в… «Росавтодоре», где трудится по сей день. Говорят, занимается распределением средств на ремонт дорог…

Понятно, что Корниенко, Гиззатулин и Ширлин строили базу не для себя. По нашим сведениям, в Инжунаволок ездили отдыхать члены карельского правительства, включая Сергея Катанандова. В качестве иллюстраций к делу приобщены фотографии, сделанные на базе во время высоких визитов. Понятно, что, с точки зрения Уголовного кодекса, отдых – дело ненаказуемое. Но неужели первые лица республики не ведали, за чей счет вкушают хорошей жизни?

Золотые горы

Еще одно уголовное дело, которое родилось по следам дела Панова, – не такое заметное, но тоже знаковое. Оно затрагивает тему «прихватизации» горнодобывающих предприятий и интересы очень высоких лиц.

О судьбе бывшего государственного предприятия – комбината нерудных ископаемых в Деревянке мы писали не раз. В разгар 90-х с его имуществом произошли странные метаморфозы: часть была продана по смехотворной цене известной компании «Карелнеруд», а часть… попросту «потерялась» при передаче с баланса республики на баланс федерального дорожно-строительного управления при Минобороны России. Примечательно, что акты приема-передачи, в которых почему-то не была отражена львиная доля технологического оборудования – конвейеры, грохоты, дробилки, – подписывал все тот же Панов, трудившийся тогда в Комитете госсобственности. Но еще примечательнее то, что оборудование спустя почти 10 лет обнаружилось на балансе… предприятий группы «Карелнеруд». Как оно там оказалось и не было ли госимущество банально похищено при участии госчиновников, теперь выясняет следствие.

Какие отношения сложились у республиканской власти с хозяином «Карелнеруда» состоятельным бизнесменом Вячеславом Смородиным, можно только догадываться. Квартира, презентованная «карелнерудовским» «Трансстроем» за выгодный фиктивный подряд на автодороге Чебино – Паданы и «потопившая» в итоге дорожника Гиззатулина, свидетельствует, что эти отношения – сложные и многогранные. С одной стороны, перед нами пример того, как с помощью взятки «карелнерудовцы» решали свои вопросы. С другой, именно «Трансстрой» спустя два года сообщил об этой взятке куда следует и навлек на правительство уголовные неприятности. Дальнейший ход событий показал, что Смородин, несмотря ни на что, по-прежнему пользуется чиновничьей благосклонностью. Иначе почему сначала Минпром под руководством пановского шефа Денисова, а теперь и новообразованное Министерство природных ресурсов под руководством министра Шустова упорно не замечают ряд, мягко говоря, странностей в «карелнерудовском» бизнесе?

Череда банкротств, смена вывесок, уход в оффшоры – обо всем этом мы писали уже не раз. Как и о том, что правительственные чиновники, несмотря ни на что, старательно дают «карелнерудовским» юрлицам зеленый свет. Надо «не заметить» какие-то нарушения – нет серьезных нарушений. Надо переоформить лицензию с одной фирмы на другую – пожалуйста. И не важно, что условия этой самой лицензии не соблюдаются, что у фирмы, которой дают разрешение на разработку месторождения, на тот момент за душой толком нет даже технологического оборудования. А сама схема, по которой от фирмы к фирме передавались лицензии, с точки зрения закона, вызывает большие сомнения.

К чему это привело – известно. В Деревянке – безработица, грозящая перейти в социальный кризис. Путем юридических манипуляций хозяин фирм, имеющих в руках лицензии на добычу карельских природных ресурсов, «прописался» в Южной Америке, в оффшорном государстве Белиз. При том, что здесь, в Карелии, у многострадального комбината нерудных ископаемых есть законный собственник – предприятие, готовое работать и обладающее всем необходимым оборудованием. Но ему работать не дают.

Безусловно, все это еще станет темой отдельного расследования. А пока хочется задать высокопоставленным  карельским чиновникам простой вопрос: в чем секрет, господа? Откуда такая заинтересованность в отдельно взятом бизнесе? Если это не коррупция, то что это?  

А мужики-то не знали…

Крестовый поход против коррупции, который объявила федеральная власть, уже начался. Недавние слова о грядущей «чистке» в «Единой России» – неслабый повод для волнений в регионах.

То, что «вспомнили» рязанскому губернатору Георгию Шпаку и архангельскому главе Николаю Киселеву, на фоне карельских разоблачений может показаться смешным. В первом случае – сомнительный скандал с недоказанной продажей министерской должности. Во втором – тоже недоказанная история со взяткой и поддельным видеороликом. До наших чиновников рязанским и архангельским, судя по всему, далеко.

События, которые будоражат сейчас общественное мнение и медленно, но верно клонят нынешнюю эпоху к закату, происходили на заре катанандовского правления. Остается только догадываться, какие открытия нас еще ждут впереди, до каких дел пока не дошел черед.

Каких-то лет пять назад простые жители республики даже представить не могли, какие вещи творятся за фасадом республиканской государственной власти, как правительственные чиновники укрепляют собственное благосостояние и в каких суммах измеряется их скромное счастье.
Мы слышали о развале крупнейшего карельского предприятия – «Карелрыбфлота», но не слышали, чтобы кто-то за это ответил.

Мы были свидетелями становления империи Леонида Белуги, смутно понимая, на чем основано ее благополучие. Мы видели, как за смешные деньги был продан «Петрозаводскмаш», и по-обывательски негодовали, когда узнали, что в строительство частного гипермаркета «Сигма» вложено более 90 миллионов бюджетных рублей.

Мы краем уха что-то слышали о том или ином факте «прихватизации» с участием каких-то чиновников и в глубине души подозревали, что далеко не каждый обладатель высокой должности живет на одну зарплату. Но, по сути, мы не знали ничего.
Многого не знаем и сейчас.   
Дождемся мая?

Кирилл ПЛАТОВ.


 

Комментарии

    Блоги
    • Николай Габалов, журналист, блогер

      В нашем прекрасном городе П., в котором центр - сплошной заповедник лениных-свердловых-марксов, и вдруг – такое неожиданное название!

    • Елена Пономарева, налогоплательщик

      Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

    • Николай Габалов, журналист, блогер

      Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

    • 1
    • 2
    • 3