• EUR: 68,4703
  • USD: 64,1528

Форели хочется

13 августа 2008 годаСкандал

Ванда Патенко объяснила, почему в минсельхозе – обыски.

Карельский минсельхоз лихорадит который день. Не успели утихнуть разговоры об обысках в кабинетах министерства и неком «форелевом» деле, как грянул новый информационный скандал. В понедельник на экстренно созванной пресс-конференции глава ведомства Ванда Патенко поведала свою версию происходящего. По мнению сотрудников министерства, республика на пороге передела форелеводческого рынка, за который бьются питерские и московские капиталы.

Как известно, обыск прошел в министерстве сельского и рыбного хозяйства 7 августа. Во второй половине дня ведомство посетили сотрудники Управления по борьбе с экономическими преступлениями при МВД РК, опечатали кабинеты (бухгалтерию, юридический и информационный отдел, канцелярию), изъяли все документы, связанные с развитием форелеводства, допросили сотрудников.
Позже в пресс-службе МВД подтвердили, что обыск проводился в связи с возбуждением дела по статье 178 УК РФ – «недопущение, ограничение или устранение конкуренции».  

Руководство министерства проинформировали, что дело было возбуждено 3 июля «по факту сговора руководства министерства и двух форелеводческих хозяйств», поведала Патенко на пресс-конференции. «Изъяли даже два моих старых еженедельника за прошлый год и новый за этот год, телефонные и записные книжки моих сотрудников», – рассказала министр сельского и рыбного хозяйства.

На пресс-конференции Ванда Патенко была как никогда откровенна с журналистами. Она не знает, кто обратился с заявлением о возбуждении дела, но предполагает, что инициатором может являться некая питерская фирма «Рокфор», изъявлявшая желание получить сразу весь берег Ладожского озера в Лахденпохском районе Карелии для развития форелеводческих хозяйств. Уже несколько лет фирма добивалась от министерства разрешения на разработку хозяйства на 3 тысячи тонн форели.

 

«Обычно мы даем разрешение на 300 тонн. Они же просили одномоментно отдать им все побережье, – рассказывает Патенко. – На освоение того объема, который они просили, потребовалось бы 300 миллионов рублей и 12 лет. То есть эти участки побережья на 12 лет были бы заморожены. Мы предлагали – освойте сначала одну площадку, потом берите остальные. Но они просили сразу все».

Министерство выдало «Рокфору» разрешение на освоение 600 тонн красной рыбы. За полтора года «Рокфор», заявлявший претензию на 3 тысячи тонн форели в год, едва смог освоить 20 тонн. И тут возникло уголовное дело.
«Нас обвиняют в сговоре с фирмами, которые расположены как раз по соседству с «Рокфором». С ним же мы судимся в Арбитражном суде по обвинению в нарушении антимонопольного законодательства, – рассказала Патенко. – Странно, если бы мы отдали одной фирме весь берег Ладожского озера, удовлетворив их требование, мы фактически разместили бы на берегу озера монополиста. Мы этого не сделали, разместив там три разных фирмы. И сейчас нам предъявляют претензии о нарушении антимонопольного законодательства».

Это далеко не единственное «мутное» место в истоках «форелевого дела». Патенко рассказала еще две истории, по ее мнению, связанные с нынешним прецедентом. «В апреле к нам приезжали представители Ассоциации форелеводов из Санкт-Петербурга. Предложили нам создать совместную ассоциацию. Мы отказались, сказав, что у нас уже есть своя ассоциация, – рассказывает Патенко. – А 16 июля на мой телефон поступил звонок. Это некоммерческое партнерство «Ассоциация форелеводов» сообщило мне следующее: «По имеющимся сведениям, будет возбуждаться уголовное дело, где фигурирует ваше министерство и ваша фамилия». Прозвучало даже имя следователя по этому делу. Они предложили взамен на поставку кормов свое молчание: «Вы принимаете наши корма. Мы не будем содействовать ходу уголовного дела». К слову, Карелия сейчас закупает корма на 70 миллионов евро в год. Негласный контракт именно на эту сумму, видимо, и рассчитывали заполучить телефонные собеседники Патенко.

Накануне самого обыска в министерстве произошел любопытный инцидент. 6 августа уже около 22.40 вечера дежурный пропускного пункта сообщил, что в зале заседаний министерства находится кто-то посторонний. Сотрудник министерства Андрей Заико, приехавший на вызов, обнаружил на проходной двоих человек в штатском, предъявивших удостоверения МВД, и «УАЗ» патрульно-постовой службы у дверей. У входа в зал заседаний находились еще трое человек в штатском, которые никак не представились. «Затем два сотрудника МВД оказали содействие в побеге тем троим гражданам, что так и не представились. Одного из них наряд ППС забрал в машину. Подъехавший полковник милиции Ткач сказал: «Я забираю этого человека для выяснения обстоятельств происшедшего». И больше мы никакой информации и никаких объяснений происшедшего от МВД не получали», – рассказал Заико. При этом в зале заседаний не могло находиться никаких интересных документов. Там вообще ничего нет, кроме стола и стульев. Единственный интерес зала заседаний – в самих заседаниях. Кто-то из журналистов предположил, что в зале просто хотели установить «прослушку».

 

По словам министра сельского хозяйства, одного из руководителей карельского сельхозпредприятия, ставшего фигурантом уголовного дела, прямо просили: «Дайте показания на Патенко». Неспроста, считает Ванда Феликсовна, появился ряд дел против руководителей нескольких агрофирм. «Позволю себе сделать вывод: я считаю, что все это попытки скомпрометировать руководство министерства».

«Возникло ощущение, что сегодня административный ресурс Карелии задействован, чтобы решить вопросы между бизнес-структурами Москвы и Санкт-Петербурга», – откровенничали на пресс-конференции сотрудники министерства, побывавшие на допросе 7 августа.

По данным министерства, доля Карелии в общероссийском рынке по садковой форели составляет сейчас около 70 процентов. Это очень большая доля очень выгодного бизнеса. По оценкам специалистов, в форелеводстве вложения в два миллиона долларов отбиваются за два года.

Впрочем, делать какие-либо утверждения пока рано. Своего слова еще не сказало МВД, и, как знать, может быть, за логикой его действий стоят действительно весомые доводы. Какая правда скрывается за этой историей – покажет время.

Александра ДОМИНА.

 

Комментарии