• EUR: 68,4703
  • USD: 64,1528

Копайте глубже

12 февраля 2009 годаСкандал

«Прозрачные» процессы в Минприродресурсов Карелии делают прозрачным бюджет.

У всей страны кризис, а у кого-то веселая жизнь продолжается. Дефициты бюджетов, секвестирование расходов и общая паника по поводу завтрашней нехватки средств на важнейшие государственные нужды – это, похоже, не аргументы для некоторых официальных лиц, когда речь заходит о распределении государственных богатств. На днях нам стали известны подробности одного конкурса, который состоялся в стенах карельского министерства природных ресурсов еще в конце прошлого года. Итог состязания нескольких фирм за право добывать щебень в местечке «Большая Уя» наглядно свидетельствует, какие интересы бывают превыше бюджетных.

Миллионы в конверте

На первый взгляд, конкурс, о котором идет речь, ничем не примечателен. Информация о нем, как и положено, заблаговременно появилась в СМИ. К участию были допущены все желающие, что, конечно же, позволяет теперь говорить: все было «открыто» и «прозрачно».

За право пользования недрами для разведки и добычи габбро-диабазов на месторождении «Большая Уя» бились пять фирм. Названия всех упоминать нет смысла, читателю они ничего не скажут. Отметим лишь, что после экспертизы заявочных материалов из пяти фирм остались соревноваться две наиболее достойные: с одной стороны – «Онежские карьеры», с другой – «Карелприродресурс», «дочка» известного концерна «ВАД».

Обе фирмы к «финалу» подошли, получив одинаковое количество баллов, то есть наравне. Ситуация – почти драматическая по накалу страстей: выбрать победителя при таком раскладе нельзя, конкурс требовалось продолжать. Единственным дополнительным критерием в этом случае является размер разового платежа за пользование недрами. Минимальная ставка – 3 миллиона 657 тысяч 500 рублей. Кто готов заплатить бюджету больше – тому и победа.

Как и положено, запечатанные конверты, куда вложены письма с указанием сумм, были переданы комиссии еще до начала конкурса. Первым вскрыт конверт «Карелприродресурса». Сумма, которую оглашает  председатель комиссии – ровно 3 миллиона 657 тысяч 500 рублей, ни копейкой больше. Следом вскрывается конверт «Онежских карьеров». Озвучивается цифра, и… разносится шепоток. «Сколько?» – словно не веря собственным ушам, переспрашивают присутствующие. Нет, все верно, никто не  ослышался – 43 миллиона рублей.

«Онежские карьеры» уже готовы праздновать победу, но возникает одна формальность – комиссии вдруг требуется время, чтобы посовещаться и еще раз поднять руки. Чего совещаться, если вопрос ясный? Не понятно. Тем более, что по регламенту никакого дополнительного голосования вроде бы не требуется. Но комиссия так хочет. Кто будет возражать?

Непростая арифметика

После Ястребиного, ареста Панова, гневного визита Трутнева в Карелию и смены вывески на ликвидированном Минпроме РК руководство республики, помнится, заявляло, что отныне всяческие безобразия в этой сфере исключены. Нам обещали: лицензий «по блату» отныне не будет. Только – с аукционов или на конкурсной основе, в условиях полной «прозрачности» и с максимальной отдачей для государства.

Честно говоря, в этих словах мы усомнились еще тогда, полтора года назад. Как государственные люди в нашей стране умеют проводить конкурсы и как обеспечивается «прозрачность», хорошо известно. Однако мы даже предположить не могли, что все может быть ТАК.

А случилось вот что. Конкурсная комиссия думала мучительно долго. О чем шла речь за закрытыми дверями? Можно только гадать. Любой первоклассник без всяких раздумий подтвердит, что 43 миллиона – это намного больше, чем три. Но комиссия ломала голову не зря и, судя по всему, явно не над арифметикой. Вывод, озвученный по истечении времени, оказался прямо противоположен законам простого счета. Победителем объявлен «Карелприродресурс»! Ну и что, что фирма готова заплатить по минимуму, не все же, когда надо, решается деньгами.

Повод, чтобы не отдать месторождение «Онежским карьерам», нашелся простой. Оказывается,  письмо с указанием  разового платежа оформлено не так,  как хотелось комиссии. Мол, бумага подписана от имени учредителя (хозяина) предприятия, который формально к участию в конкурсе отношения не имеет. На этом основании комиссия пришла к глубокомысленному выводу, что конверт не содержит… вообще никакого предложения от «Онежских карьеров».

Здесь самое время сделать лирическое отступление. Как именно должны оформляться подобные письма, конкурсный регламент не определяет, однозначного представления нет и у всех членов комиссии. Конкурсантам предлагается это делать в достаточно произвольной форме.

Отвергнутое письмо было выполнено на фирменном бланке «Онежских карьеров». Подпись в нем имелась, кстати, не одна, а целых две: кроме упомянутой визы учредителя стоял и автограф директора предприятия. В соответствии с федеральным законом «Об обществах с ограниченной ответственностью» крупные сделки (шутка ли, 43 миллиона рублей!) могут совершаться лишь с одобрения учредителей фирмы, поэтому и потребовалась подпись владельца предприятия.

Может быть, конкурсная комиссия побоялась, что предприятие не заплатит 43 миллиона? Но ведь «Онежские карьеры» одновременно с подачей заявки на конкурс гарантировали, что в случае победы разовый взнос будет оплачен. По-другому и быть не может. Не оплатишь – грош цена победе, лицензию заберут за невыполнение условий конкурса.

Однако победа, судя по всему, настолько была нужна другому участнику, что забивать голову подобными тонкостями никому не хотелось. Кого в итоге волнует, что бюджет получит не 40 с хвостиком миллионов рублей, а в десять с лишним раз меньше? Зато «Карелприродресурс» доволен, и все вроде бы по закону.

Да будет им счастье

По закону все происходило или нет – еще предстоит выяснить. «Онежские карьеры» сразу же после заседания объявили, что намерены оспаривать решение комиссии. Иск уже составлен и принят  к производству Арбитражным судом РК.

В ходе подготовки к процессу выяснилась еще одна интересная деталь: текст протокола конкурсной комиссии сильно отличается от того, что говорилось во время заседания на самом деле. Подтвердить это может аудиозапись заседания, но официально получить ее «Онежские карьеры» от министерства не смогли – последовал отказ. Как знать, не окажется ли завтра, что запись попросту «потерялась»?

Нет нужды особо расписывать, что за фирма – «Карелприродресурс» и кто за ней стоит. Скажем лишь, что одним из ее учредителей является сын очень заметного карельского чиновника. Но не это главное. По большому счету, не важно, кто поимеет «дивиденды» с щебня, который выдаст на-гора месторождение «Большая Уя». Это частности, в которых пусть  разбираются компетентные товарищи. Смысл происходящего – а он в этой фабуле на поверхности – куда масштабнее.
В последнее время власти на всех уровнях много говорят о «прозрачности». О борьбе с коррупцией и о честной конкуренции. Об антикризисных и социальных программах. Словом,  о титанических усилиях в борьбе за всеобщее счастье.

Нам рассказывают о сокращении расходов и о лишениях, которые придется претерпеть ради того, чтобы хорошее завтра наступило как можно скорее.
Но когда в трудную годину мимо бюджета вот так запросто проплывают десятки миллионов рублей и без тени сомнения на лицах «пилятся» природные богатства, как никогда ощущаешь, что радости от этого – единицам и до всеобщего счастья нам ой как далеко.

Антон КРЫЛОВ.

 

Комментарии