• EUR: 68,0037
  • USD: 59,0823

Было ваше, станет наше

11 марта 2009 годаСкандал

Участники сельскохозяйственного нацпроекта в Карелии остаются без земли.

На всю страну звучат слова о нацпроектах и поддержке сельского хозяйства. О необходимости повышать надои-урожаи и продовольственной безопасности страны. Однако между словом и делом существует большая разница. В отдельно взятой Карелии поистрепавшийся лозунг «земля – крестьянам!» недавно обрел новое, сомнительное звучание. Глядя на то, как власть на местах распоряжается лучшими сельскохозяйственными землями, понимаешь: впору вести речь не о поддержке отечественного агропрома, а о его уничтожении.

Земля-кормилица
Для кого-то земля – это возможность выпасти скот, накосить сена, вырастить урожай. А для кого-то – просто собственность, которую можно, к примеру, продать или построить на ней какую-нибудь базу отдыха и неплохо на этом заработать.
О непростой ситуации, в которой оказалась жительница поселки Куркиеки Ольга Синявина, мы уже писали. Синявина всерьез занимается сельским хозяйством с 1994 года. Держит коров, поросят, обеспечивает молочной продукцией местные учреждения образования. Оформила участок в аренду, взяла кредит и построила новый хоздвор. Словом,  настоящая труженица села. На таких, принято считать, земля русская держится. Пока еще держится…
Именно с земли-кормилицы начались неприятности Ольги Синявиной. В 2007 году выяснилось, что на землю, которую она выбивала в аренду несколько лет, выискался новый претендент. Некий житель Лахденпохья вознамерился оформить земельный пай, доставшийся ему в наследство от отца, когда-то работавшего в куркиекском совхозе. В границах этого пая оказался и участок, арендованный Синявиной.
К слову, в свое время Ольга Синявина пыталась оформить землю в собственность и обращалась по этому вопросу к чиновникам. Однако ей отказали, уверив, что участок возможно получить лишь в аренду. Почему – вопрос до сих пор открытый. Ведь то, что не разрешали фермеру Синявиной, оказалось можно новому «хозяину», далекому от навоза, сена и прочих фермерских забот. Местная администрация оформила ему участок – прекрасные сенокосные угодья практически на самом берегу Ладоги. Оформила, невзирая даже на решение суда, признавшего, что Синявина пользуется этой землей на законных основаниях.
Споры вокруг участка продолжаются по сей день.
Вряд ли невесть откуда взявшийся «пайщик» и подыгравшие ему чиновники размышляли о судьбах сельского хозяйства, когда проворачивали свое дело. Тем более, вряд ли они задумывались о том, что Ольга Синявина – не единственная, кто может пострадать в этой истории. Фермерское хозяйство ее соседа Лывина еще больше. Лывины разводят овец и другую живность, гектарами выращивают картофель, свеклу и другие овощи и тоннами поставляют сельхозпродукцию на продажу. У Лывиных просторный дом, пятеро детей, образцовое хозяйство – настоящая реклама как минимум двух нацпроектов – «Семья» и «Развитие агропромышленного комплекса». Но их земля – тоже в черте участка, на который положил глаз новый «собственник», и что ждет ферму Лывиных завтра, сказать сложно…

Доверенные лица
Куркиеки – не единственная тревожная точка на карте Карелии, а ситуация, в которой оказалась Ольга Синявина, может считаться типичной для многих населенных пунктов республики.
В том же Лахденпохском районе от «земельного» передела могут пострадать около десятка крупных фермерских хозяйств, расположенных на берегу Ладожского озера. Участки на ладожском побережье отлично ухожены и разработаны, находятся близко к воде – этим объясняется их привлекательность в глазах земельных спекулянтов.
Прокурор Лахденпохского района В.Котов, в одном из интервью рассказывая о тотальной «прихватизации» земли, как-то признался: «Я боюсь, что в один прекрасный день люди поймут, что построить себе дом им негде, негде выращивать овощи и пасти скот». И он как в воду глядел.
За паевыми землями, попавшими после развала совхозов в руки простых деревенских жителей, сейчас идет самая настоящая охота – не только в Лахденпохском, но и в других районах Карелии. Долгое время о земельных паях, доставшихся в начале 90-х в «подарок» от государства, вспоминал редко кто из бывших колхозников. Бумаги пылились на дальних полках и, казалось, никакой ценности не представляли. Истинную цену этих документов местное население и сейчас представляет с трудом, в отличие от дельцов, которые уже хорошо усвоили тонкости «земельных отношений».
Что такое пай для бывшего колхозника? Просто бумажка, ностальгия по прошлому, что-то вроде пресловутого ваучера, которому не нашлось применения. Охотники за паями оккупируют территории бывших совхозов целыми стаями. Земельные паи продать не так просто, куда проще – получить в так называемое «доверительное управление» за символическую «благодарность». Много ли деревенскому жителю надо для счастья? Иногда хватит и пары бутылок водки.
Чтобы осознать масштабы процесса, достаточно почитать объявления, которыми в последнее время пестрит официальная газета «Карелия». Извещения о намерении выдела земельного участка из состава бывших колхозных земель печатаются страница за страницей, по десятку штук на каждой.
 В списке, в основном, Сортавальский, Питкярантский, Лахденпохский районы – приладожская земля, которая когда-то считалась житницей Карелии. Примечательно, что фигурируют в объявлениях одни и те же «доверенные лица», выступающие якобы от лица бывших работников совхозов. Причем, как правило, «доверенные лица» прописаны далеко за пределами Карелии. Возражения просят направлять к черту на кулички: в какой-нибудь, скажем, город Егорьевск Московской области. Кто там, в Егорьевске, будет читать эти возражения?
Деревенских жителей, избавляющихся от ненужных паев, понять не сложно. Если есть возможность заработать, почему ею не воспользоваться? Гораздо сложнее понять чиновников различного ранга – от местных до федеральных, которые смотрят на происходящее сквозь пальцы. Как будто речь идет не о лучших сельскохозяйственных землях. И словно от всего этого не страдают крестьянские хозяйства, которым сами же чиновники когда-то подсунули спорные земли в аренду.

Кто за кого?
«Моя позиция по данному вопросу категорична: земли использовать только под сельское хозяйство, и «бизнесменам», занимающимся скупкой паевых земель, об этом известно, – прокомментировала однажды проблему паевых земель Ванда Патенко, тогда еще действующий министр сельского хозяйства. –  Если позиция остальных инстанций будет столь же принципиальной, то, надеюсь, что паевые земли потеряют привлекательность для спекулянтов».
Слова правильные, хорошие. Сельскохозяйственные земли – это настоящее и будущее агропрома. Если их разбазарить под дачи и коттеджи – никакие нацпроекты и программы возрождения не помогут сельскому хозяйству встать с колен.
Однако Ванда Патенко – уже не министр, слова остались словами, земельные спекуляции продолжаются, а сама г-жа Патенко стала фигурантом уголовного дела, где речь идет как раз о законности земельных операций.
Мэр Лахденпохского района Михаил Максимов, глава Заозерского сельского поселения Олег Николаенко и председатель Заозерского сельсовета Олег Корсаков – сколько еще чиновников должны «погореть» на земельных сделках, чтобы до ответственных лиц наконец дошла страшная суть происходящего? Однако эти уроки, судя по всему, – другим не наука. На повестку дня выходят все новые и новые скандалы, причем куда более масштабные.
Если «тихую» скупку земель в Приладожье еще можно как-то ухитриться «не заметить», то дела, происходящие в Прионежском районе, под боком у карельской столицы, на виду у министерств и ведомств, не заметить невозможно. На этот раз без лучших пахотных земель рискует остаться уже не ферма, а одно из крупнейших сельхозпредприятий республики – агрокомплекс имени Зайцева.
Аграрное предприятие вынуждено сейчас доказывать в суде права на землю, которой официально по договору аренды пользуется на протяжении уже многих лет. И снова с противной стороны используется уже опробованная схема: переоформленные на «доверенное лицо» паи и иски в суд.
Малопонятная позиция властных структур наводит на мысль, что речь может идти о хорошо спланированной акции. Что еще остается думать о чиновниках карельского Минпрома и Роснедвижимости, которые игнорируют суды, не посещая их, и ни слова не говорят в защиту агрокомплекса? Как еще понимать то, что чиновники Прионежской администрации не помнили и вдруг «вспомнили», что земля, сданная ими самими же в аренду, якобы принадлежит каким-то «пайщикам»?
Как понимать то, что прионежские чиновники не могут найти у себя в архивах документы, свидетельствующие в пользу агрокомплекса, и прямо просят суд признать незаконным договор аренды земли с сельхозпредприятием, заключенный, повторимся, самой же мэрией?
Какая выгода от этого руководству района? Ведь расторжение договора – это не только удар по агропромышленному комплексу, но и по местной казне. Если договор был заключен незаконно, то мэрия не имела права взимать немаленькую арендную плату и, по идее, должна, как минимум, вернуть деньги агрокомплексу. Неужели Прионежский район настолько богат, что даже перспектива больших бюджетных потерь не способна остановить местных чиновников?
Печально, но факт: похоже, интересы всяких «доверенных лиц» в отдельно взятой Карелии стоят превыше интересов государства. И покуда так продолжается, можно много рассуждать о стратегической миссии отечественного сельхозпроизводителя, о нацпроектах и программах поддержки села. Но что может фермер или агропредприятие, которые с ведома чиновников остаются без земли?

***
«В нашем поселке из 100 голов крупного рогатого скота осталось не более 20. Практически все земли в окрестностях нашего района оформлены либо в собственность, либо в аренду. Но они не обрабатываются, а продаются. Где заготавливать сено для своих коров, я не знаю. Как платить кредит (взятый в рамках национального проекта по возрождению АПК), если мне придется ликвидировать свое хозяйство, я не знаю… Очень прошу помочь мне восстановить справедливость» – это строки из обращения, которое жительница Куркиеки Ольга Синявина, отчаявшись найти правду в Карелии, направила президенту РФ Дмитрию Медведеву.
Уверен, что под просьбой «помочь восстановить справедливость» подписались бы сегодня многие руководители маленьких и больших карельских хозяйств. На местную власть у тех, кто хочет работать на селе, надежды остается все меньше и меньше. И похоже, что без пристального внимания Москвы карельскому агропрому выжить будет трудно.

Алексей НЕМИРОВ.
 

Комментарии

  • Свем29.12.2011 | 20:48Ссылка
    Ситуация с сельским хозяйством в Карелии аховая.знаю на своем опыте.Я предполагаю,что в развале сельхозпредприятий на ладожском побережье заинтересованы на самом верхнем уровне, иначе я не могу обьяснить ситуацию,почему идет планомерное уничтожение сельского хозяйства.Мы-бывшие работники племсовхоза им.Дзюбенко два года обращались с письмами и к Путину и к Медведеву и к депутатам,но ни от кого не было ответа,только становилось все хуже.В совхозах нет своей земли.Земля вдруг стала принадлежать мэрии,та в свою очередь самую лучшую землю продает,совхоз в заднице.Скажите люди добрые до каких пор это будет продолжаться?До каких пор власть будет издеваться над крестьянами?
Блоги
  • 1
  • 2
  • 3