• EUR: 67,7660
  • USD: 63,9242

Новоселья не будет?

19 января 2010 годаСкандал

Халатность чиновников оставила людей без жилья, но будут ли найдены виновные?


Что может быть обиднее, чем каждый день ходить мимо своего нового дома и осознавать, что, скорее всего, он никогда не будет твоим? Каково это – распаковывать уже собранные чемоданы и понимать, что счастливого новоселья не будет? Именно в такой ситуации оказались жители прионежской Ладва-Ветки, которым местные власти совместно с РЖД несколько лет назад пообещали решить жилищные проблемы. Деньги на новые коттеджи были выделены и успешно освоены. Но, как известно, в нашей стране «освоить» и построить – зачастую две абсолютно разные вещи.


Мертвая зона


В самом конце улицы Молодежной в поселке Ладва-Ветка Прионежского района стоят два серых коттеджа. Симпатичные, милые домики, но чем ближе подходишь, тем отчетливее понимаешь, что в них никто не живет. К коттеджам даже нет тропинки. Дорога проходит мимо и идет дальше.
– Куда дорога ведет? –  интересуюсь у местных.
– На кладбище, – слышу в ответ.
Казалось бы, типичная картина заброшенного села: мертвые дома и кладбище по соседству. Есть одно «но»: эти дома – новые. Правда, в них никогда не жили люди и никогда не зажигался свет. Кругом ямы и рытвины, передвигаться приходится с осторожностью, можно запросто подвернуть ногу. Вместо забора – одинокие столбы с остатками перекладин.


Крыльцо настолько узкое, что поставить на ступеньку ногу целиком невозможно, приходится двигаться бочком. За хлипкие неструганные перила страшно браться. Тонкая дверь едва ли будет держать тепло. Впрочем, будет ли вообще в этом доме отопление?  


Мы входим внутрь. На противоположной стене вместо окна расположено что-то, отдаленно напоминающее форточку. Что это за помещение – понять невозможно, очень странная планировка. Попасть в соседнюю комнату не просто: перепад между порогами как минимум сантиметров 50, положенной по логике вещей маленькой лестницы нет. Представить, как в это жилище будут, например, заносить мебель – сложно. Дверные проемы такие узкие, что не развернуться. Пол под ногами хрустит, крошится и проваливается.
По всему дому веет ветер разрухи. Перегородки порушены, торчат металлические каркасы. Кто-то вынул утеплитель из стен, если он там, конечно, был.

 


Мои спутницы из местных, Жанна Старцева и Светлана Каменева, лишь вздыхают:
– Раньше здесь даже люстры висели…
Жанна ходит по квартире, с тоской касается мерзлых стен, на глазах у нее, кажется, сейчас появятся слезы. В соседний коттедж, брат-близнец этого, должна была бы вселиться ее семья.

А счастье было так близко…


У этой истории, как часто случается, было счастливое начало. В августе 2006 года ОАО «РЖД» проводило электрификацию участков на Октябрьской железной дороге, и в ходе работ несколько жилых домов в Ладва-Ветке оказались между тяговой подстанцией и пунктом контактной связи, в 50-метровой санитарно-защитной зоне.
По всем нормам вблизи таких объектов жилье располагаться не должно. Железнодорожники  взялись решить вопрос с переселением и выделили району внушительную по меркам 2006 года сумму – 3 миллиона 780 тысяч рублей. Нашлись даже дома, уже построенные, которые оставалось только слегка довести до ума. Но прошло три года, а  люди так и продолжают жить в опасной зоне. Что интересно, денег, отпущенных на переселение «Российскими железными дорогами», уже тоже нет.


Чтобы понять, как такое в прямом смысле «экономическое чудо» произошло, нам пришлось разбираться в ситуации с самого начала. Выяснилось, что в 2006 году Прионежская мэрия заключила с «РЖД» договор, по которому район взялся людей переселить из опасной зоны, а железная дорога  – все это оплатить. К идее присоединилась и администрация Ладва-Веткинского поселения. «Ладвинский леспромхоз» безвозмездно передал администрации района для переселения семей два коттеджа на улице Молодежной. Логика была простой: железная дорога выделяла деньги на покупку полноценного жилья из расчета 13,6 тысячи рублей за «квадрат», тогда как перепланировка и ремонт уже готового жилья стоили гораздо дешевле.  Почему бы не сэкономить средства в пользу поселка?


– У нас были серьезные планы на остаток этих денег, нам было что ремонтировать, – рассказывает депутат поселкового совета Геннадий Румзин. – И клуб, и магазин, в общем, что объяснять – средств у поселения и так кот наплакал. Передачей этих домов как раз я и занимался и отлично помню, что там требовалось лишь провести перепланировку, косметический ремонт, а также решить вопрос с электричеством и теплом.
Жанна Старцева буквально кипит от возмущения:

– Сколько раз мы пожалели, что деньги не выдали каждой семье на руки! Мы бы уже давно жили в нормальных условиях! Однако как только по поселку разошелся слух о том, что будут выделены средства, к нам, как мухи на мед, стали слетаться какие-то странные люди…

Недоделки за 4 миллиона?


Вскоре после начала работ в коттеджах переселенцы с удивлением обнаружили, что к строительству привлечены местные жители, известные в поселке пристрастием к горячительным напиткам.
– Как ни придешь на объект, все сидят, не работают, – рассказывает Светлана Каменева, – говорят, то денег нет, то стройматериалов.


Предполагалось, что переоборудование домов закончится в марте 2007 года. Затем март превратился в апрель, а апрель – в август. В июле люди не выдержали, собрали местных депутатов, пригласили руководителя ЖКХ Прионежского района Андрея Алексеева и дружной комиссией отправились на объект.
Список обнаруженных недоделок и несуразностей составил 18 пунктов: было там и крыльцо, по которому нельзя подняться, и злосчастные перила, и узкие дверные проемы, и бездарная перепланировка. В слуховых окнах на чердаках нет стекол. Вместо подоконников прибиты неструганные ДСП. Полы выполнены из нетвердой плиты, которая, если на нее наступить, проваливается.


В ходе работ выяснилось, что автономного парового отопления, изначально предусмотренного проектом, в коттеджах не будет. Обогревать дома какой-то «гений» решил с помощью электрических конвекторов. И это – в поселке, где регулярно происходят перебои со светом и электричества иногда не бывает сутками.


Жильцы кинулись объясняться с руководством фирмы-застройщика «ИН-Строй», просили, умоляли не делать глупостей. Тем более, что строительство было еще на той стадии, когда возможно было снабдить квартиры обыкновенными печами. Поначалу строители даже слышать об этом не хотели. Но, наконец, сменили гнев на милость и договорились с жильцами, что им просто привезут кирпичи, а уж печки те будут как-нибудь сами возводить. Люди были согласны и на это, лишь бы только не связываться с электричеством.


Но планам не суждено было сбыться. К началу 2008 года строители исчезли, а дома так и остались стоять с недоделками, без света, без тепла. Жильцы, которые сидели все это время на чемоданах и строили планы на будущее, вдруг поняли, что сказка закончилась.

«Событие отсутствует»


Поняв, что переезда и переселения не будет, люди начали борьбу за жилье. Первое, на что они обратили внимание, – проведенный администрацией конкурс среди строительных фирм.
Как выяснилось, в нем участвовали всего две компании – ООО «ИН-Строй» и ООО «Инкис – строй». Не известно, насколько внимательно изучала конкурсная комиссия представленную документацию, но сведения из налоговой инспекции свидетельствуют, что в 2006 году обе фирмы были зарегистрированы по одному и тому же юридическому адресу – Петрозаводск, Лесной проспект, 51.


Второе совпадение в этой истории – фамилия директора фирмы «ИН-Строй», выигравшей конкурс. Руководитель фирмы Роман Старцев оказался родным сыном заместителя мэра района Ольги Старцевой.
Впрочем, эти совпадения и случайности не вызвали ни у кого никаких сомнений, и, как сообщил в официальном письме несчастным жителям тогдашний прокурор Прионежского района Дмитрий Егоров, «при изучении материалов объявленного конкурса нарушений выявлено не было. Оснований для актов прокурорского реагирования не установлено». Что ж, раз не выявлено – надо стучаться дальше.

 


У каждого из несостоявшихся переселенцев скопилась толстая папка бумаг. Это обращения в самые разные инстанции, ответы и документы. Люди неоднократно обращались в Прионежский РОВД с требованием докопаться до правды. И каждый раз получали в ответ постановления об отказе в возбуждении уголовного дела за «отсутствием события преступления». Прокуратура возвращала материалы на новые и новые проверки. На дворе уже был 2009 год, когда Жанне Старцевой пришел очередной милицейский ответ.

Простота хуже воровства


Итак, по официальной версии в злосчастных домах, оказывается, все строительные и отделочные работы уже выполнены в полном объеме. Об этом заявил милиции директор фирмы «ИН-Строй» Роман Старцев. Деньги за работы организацией получены – почти все 3,7 миллиона рублей. А то, что в домах нет света и отопления – это не проблема застройщика. О подведении электричества к объекту с фирмой якобы никто не договаривался.
В свою очередь, руководитель прионежского ЖКХ Алексеев вообще не смог объяснить следователю, почему с домами приключилась такая история. Чиновник занялся ими только с 2008 года. Главу района Поценковского опросить почему-то вообще не представилось возможным.


Есть еще один невозможный момент в этой скандальной истории. Следствию оказался не по силам даже простой и логичный шаг –  провести обследование домов и проверить, насколько сделанный ремонт соответствует потраченным на него миллионам. Оказалось, что республиканский Минстрой помочь ничем не может, так как злосчастные дома по улице Молодежной являются муниципальным имуществом. Соответственно, экспертиза может быть только независимой и, разумеется, за деньги, а значит, неосуществимой в рамках доследственной проверки.


Кристальная честность (или правильнее сказать – беззубость?) правоохранительных органов поражает: «В результате проверки не представилось возможным установить причины задержки ввода в эксплуатацию жилых помещений для расселения заявителей… не представляется возможным дать правовую оценку в соответствии с уголовным законодательством РФ действиям сотрудников администрации Прионежского района».

«Это не наша проблема»


Узнав о ситуации с расселением опасных домов, прокуратура республики подала на администрацию Прионежского района в суд, надеясь побудить чиновников к действиям. В суде между тем было установлено вот что: «Представитель администрации района иск не признала и пояснила, что жильцам должны быть предоставлены помещения администрацией Ладва-Веткинского сельского поселения. (Но как же договор между районом и ОАО «РЖД»? Почему деньги получил район, а расселять людей должен поселок?) Дома по улице Молодежной находятся на балансе администрации района, но строительство их не закончено. Администрация района, перечислив в 2006 году деньги подрядчику, контроль за его работой и расходованием денежных средств не осуществляла. Дом, в котором проживают истцы, ни у кого на балансе не состоит…» Иски прокуратура выиграла, но участь людей не изменилась. Районные чиновники по-прежнему не могут исправить собственные ошибки и заставить фирму-застройщика устранить недочеты. Почему?


Последний звонок в администрацию района Жанна Старцева сделала при нас. Разговор со Светланой Чечиль, заместителем мэра района, велся по громкой связи.
На вопрос, почему так получилось, что о проведении электричества в дома никто не позаботился, заместитель главы ответила просто: «Это не проблема администрации, и даже не проблема района, это проблема железной дороги. Мы в курсе ситуации, у нас будет совещание…» Надо полагать, на этом круг окончательно замкнулся. Ведь все заседания должны были уже давно пройти, как минимум три года назад.

Анна РОМАНОВА.

 

Комментарии

Блоги
  • Николай Габалов, журналист, блогер

    В нашем прекрасном городе П., в котором центр - сплошной заповедник лениных-свердловых-марксов, и вдруг – такое неожиданное название!

  • Елена Пономарева, налогоплательщик

    Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

  • Николай Габалов, журналист, блогер

    Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

  • 1
  • 2
  • 3