• EUR: 67,7660
  • USD: 63,9242

Дело ясное, что дело темное

10 марта 2011 годаСкандал

«Черное» и «белое» в нашумевшем видеообращение кондопожанки.

На предпраздничной неделе огромный общественный резонанс вызвало видеообращение к президенту жительницы Кондопоги Светланы Шаповаленко, выложенное на сайте youtube.com. Женщина рассказывает на камеру грустную историю своей семьи, от которой стынет кровь в жилах. Рейдерский захват предприятия, избиение, попытка штурма одного из промышленных зданий камнеобрабатывающего предприятия,  поджоги машины. В общем, лучший набор атрибутов лихих девяностых, помноженный на обязательное сращивание криминала и властных структур. И все это – при полном попустительстве и бездействии правоохранительных органов, суда и прокуратуры и государственной власти. Что и говорить, звучит ужасно.

Старая история на новый лад

Между тем, в частности для «МК» в Карелии», это обращение не было потрясающим откровением. Дело в том, что несколько лет назад Светлана Шаповаленко уже обращалась в редакцию газеты с этой же историей. Тогда она показала нам всю ту кипу бумаг, которую сейчас можно увидеть у нее на столе  в кадре. Однако, в отличие от видеообращения-2011, в 2008-м не звучали фамилии нынешнего губернатора, мэра Петрозаводска и председателя Законодательного Собрания. Да, и, собственно, не могли звучать.

Материал тогда так и не вышел в печать, хотя мы искренне посоветовали несостоявшимся героям публикации обратиться в прокуратуру республики и обжаловать вынесенное на тот момент судебное решение. Что нас остановило? Возможно, ощущение того, что все далеко не так просто и однозначно в этой вопиющей ситуации.
В частности, определенные сомнения возникли касательно истории с рейдерским захватом предприятия, которым владела женщина. Подноготная оказалась проста. Сейчас героиня обращения отрицает факт, обнародованный прокуратурой, о том, что она брала у своего обидчика, бизнесмена Владимира Русина в долг. Но нам удалось выяснить, как все было на самом деле.

В 2005 году гражданским мужем Светланы был некто Андрей Тутакаев, ныне проживающий в Грузии. Женщина и ее отец действительно занимались камнеобработкой, и им понадобилась крупная сумма денег, а банки в связи с долгами предприятия в займе отказали.

Если верить показаниям самой же Светланы Шаповаленко, имеющимся в одном из уголовных дел, в связи со сложившейся сложной финансово-экономической ситуацией, Тутакаев предложил мне помощь своего знакомого из Москвы Русина Владимира, пояснив, что тот может дать беспроцентный заем в размере моей кредиторской задолженности. Речь шла о договоре займа, заключенном сроком на один год, на сумму 2 миллиона 118 тысяч рублей. На этом все понятное в Светланиной истории заканчивается.

Мутные воды

Дела у Светланы вроде бы пошли, Русин тоже стал интересоваться делами предприятия. Если верить показаниям и Шаповаленко, и Русина, должно было появиться некое совместное предприятие, в котором женщина должна была заниматься производством, а Русин – инвестировать в него средства. Впоследствии Русин уверял следствие, что ему неизвестно – появилось ли такое ООО на самом деле. Шаповаленко, в свою очередь, говорила, что фирму-то она создала, а от Русина денег так и не увидела. Она-де вела свои дела по-прежнему, от лица собственного частного бизнеса, зато Русин стал требовать от нее дивиденды. В какой-то момент она заподозрила в непорядочности и Русина, и своего гражданского мужа Тутакаева и попыталась переписать несколько зданий на подставное лицо.

Осуществить задуманное не получилось, так как судебные приставы уже наложили на имущество арест за долги.
Что было дальше, угадать не трудно: Русин потребовал обеспечения своего займа имуществом Шаповаленко. «22 августа 2006 года я оформила на Русина доверенность с правом отчуждения здания «цех подготовки штрипс», – рассказывает Светлана следствию. – При этом нотариус мне разъяснила, что Русин может воспользоваться данной доверенностью и продать мое здание без моего ведома на любых выгодных для него условиях…»

Впрочем, из показаний Русина, значившегося по делу подозреваемым, явствует, что эта доверенность у него появилась потому, что сама Шаповаленко предложила ему выкупить цех. Но у него попросту не было времени на оформление документов. Тогда-то и появились другие доверенности – уже на имя некоего гражданина Семенова, сначала на распоряжение цехом, а затем и земельным участком. Забавно, что Шаповаленко уверяет, что гражданина Семенова привел Русин, а Русин говорит, что это – знакомый Шаповаленко. И дальше в изложении событий – сплошные разногласия. Русин утверждает, что доверенности были обычными, а Светлана – что в них не было реквизитов зданий и кадастрового номера участка.

Денежные отношения между ней и Русиным между тем докатились до судебного разбирательства. В суде было заключено мировое соглашение, и был установлен график погашения задолженности.

Если верить показаниям Светланы, Русин сначала даже не хотел брать от нее положенных выплат, предлагал не торопиться. А затем она узнала, что с одного из цехов снят арест. Штраф в размере 300 тысяч рублей был уплачен Русиным без ее ведома. Еще через некоторое время Русин и его сын продемонстрировали ей регистрационные документы на цех и земельный участок. Ведь все это время у них на руках были доверенности на Семенова, которыми, как полагала Светлана, воспользоваться нельзя. Русин же на следствии утверждал, что Светлана и ее гражданский муж сами просили его об уплате штрафа, а еще предлагали выкупить у них здание.

В общем, дело ясное, что дело темное. Понятно только, что примерно так выглядит любое разбирательство между людьми, связанными нешуточными денежными отношениями.

Кто кому?

Для полноты картины заметим, что Владимир Русин также не выглядит простым, белым и пушистым. По оперативной информации, известно, что он представлялся сотрудником службы безопасности, хвастался своими связями во властных кругах и часто бравировал ими. Но из протокола допроса Русина явствует, что на прямой вопрос следователя, имеет ли он отношение к властным, силовым или каким-то еще структурам, придающим ему статус спецсубъекта, мужчина отвечает однозначно: «Никем из указанных лиц я не являюсь, иммунитетом не обладаю».

Напомним также, что спору двух хозяйствующих субъектов – Русина и Шаповаленко – давали оценку и судебные органы. Сделку по передаче собственности признал законной Кондопожский суд, затем Верховный суд Карелии, где женщина пыталась обжаловать решение первой инстанции. Дело усугубляется тем, что «ушедшие» площади и помещения переданы в собственность другим людям и организациям.

В ходе всей этой истории были возбуждены 4 уголовных дела, где Шаповаленко была признана потерпевшей: в том числе по статье 158 УК РФ – кража, по статье 159 УК РФ – мошенничество, 116 УК РФ – причинение вреда здоровью средней тяжести неустановленным лицом (с заявлением в суд на своего обидчика Светлана Шаповаленко почему-то так и не обратилась).  Так же возбуждено и расследуется дело, где потерпевшим является представитель Шаповаленко Сергей михайлов по статье 167 УК РФ – умышленное уничтожение или повреждение имущества.

Все эти дела расследуются с 2008 года. Насколько тщательно и старательно – пока можно только предполагать. Это покажет обещанная прокуратурой республики внеплановая проверка. Если верить прокуратуре, ни одно уголовное дело не было потеряно (а об их утере Шаповаленко говорит в своем видеообращении). В частности, заместитель прокурора республики Эдуард Гусаков на пресс-конференции, посвященной появлению видео, отметил, что всего от Светланы Шаповаленко поступило 13 обращений, и на них было дано ровно 13 ответов. В июле 2010 года Светлана Шаповаленко обратилась к главе Карелии Андрею Нелидову, и на это видеообращение она также получила официальные ответы из прокуратуры и администрации главы и даже лично встретилась с Нелидовым.

Вместо послесловия

Добавить осталось совсем немного. В частности, в протоколе допроса, имеющемся в материалах одного из уголовных дел, сама Светлана Шаповаленко ни словом не обмолвилась о «чеченском следе», о котором говорит в своем видеообращении. Может дело в том, что их сначала связывали обычные деловые отношения?

Мы хотели спросить саму Светлану Шаповаленко, почему она спустя столько лет решила обратиться на столь высокий уровень. Но, увы, посоветовавшись со своим представителем, имеющим, кстати, весьма подмоченную репутацию, женщина от любых комментариев отказалась. Отказ Светлана мотивировала именно тем, что, обратившись в нашу газету несколько лет назад, она не нашла у нас ни помощи, ни поддержки. Честно признаться, особой вины за собой по этому поводу мы не ощущаем: едва ли стоит верить на слово людям в случаях, попросту замешанных на больших деньгах.

Анна Романова,
«МК» в Карелии».

 

 

Комментарии

  • Гость14.03.2011 | 14:56Ссылка
    А в чем собственно "подмоченная репутация" у представительницы Шаповаленко?
  • Иван11.03.2011 | 22:54Ссылка
    все равно забаните