• EUR: 68,4703
  • USD: 64,1528

«Уголовные дела возбуждаем не затем, чтобы их прекращать»

17 марта 2011 годаСкандал


В редакции “МК” в Карелии” состоялась прямая телефонная линия с руководителем Следственного управления Петром Клемешовым

 

– Петр Алексеевич, Следственный комитет относительно недавно стал самостоятельной структурой. Как это повлияет на его работу? Что привнесет нового?

– Прибавится работы и прибавится ответственности. Наша подследственность расширяется. С этого года уже не в милиции, а у нас расследуются все налоговые преступления. Есть первое возбужденное уголовное дело по неуплате налогов в Пудожском районе. Совсем недавно, как раз перед выводом Следственного комитета из состава прокуратуры, мы встречались и с руководителем налоговой службы, и речь как раз шла о будущем сотрудничестве. Ведь материалы о налоговых преступлениях мы будем получать в том числе и от них.

С будущего года не полиция, а мы будем расследовать еще и все должностные преступления. Это и взятки, и превышения, и злоупотребления должностными полномочиями. Также в наше ведение отойдут и преступления в отношении несовершеннолетних и некоторые другие. Я бы отметил, что создание Следственного комитета имело положительный результат, статистика показывает снижение преступности. В частности, почти на 20 процентов снизилось число умышленных убийств.

– Ваши следователи расследуют ряд громких дел в отношении известных лиц и государственных чиновников, например, по обвинению экс-министра Бойнича, глав нескольких районов и муниципальных образований, дочери медиа-магната Анастасии Мазуровской и других. Какова судебная перспектива этих дел?

– Мы дела возбуждаем не затем, чтобы их прекращать. Что бы ни говорили всякие «доброжелатели». В течение последних месяцев следователями республиканского управления СКР расследовалось 20 уголовных дел по обвинению депутатов, избранных глав поселений, мэров – так называемых «спецсубъектов», защищенных законом о неприкосновенности. Закончено расследование дел по обвинению мэров Олонца и Сортавалы, депутатов Советов Суоярвского, Пудожского и Питкярантского городских поселений, следователя следственного управления при УВД Петрозаводска.

Дело по обвинению Мазуровской в оскорблении сотрудника милиции уже направлено в суд для рассмотрения. Оно получило широкую огласку, хотя подобные истории – не редкость в нашей практике. Ежегодно расследуется по 50 и больше фактов сопротивлений законным действиям сотрудников милиции, их оскорблений.

Расследование дела по обвинению бывшего министра здравоохранения и социального развития республики Валерия Бойнича еще продолжается. Бойничу уже предъявлено официальное обвинение в незаконном перечислении 26 миллионов рублей из бюджетных денег на счет московской фирмы при оплате медицинских томографов. Дело имеет ясную судебную перспективу. Оно будет завершено, по нашим планам, через три месяца.

Новый эпизод появился и в уголовном деле чиновника петрозаводской администрации Уханова. Был выявлен еще один факт, когда служебные средства тратились им в личных целях.

На мой взгляд, успокаиваться рано. Может сложиться впечатление, что борьба с коррупцией в республике ведется активно. По моему мнению, это не так. Много говорим и мало делаем. И мы, и наши коллеги из милиции. И граждане. В Астраханской, Волгоградской и других областях целые смены сотрудников ГИБДД, таможенников, сотрудников многочисленных инспекций и разрешающих, контролирующих служб арестовывают за мздоимство. Разоблачают взяточников с большими звездами и полномочиями. У нас же пока это не получается.

В прошлом году, в среднем, по материалам милиции нами возбуждалось лишь одно дело в месяц в отношении взяткополучателя. И это – на всю республику.

– Вы все время призываете граждан обращаться напрямую в Следственный комитет с сообщениями о взятках, преступлениях. Есть ли результат? Может, проводились проверки, возбуждались дела?

– Пока к нам идут с сообщениями, в основном, о неправомерных действиях сотрудников милиции. Таких обращений – сотни в год. Проводим проверки, возбуждаем и доводим до суда уголовные дела. С сообщениями о других преступлениях граждане заходят изредка. Так что снова – призываю. Звоните (592-592 – круглосуточно), заходите. Вместе – мы сила.

– Эта зима выдалась непростой, за срыв отопительного сезона было возбуждено уголовное дело в отношении мэра города Сортавала Николая Зайца, но в СМИ сообщалось, что проблемы с теплом были и в других районах. Не будет ли Следственный комитет проводить проверки по этим сообщениям?

– Мы возбудили уголовное дело в отношении мэра Сортавалы по результатам проверки, проведенной прокуратурой. И в остальных случаях все зависит от нашего взаимодействия с прокуратурой. Насколько я понимаю, пока, видимо, нет веских оснований для возбуждения уголовных дел по другим районам или населенным пунктам. Но, с другой стороны, и от самих людей многое зависит, от их активной позиции. Если люди будут требовать, жаловаться, обращаться в прокуратуру, то и реакция обязательно последует, их непременно услышат. И, кстати, это показал и опыт города Сортавалы. Были ведь случаи, еще в самом начале 2000-х годов, когда нерадивые руководители впервые были серьезно наказаны за «разморозки» и срыв отопительного сезона. И затем несколько лет представители власти старались готовиться к зиме как следует, понимая, что за плохую работу наказывают серьезно.

– Здравствуйте, Петр Алексеевич. Моя фамилия Шестюк, я ветеран труда, с 2001 по 2009 год работал начальником планово-финансового отдела КГПА. С переходом на новую систему оплаты труда оклад ректора вырос в два раза, главбуху установлен персональный коэффициент, а это – нарушение. Дискриминации подвергается 320 человек профессорско-преподавательского состава. Я обращался везде: в инспекцию по труду, в прокуратуру, к замминистру и министру МВД. Но воз и ныне там. До сих пор возмутительная ситуация остается неизменной. Могу привести только одну из цифр: за 2009 год зарплата ректора в 14,3 раза превысила зарплату профессорско-преподавательского состава. Хочу обратиться за помощью в ваше управление.

– То, что вы рассказываете, – серьезная тема, и едва ли ее можно обсуждать немедленно и по телефону. Приходите к нам, поговорим, приносите документы, ответы, которые у вас есть. Если это наша компетенция, то попробуем разобраться.

– Здравствуйте Петр Алексеевич, меня зовут Настя. Вы на своем сайте в новостях указываете не только фамилии общественно значимых фигурантов, но и обыкновенных людей, и зачастую это происходит еще на стадии передачи дела в суд. Не было ли у вас случаев, когда оправданные граждане обращались к вам с требованием компенсации. И как вы вообще относитесь к этим фактам?

– Во-первых, сообщать или не сообщать фамилии подследственных – определяет следователь. Только он может знать, какие материалы дела можно обнародовать, а какие – ни в коем случае. Случаев, когда к нам обращались и требовали какой-либо компенсации реабилитированные граждане, даже когда они и имели на это право, у нас не было. Кроме того, мы всегда очень осторожны, наша информация достоверна, мы не обвиняем никого, не выносим преждевременных суждений. Мы отвечаем за каждое наше слово. Что касается таких фигурантов, как чиновники, то там фамилию и утаивать-то смешно, она все равно всем известна.

Это обращение пришло в редакцию по электронной почте. Публикуем само письмо с небольшими сокращениями и ответ на него нашего гостя.

«Уважаемый господин Клемешов!

Прошу ответить на вопрос, который беспокоит не только меня, но и многих жителей Карелии. Вопрос касается содержания собак.

Мне 63 года, я инвалид 3 группы. 19 февраля около 17 часов ждали с женой приезда детей. Я находился в доме… Вдруг слышу крик, выскакиваю на веранду и вижу, как соседский немецкий длинношерстный овчар, весом не меньше 80 кг, сбив с ног жену, вцепился в шею моей лайки. Я схватил его за ошейник, и в это время он прокусил мне кисть левой руки. Подошел хозяин и увел своего пса. Я гипертоник, и нетрудно представить мое состояние. Я позвонил по 02. Мне ответили, что надо писать заявление участковому, больше ничего они предпринять не могут. Через пару минут приехал сын и увез меня в приемный покой Медвежьегорской ЦРБ, где я находился 9 дней в кардиологическом отделении с диагнозом, “впервые выявленная ишемическая болезнь сердца...» До этого меня сердце не беспокоило. В больнице по моей настоятельной просьбе меня посетил участковый. Я написал заявление, он взял с меня объяснение, пояснив, что по закону хозяину собаки грозит штраф 1500 р., а если собака покусала – 5000 р. С его слов, я имел право застрелить собаку во время нападения (гражданам что, ходить с ружьем по улице?). Другое наказание не предусмотрено.

Это нападение не первое. Два года назад эта собака покусала почтальона. В прошлом году – напала на переписчика. Хозяин часто отпускает собаку с цепи, выходит с ней за территорию своего двора без поводка и намордника. Вопрос: как заставить хозяев таких собак содержать их в надлежащих условиях, т.е. в вольерах и т.п., чтоб они не создавали угрозу здоровью и жизни граждан. Бабушки таких собак не держат. А для тех, кто держит, 5000 р. штраф – это комариный укус.

Заранее спасибо.

Котик Владимир Лукич,

г.Медвежьегорск».

– Вы знаете, в наше управление поступает немало вопросов – о неисправной крыше, о завышенных тарифах по коммунальным платежам, о взыскании денежных долгов… Как и вопрос о безопасном содержании собак – все эти вопросы очень важные. Но они не относятся к нашей непосредственной следственной практике, к нашим полномочиям.

Уважаемый Владимир Лукич! Я тоже с возмущением отношусь к беспечным владельцам собак, особенно крупных, бойцовских. Но следствие и суд – это последнее, как говорится, дело. До этого не надо доводить. Привлекайте для этого своих и его родственников, участкового. Не лишним будет и обращение к прокурору района. Во всяком случае, я до него доведу вашу действительно важную проблему, и он, надеюсь, поможет обеспечить соблюдение правил безопасного содержания домашних животных в районе, в том числе и вашим соседом.

– Вам предстоит переезд в новое здание, там уже вовсю идет ремонт. Как сочетаются дела хозяйственные вроде покраски стен и побелки потолков с «тайнами следствия»?

– Ну, знаете, «тайны следствия» и успех нашей работы тоже во многом зависят от условий. Для раскрытия серьезных преступлений нужна серьезная материально-техническая база. По счастью, это теперь понимает и государство. Криминалистическое обеспечение наших следователей должно соответствовать лучшим европейским стандартам. Теперь у нас и отличные средства связи, и офисная техника, у каждого следователя стационарный и переносной компьютеры, фотопринтер. В некоторых наших районных отделах в распоряжении следствия есть не только автомашина и лодка с мотором, но и катера и даже снегоходы.

Теперь есть в управлении и детектор лжи, и подготовленные эксперты: эксперт-психофизиолог и эксперт-бухгалтер. Давно было пора переезжать в отдельное здание. Сейчас Следственный комитет переезжает в отдельное здание на улице Куйбышева, дом 7. Глава республики Андрей Нелидов помог решить наши проблемы. Мы ведь располагались до сих пор в обычном жилом доме. И жильцам дома из-за нас – проблемы, и нам – дополнительные сложности. Недавняя протечка в квартире на 4-м этаже едва не привела к утрате нашего архива. Думаю, на новом месте нас ждут новые громкие дела.

 

Беседовала Анна Романова,

«МК» в Карелии».

 

 

Комментарии

    Блоги
    • Елена Пономарева, налогоплательщик

      Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

    • Николай Габалов, журналист, блогер

      Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

    • Максим Тихонов, журналист

      Чем теперь будут заниматься все те высокооплачиваемые государственные и муниципальные служащие, которые всю жизнь занимались истребованием у нас этих справок?

    • 1
    • 2
    • 3