• EUR: 69,6406
  • USD: 59,4102

Зона

13 декабря 2012 годаСкандал

Журналист «МК» побывал в петрозаводской «девятке»

В редакцию позвонила женщина, 31-летний сын которой отбывает наказание в петрозаводской исправительной колонии строгого режима №9, в просторечии именуемой «девяткой».

«Сын отслужил армию, устроился на работу водителем, – рассказала наша читательница. – Познакомился с хорошей девушкой, они собирались пожениться, и я заранее радовалась, что скоро у меня может появиться долгожданный внук или внучка. Но неожиданно случилась беда: сын связался с плохой компанией, захотел «красивой» жизни. В результате он и его приятели убили и ограбили бизнесмена. Сын получил больше десяти лет, полсрока уже отсидел. Конечно, очень виноват и ответит за это, в том числе, перед богом. Но ведь он – единственный, родной для меня человек, и я все время беспокоюсь, как он там, в колонии? Сейчас по телевидению постоянно рассказывают о нехорошей ситуации в колонии Копейска Челябинской области, и потому мне тем более тревожно».

В завершение разговора женщина попросила журналиста нашей газеты побывать в «девятке», посмотреть, в каких условиях содержится ее сын, все ли у него хорошо…

Отдельно от рецидивистов

В августе этого года «девятка» отметила 26 лет со дня своего образования. Впрочем, пояснил мне начальник карельского Управления федеральной службы исполнения наказаний (УФСИН), полковник внутренней службы Александр Терех, эта дата достаточно условная. Вначале, по словам Александра Владимировича, будущая колония создавалась как «контрагентский» объект. Здесь должны были жить строители и потенциальные рабочие второй площадки ОТЗ. Затем недолгое время размещался стройбат, и только после этого «девятка» получила свой сегодняшний статус.

Начатое предыдущим руководством ФСИН реформирование подведомственных учреждений, когда в 2009 году рецидивистов в обязательном порядке стали отселять от осужденных, попавших за решетку в первый раз, не обошло и «девятку». И сейчас здесь содержатся так называемые «первоходы», а сидельцев с несколькими судимостями отсюда переместили в ИК № 1 поселка Надвоицы и в Сегежскую «семерку».

Такая перестройка российских зон должна была способствовать тому, что при раздельном проживании «первоходы» не попадут под влияние криминальных «авторитетов», не заразятся воровской «романтикой» и впоследствии не станут рецидивистами. Однако принесло ли подобное «великое переселение» существенную пользу, сказать трудно. Особенно если учесть, что сидельцы «девятки» хоть и отбывают наказание в первый раз, но многие из них, повторим, осуждены за убийство. Причем некоторые преступления были совершены с особой жестокостью.

Оградки, бани, кролики

Осужденные «девятки» изготавливают тротуарную плитку, занимаются металлообработкой. Оградки, памятники и столики для кладбищ, ограждения для коттеджей, дач – все это и многое другое при хорошем качестве и сравнительно недорогой цене пользуется неизменным спросом. Делают сидельцы и различные изделия из дерева: парты, столы, комоды, стулья, табуретки, рубят бани. Столярка идет как на нужды колонии, так, наравне с металлоизделиями и прочими вещами, продается за пределы учреждения. Аналогичная ситуация и с товарами народного потребления, рабочей спецодеждой, спальными принадлежностями. На вырученные деньги покупаются нужные для колонии вещи, например, рабочие инструменты, лекарства для сидельцев.

«Мы стремимся дать работу как можно большему числу осужденных, – говорит начальник «девятки», полковник внутренней службы Николай Гавриленко, возглавивший ее в ноябре 2008 года. – Труд позволяет им иметь средства на личные расходы, например, покупать шоколад, печенье в магазине при колонии, дает возможность платить долги, оставшиеся на воле. Суд это обязательно учитывает, когда осужденный подает заявление на условно-досрочное освобождение».

К сожалению, отметил начальник колонии, для расширения производственных площадей, на которых могли бы трудиться гораздо больше осужденных, места в колонии недостаточно.

Работать же за стенами учреждения закон разрешает лишь сидельцам колонии-поселения, где отбывают срок, например, виновники смертельных ДТП, злостные алиментщики.

«Поселенцы» не ходят в робах, ни один из них не помечен специальной биркой с именем и фамилией. Понятно, что они буквально рвутся работать за пределы зоны. И сегодня пятеро из них с удовольствием трудятся подсобными рабочими в АО «Корм» – бывшей птицефабрике.

Фирменная «фишка» колонии – кролики, сегодня их более 1600. А еще почти 100 голов свиней и немногим больше кур. Летом в теплицах растут огурцы, помидоры, зелень. Вся эта продукция идет на питание спецконтингента, а какая-то часть продается. Выручка используется для других нужд.

«Согласно распоряжению ФСИН, при организации питания спецконтингента с 2006 года запрещена замена натуральных продуктов на консервированные»,– рассказал Николай Гавриленко, показавший по моей просьбе меню «девятки» в этот день, 4 декабря. Завтрак: каша манная на молоке, хлеб, чай, сахар, масло сливочное, творожная запеканка, сок. Обед: суп гороховый с крольчатиной, картофель тушеный, рыба жареная, хлеб, молоко. Ужин: капуста тушеная с рисом, мясом, овощи, хлеб, масло сливочное, кисель, сахар.

Как сообщил сопровождавший меня по территории зоны замначальника «девятки» по воспитательной работе Виталий Леванович, три раза в сутки ответственный в этот день сотрудник «девятки» вместе с оперативным дежурным и врачом медицинской части снимают пробу пищи. Ее, кстати, готовят сами сидельцы, повара по профессии, делающие это, по словам Левановича, «нормально».

Всего в колонии работают 320 осужденных, включая так называемую хозобслугу: сантехников, электриков и т.п. Непосредственно на производстве трудятся 260 человек.

«Сам виноват, сам и расхлебываю»

Мне удалось побеседовать с несколькими осужденными, охотно ответившими на все мои вопросы. 35-летний Тимур Равко из Сегежи за убийство и угон автомобиля в 1999 году получил почти 17 лет, 13 из которых уже отсидел в «девятке».

«Понимаю, совершил тяжкий грех, и претензий ни к кому, кроме себя, не имею, – говорит Тимур. – Сам виноват, сам и расхлебываю».

Не успев жениться на воле, Тимур сделал это за колючей проволокой. С будущей супругой Ларисой, поваром по профессии, он познакомился благодаря петрозаводчанину, который раньше сидел вместе с ним и по работе знал Ларису.

О любимой жене, которая 6 лет назад родила ему дочь, Тимур отзывается очень хорошо и с нетерпением ждет освобождения. А пока Лариса ездит к нему на свидания, раз в месяц он может 15 минут поговорить с ней по телефону. В зоне Тимур работает дворником. Меня он заверил, что, выйдя на волю, «настроен не пить вообще и помогать жене растить дочь». А работу, уверен Тимур, он обязательно найдет, тем более что у него есть еще специальности плотника, слесаря, стропальщика, которые получил в колонии.

«Большинство осужденных поступают сюда, как мы говорим, «нулевыми» – не имеющими никаких специальностей, – сообщил Николай Гавриленко. – У многих нет даже среднего образования. Не случайно в 2008 году в колонии открылась средняя школа, а годом позже – профессиональное училище. С тех пор школу закончили 600 человек, училище – 138. Осужденные обучаются по 16 профессиям. Это, например, сварщик, слесарь-сантехник, плотник, столяр, каменщик, машинист котельной, плиточник, швея. Уверен, все эти специальности пригодятся осужденным после освобождения».

В промзоне есть и швейный участок, где трудятся 58 человек. Бригадиром здесь 31-летний Евгений Быков, отбывающий 15-летний срок все по той же, статье – убийство. С его слов, из ревности он убил, «можно сказать, свою сожительницу». О случившемся сожалеет, но «ничего уже не изменить».

«Все, во что я одет, сшил сам, – с гордостью сообщил Евгений. – Наш участок полностью обеспечивает постельным бельем не только «девятку», но, частично, и другие колонии республики. Спецодежду же шьем не только для себя, но и по коммерческим заказам с воли, куда идут также наши матерчатые сумки. Я лично их шью».

Портняжному делу Евгений научился здесь же, в училище. А еще он постоянно читает журнал «Ателье», изучает и специальные учебники по кройке-шитью. Благодаря всему этому, сейчас у Евгения, которого его подчиненные в шутку называют «нашим Юдашкиным», по швейному делу уже четвертый разряд. Тогда как, уточнил он, здесь максимум присваивают только третий. Шить, признался Евгений, ему очень нравится, и на воле он «намерен и дальше заниматься этим делом». А пока Евгений старается сшить как можно больше изделий, поскольку платят им с выработки, а ему надо погасить долг в 300 тысяч рублей. Такую сумму присудили ему за материальный и моральный вред в пользу матери убитой им девушки.

32-летнему Ивану Чукову из Медвежьегорска дали 8,5 года за незаконный оборот наркотиков. Он работает на участке по изготовлению сувениров, в числе которых – шахматы, нарды, различные поделки. Сейчас Иван занят изготовлением деревянного макета Преображенской церкви в Кижах. Кто знает, возможно, это, пусть опосредованное, обращение к Богу помогает осужденным легче переживать изоляцию от общества, меняться в лучшую сторону. На воле Ивана ждут, с его слов, «очень хорошая жена и две любимые дочери: Валерия и Злата». Изумительное по красоте свадебное фото, а также фотографии обеих малышек я увидела на его рабочем столе.

«Поборами не занимаются»

Недавно всей России стало известно о колонии в Копейске Челябинской области. Здесь, по информации СМИ, сотрудники исправительного учреждения занимаются поборами с осужденных: за помощь в УДО, свидание с близкими и т.д. Есть ли такое в карельских зонах?

«С полной ответственностью могу заявить: никакими поборами с осужденных сотрудники уголовно-исполнительной системы республики не занимаются, – говорит начальник карельского УФСИН Александр Терех. – Если же подобное, не дай бог, случится, виновные будут немедленно уволены и привлечены к предусмотренной законом ответственности».

То же самое сказал и Николай Гавриленко, заметивший, что лично ему взятки никто не предлагал, вероятно, понимая, что это – бесполезно.

Разумеется, в «девятке», тем более с учетом ее, мягко говоря, «сурового» спецконтингента, обстановка непростая. Напомним, что в апреле этого года в колонии случилась акция протеста. Часть осужденных объявили голодовку, осколками стекла порезали себе руки. Эти сидельцы требовали себе персональную посуду, отказывались делать уборку, рапортовать, например, во время своих дежурств по общежитию или на рабочем месте. Сотрудники карельского СУСКа, прокуратуры, уполномоченный по правам человека в республике Валентин Шмыков, представители различных общественных организаций, занимавшиеся тогда «разбором полетов», пришли к единому мнению: требования осужденных незаконны. И сделать из так называемой «красной» зоны, где власть принадлежит администрации, «черную», в которой заключенные живут «по понятиям», сидельцам  тогда не удалось. Любопытно, что апрельская «заваруха» в колонии случилась после прибытия по этапу из Москвы более 200 новичков, немалую часть которых составили уроженцы Кавказа и республик Средней Азии.

И сейчас они требуют то же самое и, в первую очередь, разрешать им совершать религиозные мусульманские обряды в любое время суток. Хотя, пояснил Николай Гавриленко, статья 14 Уголовно-исполнительного Кодекса однозначно гласит, что при исполнении права на свободу вероисповедания «не должны нарушаться правила внутреннего распорядка учреждения, исполняющего наказание, а также ущемляться права других лиц». Кстати, каждую пятницу, в 15 часов, в «девятку» приезжает имам мечети и в просторной столовой все мусульмане при желании могут присутствовать на общей молитве.

Такие осужденные продолжают требовать, чтобы им отдельно готовили, хотя это практически невозможно. Получая на незаконные требования отказы, неустанно жалуются во всевозможные организации.

«Из всех получаемых нами жалоб 40 процентов приходят от осужденных, – сообщил Валентин Шмыков. – Они преимущественно недовольны несправедливым, по их мнению, приговором, жалуются, например, на нехватку лекарств. Начинаешь разбираться – выясняется, что все необходимые лекарства этот осужденный получает».
По информации карельского омбудсмена, он постоянно проверяет все исправительные учреждения республики на предмет соблюдения в них прав человека. В той же «девятке» в этом году был четыре раза, вел приемы по личным вопросам.

«В октябре я побывал в этой колонии вместе со своим коллегой, уполномоченным по правам человека в Ингушетии Джамбулатом Оздоевым, которому также пожаловались осужденные, – рассказал Валентин Шмыков. – Единогласно пришли к выводу, что нарушений прав человека в «девятке», по крайней мере, на сегодняшний день, нет».
По словам омбудсмена, порекомендовав жалобщикам соблюдать закон, в ответ он услышал, что они хотят жить «по понятиям»…

…По просьбе нашей читательницы я встретилась с ее сыном. Он заявил, что у него «все нормально, работает, норму всегда выполняет. Ведет себя хорошо, надеясь заслужить свободу раньше».

Светлана Лысенко,
«МК» в Карелии»

 

Комментарии

  • Михаил03.01.2013 | 13:19Ссылка
    Сидел я там в этой Карелии. Это не зоны. это конц лагеря. Об этом невозможно писать это надо видеть. Никто вам правды не скажет.
  • Иваныч20.12.2012 | 20:15Ссылка
    Уважаемая госпожа Лысенко, а когда появятся Ваши новые смелые разоблачительные статьи? Мы ждем их с нетерпением!
  • игорь18.12.2012 | 11:34Ссылка
    поборов нет,а есть"добровольные пожертвования"(принудительные)-стройматериалы и тд.и делаешь,т.к.там дети.
  • даша18.12.2012 | 11:31Ссылка
    у меня сын там,ничем подобным их не кормят,еда отвратительная,плохо приготовлена, магазине ничего нет,а если что и появляется-стоит очень дорого и покупают те,чей день сегодня(все отряды имеют свои дни походов в магазин)
  • Перевод на человеческий18.12.2012 | 10:28Ссылка
    "Эти сидельцы требовали себе персональную посуду, отказывались делать уборку,"

    ЗК не хотели есть с мисок петухов и чистить Очки.
  • павел14.12.2012 | 16:14Ссылка
    "Завтрак: каша манная на молоке, хлеб, чай, сахар, масло сливочное, творожная запеканка, сок. Обед: суп гороховый с крольчатиной, картофель тушеный, рыба жареная, хлеб, молоко. Ужин: капуста тушеная с рисом, мясом, овощи, хлеб, масло сливочное, кисель, сахар."
    Я надеюсь, что у всех читающих такой же рацион питания, как и у этих убийц, грабителей и насильников, которых мы кормим.
Блоги
  • 1
  • 2
  • 3