• EUR: 68,2458
  • USD: 63,3901

Полеты с риском для жизни?

22 апреля 2016 годаСкандал

За безопасность полетов, связанную с качеством авиакеросина в аэропорту «Петрозаводск» отвечала зоотехник, а новое светосигнальное оборудование почти сразу оказалось повреждено.

 

 

Рискованный рейс

25 декабря прошлого года в «Вестях Карелии» была опубликована статья, в которой говорилось о многочисленных нарушениях требований авиабезопасности в аэропорту «Петрозаводск». В частности, шла речь о вопиющем факте, связанном с состоявшимся 18 ноября в карельской столице заседанием Государственной комиссии по подготовке к 100-летию образования нашей республики в 2020 году. Тогда, напомним, в аэропорт «Петрозаводск» на двух правительственных АН-148 из Москвы прилетали много высокопоставленных лиц. В их числе - председатель Госкомиссии, секретарь Совета безопасности Николай Патрушев, федеральные министры: внутренних дел – Владимир Колокольцев, транспорта – Максим Соколов, здравоохранения – Вероника Скворцова, связи и массовых коммуникаций – Николай Никифоров, труда и социальной защиты – Максим Топилин, несколько заместителей федеральных министров. А вместе с ними обратно в Москву улетел замсекретаря Совета безопасности Рашид Нургалиев.

Как мы сообщали, анализ качества авиакеросина, которым заправили правительственные самолеты в аэропорту «Петрозаводск», здесь делали с использованием… просроченных химических реактивов. Потому как реактивов с нормальным сроком годности тогда здесь просто не было.

И если по этой причине в авиакеросине могли быть не выявлены, например, посторонние примеси, ими вполне могли забиться топливные фильтры, что нередко приводит к перебоям в работе двигателей либо полной их остановке. И тогда авиакатастрофы не избежать.

 

Прокурорское представление

Содержащаяся в публикации «Рискованный полет» информация 30 декабря была зарегистрирована в КУСП (книге учета сообщений о преступлениях) петрозаводского линейного отдела МВД России на транспорте. Как пояснила заместитель карельского транспортного прокурора Анна Гусакова такая регистрация предполагает проведение доследственной проверки на предмет выявления признаков состава преступления.

Проверку проводила прокуратура и карельское УФСБ. Уголовное дело по нарушению правил безопасности полетов возбуждено не было. Как пояснили в транспортной прокуратуре, химические реактивы в момент проверки качества авиакеросина для заправки обоих «АН-148», действительно были просрочены. Однако, буквально за пару дней до истечения срока годности химреактивов, на их основе успели изготовить спецжидкость для проведения указанного выше анализа. Такая жидкость определенное время  пригодна для использования. Поэтому в произошедшем силовики не усмотрели состава преступления. Хотя, как нам удалось узнать, эта спецжидкость совершенно не предназначалась для проведения анализа авиатоплива для правительственных бортов, однако другой спецжидкости тогда просто не нашлось.

В результате транспортная прокуратура была вынуждена ограничиться соответствующим «представлением об устранении нарушений закона в сфере безопасности полетов», которое в минувшем феврале было направлено генеральному директору аэропорта «Петрозаводск» Сергею Штатскому. Подписал представление заместитель карельского транспортного прокурора Николай Вихров.

После прочтения названного документа испытываешь настоящий шок. Как говорится в прокурорском представлении, «после принятия на работу в лабораторию ГСМ авиапредприятия на должность техника-лаборанта, сотрудник должен пройти обучение в целях приобретения необходимых теоретических и практических навыков». Оно включает в себя не только обучение в течение 2-3 недель на рабочем месте под руководством руководителя лаборатории или выделенного для этого опытного техника-лаборанта, но и стажировку в вышестоящей лаборатории ГСМ. Такой лабораторией является Центр сертификации  федерального государственного унитарного предприятия ГосНИИ гражданской авиации.

Казалось бы, все понятно. Но в данном случае гораздо интереснее другое: соблюдались ли эти требования по безопасности полетов в нашем аэропорту во время отправки правительственных бортов? Судя по прокурорскому представлению, этого, к сожалению, не происходило.

- Принятая 13 июля прошлого года на должность техника-лаборанта по ГСМ в аэропорт «Петрозаводск» женщина (назовем ее Татьяной Петровой – прим.ред. – Автор), имеет высшее образование по специальности «зоотехник», - сообщила журналисту «Вестей Карелии» готовившая указанное прокурорское представление Анна Гусакова. – Объектами профессиональной деятельности таких выпускников являются, например, процессы организации и управления в животноводстве, все виды сельскохозяйственных животных, птицы, звери, пчелы, рыбы и т.п. Таким образом, профессия этой сотрудницы не относится к специальностям в сфере химико-биологических, лабораторных и инженерно-технических исследований в области гражданской авиации.

Несмотря на это, отмечается в представлении карельской транспортной прокуратуры, зоотехник Татьяна Петрова была «допущена к самостоятельной работе в должности техника-лаборанта лаборатории ГСМ аэропорта «Петрозаводск», тогда как стажировка в вышестоящей лаборатории ею не пройдена».

Завершив названное представление выводом, что «выявленные нарушения законодательства… могли повлечь нарушения в сфере безопасности полетов воздушных судов», заместитель карельского транспортного прокурора Николай Вихров, в частности, потребовал рассмотреть вопрос о привлечении к дисциплинарной ответственности виновных должностных лиц. Как же руководство аэропорта отреагировало на прокурорское представление?

 

С больной головы на здоровую

Нашему изданию с немалым трудом удалось заполучить в аэропорту «Петрозаводск» ответ на представление Карельской транспортной прокуратуры. Подписал его тогда исполнявший обязанности гендиректора предприятия Алексей Глодев. Содержание этого ответа можно охарактеризовать двумя пословицами, коротко и понятно: «тень на плетень» или «с больной головы на здоровую». Вынужденно признав, что «техник-лаборант (в аэропорт ее направила служба занятости – прим. ред.) была допущена к самостоятельной работе без проведения обучения и стажировки», Глодев вину за это фактически возложил на начальника лаборатории Николая Ермолина. А в завершение сообщил, что названная техник-лаборант уволена на основании расторжения трудового договора по инициативе работника, а Николай Ермолин – по сокращению   численности или штата работников организации.

- Исходя из вышеизложенного, решить вопрос о привлечении виновных лиц к ответственности не представляется возможным, - подытожил и.о. гендиректора аэропорта Алексей Глодев.

Между тем, в прокурорской представлении черным по белому написано, что непосредственное руководство и контроль за деятельностью службы горюче-смазочных материалов, в соответствии с должностной инструкцией, осуществляет главный инженер аэропорта Андрей Демиденок. Однако в своем ответе Алексей Глодев даже не упоминает Андрея Демиденка.

Теперь что касается уже экс-начальника лаборатории ГСМ Николая Ермолина и аналогично бывшего техника-лаборанта Татьяны Петровой. Как ранее мы рассказывали, успешно проработавший в карельской авиации, в том числе командиром вертолета «МИ-8», пилот первого класса Николай Ермолин столь же ответственно подходил и к работе в своей последней должности начальника лаборатории ГСМ. Он постоянно писал гендиректору аэропорта Сергею Штатскому служебные записки с просьбой приобрести пригодные для использования химические реактивы. Однако остается фактом, что во время визита в Петрозаводск Госкомиссии, 18 ноября, таковых в аэропорту, повторим, не оказалось. Не было в тот день здесь на работе и самого Николая Ермолина. Его, по информации Анны Гусаковой, гендиректор Сергей Штатский «незаконно и необоснованно» уволил 8 октября, поэтому Прионежский районный суд 4 декабря восстановил Ермолина в должности.  Выходит, он не имеет отношения к анализу авиатоплива для правительственных бортов.

Почему же и.о. гендиректора аэропорта Алексей Глодев, судя по его ответу, считает Николая Ермолина виновным? Не потому ли, чтобы, как это нередко бывает, всю вину за этот рискованный полет с высокими лицами на борту, ловко свалить на «стрелочников»: начальника службы ГСМ вместе с его подчиненной, и тем самым выгородить того же Андрея Демиденка – друга гендиректора аэропорта.  Да и сам Сергей Штатский, который в силу занимаемой им должности, обязан отвечать за все происходящее на вверенном ему предприятии, как и главный инженер Андрей Демиденок, аналогично не понес никакого наказания за указанное серьезное нарушение закона в сфере безопасности полетов.

 

Свою лабораторию закрыли, анализы делаются в Пскове

В приведенном выше ответе Алексея Глодева в транспортную прокуратуру говорится, что приказом по аэропорту от 22 декабря прошлого года за № 490 «исключено из штатного расписания с 01.03.2016 года структурное подразделение «лаборатория горюче-смазочных материалов в количестве 3 единицы». Так гендиректору Сергею Штатскому удалось-таки избавиться от несговорчивого начальника лаборатории Николая Ермолина, всегда боровшегося за неукоснительное соблюдение требований авиабезопасности. И уже с 22 марта, как сообщали «Вести Карелии», аэропорт «Петрозаводск» стал третьим по счету пунктом заправок для группы компаний ОАО «Аэрофьюэлз» в СЗФО, после Пулкова и Пскова. Такое решение своего бывшего руководства Николай Ермолин считает «ошибочным».

- Если раньше все необходимые анализы авиаГСМ и спецжидкостей оперативно делались в лаборатории аэропорта, то теперь, после ее закрытия, на предприятии не делаются даже текущие анализы, - с горечью говорит Николай Ермолин. – А они необходимы, чтобы, например, вовремя проверить качество авиакеросина в топливозаправщике, в который могут попасть вода, различные посторонние примеси. Поэтому промедление с выполнением анализов может отрицательно сказаться на безопасности полетов.

В договоре «Об оказании услуг по обеспечению и заправке воздушных судов авиационными горюче-смазочными материалами и специальными жидкостями», заключенном аэропортом «Петрозаводск» с топливно-заправочной компанией ОАО «Аэрофьюэлз», говорится следующее. А именно, что «авиаГСМ и спецжидкости, поступившие наливом, допускаются к применению на воздушных судах только после проведения лабораторного анализа качества и прохождения технологических операций по подготовке их к заправке воздушных судов в соответствии с ФАП (федеральными авиационными правилами)».

- Однако с учетом того, что сейчас анализы делаются в Пскове, и на это наверняка уходит несколько дней, можно ли говорить о соблюдении крайне необходимой в таких случаях оперативности с выполнением анализов, в целях обеспечения безопасности полетов? - задается риторическим вопросом ветеран гражданской авиации Карелии, бывший штурман Игорь Жуков. – Да и сам выбор нашим аэропортом компании «Аэрофьюэлз» аналогично вызывает немало тревожных вопросов. Особенно если вспомнить об обнаружении «Ростехнадзором» у работающего в аэропорту «Пулково» совместного предприятия  «Аэрофьюэлз» и американской фирмы «Шелл» нарушений требований пожарной безопасности, отсутствия необходимых лицензий, допусков и аттестации работников.

 

Почему не горят огни приближения?

Возможно, мы бы не стали так детально акцентировать внимание читателей на нашумевшей истории с рискованным полетом правительственных бортов. Однако ситуация с безопасностью полетов в нашем аэропорту не лучше, чем до авиакатастрофы под Петрозаводском 20 июня 2011 года (тогда, напомним, вместе с членами экипажа погибли 47 человек). Так говорят журналисту «Вестей Карелии» многие, как бывшие, так и нынешние сотрудники аэропорта. Они считают, что если обеспечение авиабезопасности не изменится в лучшую сторону, то может произойти новая аналогичная трагедия. В подтверждение – еще один тревожный факт.

По информации одного из наших источников в аэропорту «Петрозаводск», в начале этого года здесь произошло еще одно, крайне неприятное происшествие. В нескольких местах оказался поврежден силовой кабель светосигнального оборудования, ведущий к огням приближения. Почему так случилось – есть разные версии. Возможно, в нескольких местах кабель был перебит во время работы снегоуборочной техники либо установки металлического ограждения по всему периметру аэропорта. Но остается фактом, что в результате повреждения силового кабеля, часть светосигнального оборудования с одной стороны взлетно-посадочной полосы (ВПП) перестала работать. И с тех пор, разъяснили нашему изданию авиаспециалисты, «в темное время суток самолеты могут приземляться в аэропорту «Петрозаводск» только с одним посадочным курсом». Проще говоря, на другой стороне ВПП, где светосигнальное оборудование сегодня исправно.

Не случайно, отметили наши собеседники, при неблагоприятных погодных условиях пассажирский самолет Bombardier CRG-200 авиакомпании «РусЛайн», который по расписанию четыре раза в неделю должен прибывать из Москвы в Петрозаводск почти в полночь – 23.50, иногда просто не рискует совершать этот рейс с учетом неполадок со светосигнальным оборудованием.

На закупку и замену поврежденного кабеля, а также части вышедшего из строя светосигнального оборудования, как правило, зарубежного производства, требуются немалое время и большие средства. После этого необходимо совершить так называемый «технический облет» светотехнической системы аэропорта, с целью проверки качества работы светосигнального оборудования после его ремонта. Сделать это может только воздушное судно, с имеющейся на его борту лабораторией со специальным оборудованием. Стоит эта услуга недешево, не менее миллиона рублей. С учетом же крайне бедственного финансового положения авиапредприятия, долги которого строительным, топливным, энергетическим компаниям и даже своим уволенным работникам, составляют десятки миллионов бюджетных рублей, оперативно восстановить и проверить работу светосигнального оборудования будет весьма затруднительно. Во всяком случае, в ближайшее время это не удастся.

В начале апреля автор этих строк присутствовала на организованном ОНФ медиафоруме в Санкт-Петербурге, на котором президент Владимир Путин ответил на различные вопросы собравшихся. Подумалось, что у президента немало проблем, многие из которых на местах, к сожалению, не решаются без его прямого вмешательства. Однако редакция «Вестей Карелии» все же надеется, что руководитель Росавиации Александр Нерадько прочтет эту статью и сделает правильные выводы.

 

Светлана ЛЫСЕНКО

 

Комментарии