• EUR: 68,4703
  • USD: 64,1528

Отказано верить!

07 августа 2008 годаОбщество

Банальное ДТП грозит большими разоблачениями.

Представьте ситуацию: вы – владелец автомобиля и попали в аварию. Машина разбита, ремонт, с первого взгляда понятно, потянет на десятки тысяч рублей. К счастью, есть надежда получить страховку, так как вы уверены в своей правоте и у вас есть свидетели, которые видели, как все произошло.

Еще не оправившись от пережитого, вы приходите в ГИБДД, чтобы получить справку о злосчастном ДТП для предъявления в страховую компанию. И здесь новый шок: вам говорят, что виноваты во всем вы, о страховке можете забыть, вот и постановление об административном правонарушении уже готово.

Стены казенного кабинета, кажется, готовы покачнуться, на губах один недоуменный вопрос: «Почему?», ведь еще вчера вам говорили, что вы ни в чем не виноваты! Но это было вчера, а сегодня вам демонстрируют схему ДТП, из которой следует, что виноваты, и еще как. Под ней стоит ваша подпись. Без сомнений – именно ваша, вы даже помните, как ставили ее. Но саму схему вы просто не узнаете, настолько она кажется другой по сравнению с той, что подписывали накануне.

Потерял покой и сон

Абсурд, скажете вы, такого не может быть? Вот и целый список сотрудников ГИБДД – от маленьких до больших – теперь хором пытается убедить, что подобное невозможно. И получается пока ведь!

На днях следователь петрозаводского следственного отдела СУСК при прокуратуре РФ по РК Демин вынес очередное – уже седьмое по счету – постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении двух сотрудников ГИБДД – инспекторов ДПС Лапчинского и Гуменова. Тем самым признав их честными милиционерами.
Вынес – вот странное совпадение – за считанные часы до начала другого примечательного события – судебного процесса, где уже упомянутый честный инспектор Гуменов хочет получить 300 тысяч рублей с редакции газеты "МК" в Карелии" и еще 10 тысяч – с некой гражданки Козловой. За якобы нанесенный ему моральный вред.

Обо всех перипетиях этой истории, произошедшей осенью прошлого года, карельский "МК" уже писал. Речь в статье шла о ДТП, о том, имеют ли право инспектора ДПС рисовать схему происшествия простым карандашом. И о том, могут ли всего несколько дополнительных штрихов перевернуть картину происшествия с ног на голову.
Не вдаваясь в суть самого происшествия, дабы никого не провоцировать, отметим лишь, что одна из участниц описанного ДТП – та самая гражданка Козлова – по сей день уверена, что ничего не нарушала. Но два честных инспектора – Гуменов и Лапчинский – и их не менее честные коллеги приложили максимум усилий, чтобы женщина ответила по всей строгости. Несмотря на то, что первоначально была признана невиновной.

Виноватой гражданку Козлову сделали банально просто. На следующее утро после аварии инспектора Лапчинского, который уже успел вынести решение в пользу нашей героини, вызвал начальник Каверин и сделал внушение, что тот не прав. Какой подтекст крылся за этими телодвижениями? Оказался ли второй водитель «своим» человеком, было ли дело в личных связях или опытный инспектор Лапчинский действительно сильно ошибся? Можно догадываться. Но факт остается фактом: после вмешательства Каверина Лапчинский переделал постановление и всплыла схема ДТП, подлинность которой по сей день вызывает, мягко говоря, большие сомнения…

Эта-то статья и не понравилась инспектору Гуменову, а с ним – подозреваем – и целому ряду должностных лиц ГИБДД, которые, не ровен час, отправятся судиться следом. Как так! Газета посмела усомниться в справедливости госавтоинспекции! В исковом заявлении инспектор Гуменов прямо указал: после статьи «потерял покой и сон, так переживал потерять работу, стал очень нервным, при выполнении своих обязанностей люди стали не доверять и перепроверять все мои действия».

В этом смысле следователь Демин со своим отказным постановлением подоспел вовремя. Документ, появивишийся аккурат к суду, должен доказать всему миру, что газета врет.

Схема Мюллера

К следователю Демину мы еще вернемся, а пока поясним: на сегодняшний день Ольга Козлова формально считается невиновной в нарушении ПДД. Она добилась отмены «гаишного» постановления через суд, как ни старались честные товарищи в погонах сделать ее виноватой.

А старались, надо сказать, неслабо. К примеру, в суд, куда Козлова обратилась за защитой своих прав, из ГИБДД была отправлена копия постановления с подделанной датой. А когда дошло до выяснения нюансов, вдруг выяснилось, что фотографии с места происшествия из дела… потерялись.
В тот злополучный для Козловой день в Петрозаводске было зафисировано 38 ДТП. Так вот фотографии по 37 из них сохранились, а по одному – такая незадача – куда-то испарились.

Вынося решение в пользу Козловой, суд обратил внимание и на странную чехарду с датами, и на отсутствие в материалах дела данных, которые бы поясняли обстоятельства якобы допущенных ею нарушений ПДД. Но понес ли кто-нибудь из должностных лиц ГИБДД какую-нибудь, хотя бы дисциплинарную, ответственность?
Между тем подделанная дата в документах – еще полбеды. Проведя исследование злосчастной схемы ДТП, эксперт-криминалист подполковник милиции Чиняев еще в ноябре прошлого года установил, что в ней «имеются изменения первоначального содержания, а именно: изменены границы (края) проезжих частей».
Развивая тему, в начале января этого года следователь по особо важным делам В.Бакун пришел к выводу: «В действиях сотрудников ГИБДД МВД по РК Гуменова А.В. и Лапчинского А.С. формально содержатся признаки преступлений, предусмотренных ст. 292 УК РФ (служебный подлог) и ч.1 ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями)». Но! «Действия Гуменова А.В. и Лапчинского А.С. не образуют вышеуказанных составов преступлений в силу малозначительности деяния, не представляющего общественной опасности, так как выявлен единичный случай служебного подлога, точно не установлено, кем именно были внесены изменения в вышеуказанную схему…»
Вообще, формулировка об отказе в возбуждении дела в связи с «малозначительностью деяния» кажется странной. Степень «общественной опасности» подобных «деяний» вряд ли кому-то надо объяснять. Но также прекрасно с самого начала было понятно, что роль Гуменова и Лапчинского в этой истории не тянет на главных злодеев.
Тот же Лапчинский, превратив Козлову из потерпевшей в виновницу ДТП, всего лишь исправлял «ошибку» по указанию начальника – старшего инспектора Каверина. Гуменов в свою очередь лишь составлял на месте происшествия схему, причем в момент составления на ней все было отражено верно.

Что дальше могло приключиться со схемой в дежурной части ГИБДД, где доступ к ней имел большой круг лиц – остается только догадываться. И совсем не обязательно, что Гуменов в чем-то виноват. В конце концов, спорную схему Козловой показывал не он, а коллега Каверина из «группы разбора», капитан милиции А.Мюллер...
Несмотря на странность выводов и отказ в возбуждении дела, постановление следователя Бакуна выделяется в череде бесконечных проверок. В последующем подобные постановления выносились еще не раз, отменялись и снова выносились, но опасная формулировка о «малозначительности деяния» из материалов вдруг исчезла, сменившись на простое «отсутствие состава».

Затем сошел на нет и разговор о подделке схемы ДТП. Зато в материалах появилась еще одна экспертиза, сделанная через полгода специалистом МВД Сенчуковой. Это исследование не выявило следов фальсификации и – как бы этого многим хотелось! – могло бы снять дальнейшие вопросы совсем. Но...

Дошли до ручки

В "отказном" постановлении, сколько ни вчитывайся, не найдешь ответов на актуальные вопросы.
Взять, к примеру, наличие двух экспертиз – Чиняева и Сенчуковой. Выводы эксперта Сенчуковой, хоть и отличаются от выводов Чиняева, ничего не опровергают. Ведь между двумя исследованиями прошло полгода. За этот срок все следы могли быть уничтожены – временем или каким-то другим фактором. Об этом говорится в показаниях эксперта Чиняева. Мало того, когда Чиняеву спустя полгода продемонстрировали знакомую схему ДТП, он прямо заявил: документ изменился, подвергся какой-то обработке, в результате которой бумага даже поменяла свои свойства.
Но эти показания в постановлении следователь Демин обходит стороной и тему дальше не развивает. Словно речь идет о детской шалости, не стоящей внимания.

Экспертиза Сенчуковой для людей, умеющих читать между строк, вообще способна стать откровением. Да, эксперт утверждает, что следы подделки отсутствуют. И тут же оговаривает – отсутствуют лишь при условии, что первоначально обозначения наносились красителем (пастой шариковой ручки). Но ведь есть свидетели, и их немало, которые утверждают, что на месте ДТП схема рисовалась не ручкой, а простым карандашом, рисунок которого можно удалить бесследно!

Чем же все-таки рисовалась схема – разговор отдельный. Здесь важно то, что свидетели, подтверждающие использование карандаша, – люди, не связанные ни родственными, ни карьерными отношениями.
То, что схема с самого начала рисовалась ручкой, утверждает другая сторона ДТП и сами сотрудники ГИБДД, включая инспекторов Гуменова, Лапчинского, Каверина, то есть лица заинтересованные. Понятное дело, ничего другого они говорить и не могут, ибо это будет автоматически означать нарушение внутриведомственных инструкций, категорически запрещающих использовать карандаш.

Говорил поначалу о шариковой ручке и еще один действующий персонаж этой истории – понятой Г.Гайсин, чья подпись присутствует под схемой ДТП. Это человек вообще сторонний, который случайно проходил мимо. Тем ценнее его показания. Так вот уже на повторном допросе в прокуратуре Гайсин сообщил, что схема рисовалась все-таки карандашом, а первоначальные показания он дал... под диктовку инспектора Гуменова, который после начала проверок заявился к нему за «нужными» объяснениями домой.

Гайсин откровенно признался следователю, что испугался и попросту не хотел «пререкаться» с сотрудником ГИБДД. Как минимум – занятно. Но вот что странно – в постановлении следователя Демина этот факт тоже никак не отражен, действиям Гуменова никакая оценка не дана. Почему?

Как и положено, в этой истории есть еще второй понятой – некто С.Таборов. Он тоже утверждает, что схема ДТП с самого начала составлялась ручкой. Но доверия к его словам, честно говоря, лично у нас ничтожно мало. И вот почему.
Ни Гайсин, ни Козлова, ни многие другие свидетели в глаза не видели Таборова на месте происшествия, хотя сам он утверждает, что там присутствовал. Видели его исключительно, опять же, противоположная сторона и инспектор Гуменов.

Но вот в чем опять загвоздка. В своих показаниях Гуменов говорит, что пригласил в качестве понятых «двоих мужчин». При этом не упомянув, что один из «мужчин» должен быть ему, как минимум, хорошо знаком. Ибо Таборов является… действующим сотрудником ГИБДД, проще говоря – сослуживцем Гуменова.

Оставив в стороне этическую сторону этого момента, зададимся простым вопросом, которым почему-то не задался следователь Демин. Честный гражданин Таборов, конечно же, имел право выступать в качестве понятого. Тем более, в тот момент он был якобы не при исполнении. Но мог ли он это сделать физически?
Не будем забывать, что речь идет о рабочем дне. Находился ли инспектор Таборов в это день в отпуске, на больничном или у него был выходной? Выяснить это следователь Демин отчего-то не удосужился, хотя, как нам кажется, просто обязан был это сделать.

Как обязан был проверить и другое, но не проверил: Таборов давал показания дважды и дважды преподносил разную версию – сначала он говорил, что в момент ДТП вышел погулять с собачкой, потом – что находился дома. Вроде бы мелочь, но обычно тот, кто говорит правду, последователен от начала до конца.
Таких нюансов в постановлении Демина – немало. В частности, никаких выводов не сделано из показаний свидетелей ДТП, которые говорят в пользу Козловой. На этом фоне уже вполне логичным выглядит отсутствие в бумаге показаний инспектора Лапчинского, который подробно рассказал, как Козлова изначально была признана потерпевшей, но после вмешательства Каверина стала виновной.
Действительно, зачем портить общую картину, если чьи-то слова плохо ложатся в заданную канву?

Контролируйте лично

На сегодняшний день постановление об отказе в возбуждении уголовного дела в очередной раз обжаловано. Жалобы отправлены в карельский СУСК, прокуратуру РК и в Генеральную прокуратуру РФ. Ольга Козлова просит возобновить проверку и отстранить от ее проведения следователя Демина.
Мы, в свою очередь, обращаемся лично к прокурору республики О.Дупаку, министру внутренних дел РК И.Алешину и руководителю карельского СУСК П.Клемешову с просьбой взять ситуацию под личный контроль.
Вся эта история уже переросла рамки обычного ДТП. И соль этого спора, как бы кто ни пытался представить, не в том, кому выплачена страховка.

Не знаем как для честного милиционера Гуменова, желающего получить несколько сот тысяч рублей за якобы нанесенный ему статьей моральный вред, а для Ольги Козловой деньги уже точно ни при чем, хотя кому больше морального вреда нанесено – вопрос спорный. Машину Ольга Козлова давно отремонтировала за собственный счет и единственное теперь, чего хочет – доказать, что живет в правовом государстве, где любой человек может чувствовать себя защищенным от произвола.

Кирилл ПЛАТОНОВ.

 

Комментарии

    Блоги
    • Елена Пономарева, налогоплательщик

      Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

    • Николай Габалов, журналист, блогер

      Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

    • Максим Тихонов, журналист

      Чем теперь будут заниматься все те высокооплачиваемые государственные и муниципальные служащие, которые всю жизнь занимались истребованием у нас этих справок?

    • 1
    • 2
    • 3