• EUR: 67,2086
  • USD: 63,3028

Камни раздора

20 августа 2008 годаОбщество

Вокруг карельских петроглифов опять зреет скандал.

О находке петрозаводского археолога Александра Жульникова СМИ уже рассказывали. Ученому удалось обнаружить каменную плиту с ранее не изученными петроглифами мыса Пери Нос, которые оказались недостающей частью первобытного наскального «иконостаса». Теперь у археологов и астрономов есть повод по-иному взглянуть на наскальные изображения. Не исключено, что «листы каменной книги» сложатся в древнейшую обсерваторию или святилище древних людей. По крайней мере, такая гипотеза есть у открывшего находку Жульникова. Но отнюдь не это привлекло внимание к находке.

12 августа камни у Жульникова изъяла милиция. Усилиями Пудожского РОВД плиты с петроглифами были доставлены в местный краеведческий музей. Основанием для изъятия формально послужило отсутствие специального разрешения на археологические исследования (открытого листа). Самое интересное, что разрешение у Жульникова имеется. Правда, выдано оно тремя днями позже того, как сделана была находка.

«Понимаете, камни мы нашли случайно. Мы не проводили там исследований, – говорит археолог. – Мы находились на мысе с видеоэкспедицией от Петрозаводского государственного университета. Руководителем ее значится Андрей Спиридонов, у него есть открытый лист. Сразу после того, как я обнаружил петроглифы, я получил открытый лист для собственных исследований и только после этого стал вести какие-то работы».

Далее, по версии Жульникова, события на мысе Пери Нос разворачивались следующим образом. Получив открытый лист, он вернулся на Пери Нос. Рядом с каменной плитой он обнаружил людей, которые пытались перевернуть камень. По словам Жульникова, приехали эти люди к Надежде Лобановой, сотруднику КарНЦ РАН, которая ведет исследования петроглифов на этой же территории.

«На следующий день участники экспедиции Лобановой вскрыли упаковку, в которую были помещены находки, произвели самовольную фото- и видеосъемку», – рассказывает Жульников.
Испугавшись, что камни (вторая плита с петроглифами была найдена его же экспедицией 2 августа) могут повредить, 3 августа археолог попытался организовать вывоз камней с мыса.
«Камням грозила опасность. Когда я туда прибыл, оказалось, что два фрагмента там уже отколоты (без фигур, но тем не менее), – рассказывает археолог. – И я принял решение спасти их. Потому что уже стали появляться какие-то местные жители, которые говорили, что им за эти камни кто-то обещал пять миллионов».

Как раз в момент вывоза, когда плита уже была обвязана веревкой и готовилась к погрузке на судно, вмешалась экспедиция Лобановой. «Они угрожали нам ножом, угрожали обрезать веревку, на которой висел камень, – говорит Жульников. – Тогда бы он не просто упал в воду, он мог бы убить людей, что находились рядом и готовили его к погрузке».

Сама Лобанова утверждает, что один из участников ее экспедиции просто пошутил, достав ножик и сказав что перережет веревку и не достанется камень никому. «Жульников не имел права вывозить эти камни, – говорит Надежда Лобанова. – Они должны остаться на территории Пудожского района, где и были найдены. И должны быть переданы в музей Пудожского района».

Последнее не совсем верно. Согласно федеральному законодательству, все археологические находки должны быть переданы в госчасть музейного фонда РФ. В Карелии эта функция возложена на три музея: «Кижи», краеведческий музей и музей ИЗО. Претензии муниципальных властей на находку, таким образом, просто незаконны. Собственную попытку вывезти петроглифы Жульников оправдывает этим же законом, уверяя, что в целях сохранности намеревался отвезти их в музей-заповедник «Кижи». В «Кижах» подтвердили, что вопрос перевозки петроглифов к ним обсуждался.

После неудачной попытки вывоза Жульников обратился к властям района, предлагая им оставить плиты у себя, с условием, что за университетом остаются права на научное изучение находок. Согласия, по его словам, не достиг, но глава администрации Пудожского района сообщила, что 12 августа на мыс прибудет комиссия из министерства культуры, которая и решит судьбу камней. Вместо этого прибыли сотрудники Пудожского РОВД и изъяли находку на том основании, что у Жульникова нет разрешительного документа, открытого листа.

Как рассказали в министерстве культуры, сейчас решается вопрос «о закреплении найденных объектов в фондовой части именно Пудожского музея». Специалисты министерства ничего не имеют против того, чтобы Жульников продолжал исследования плиты с петроглифами. Правда, тут же отмечают, что возможностей в музее для этого мало и что выделить для этого отдельное помещение будет невозможно.

Странностей в этой истории немало. Странными выглядят и действия самого первооткрывателя, решившего вдруг вывезти камни, не поставив в известность минкульт, и действия слишком настойчивых сотрудников правоохранительных органов. Теоретически можно было договориться с исследователем, сделавшим находку, и при его участии передать камни в Пудожский музей. Соблюдая и его права на исследование своего открытия, и нормы законодательства. Однако Жульникова, похоже, решили из истории петроглифов исключить. Хотя на его счету это не первая серьезная находка. Два года назад он же открыл группу петроглифов на Новой Залавруге.

Правда, не все коллеги согласны с тем, что его открытия на самом деле необычайны. «Петроглифы сейчас у нас находят каждый год, что из этого сенсацию делать, – рассказала в телефонной беседе сотрудник ИЯЛИ КарНЦ РАН Надежда Лобанова. – Я в прошлом году нашла три группы, но я же об этом не трезвоню. Чего не надо было делать Жульникову, так это поднимать шумиху. Я куда ни приеду – везде Александр Михайлович. Не могут два исследователя работать на одном памятнике! Я занимаюсь петроглифами с 1972 года, вместе с норвежцами и на их деньги. Это моя плановая научная тема – документирование и последующее изучение петроглифов. А Жульников вмешивается. По сути, делает мою работу! Он должен был согласовать свои действия с Академией наук. Потому что мы ведущее научное учреждение, которое этим занимается».

Сам Жульников намерен отстаивать свое право изучать собственное же открытие. Действия Пудожского РОВД исследователь опротестовал в прокуратуре Карелии. Археолог также направил открытое письмо в Межрегиональную ассоциацию археологов в Санкт-Петербурге и министру культуры Карелии Галине Брун. По информации МВД Карелии, вопрос дальнейшего местонахождения петроглифов будет решать суд.

Александра ДОМИНА.

 

Комментарии

    Блоги
    • Николай Габалов, журналист, блогер

      В нашем прекрасном городе П., в котором центр - сплошной заповедник лениных-свердловых-марксов, и вдруг – такое неожиданное название!

    • Елена Пономарева, налогоплательщик

      Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

    • Николай Габалов, журналист, блогер

      Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

    • 1
    • 2
    • 3