• EUR: 68,2458
  • USD: 63,3901

Промысел Божий

27 августа 2008 годаОбщество

На территории Валаамского архипелага нет места для мирян?

На Валаамском архипелаге, «священной жемчужине» Ладоги, месте паломничества сотен тысяч верующих, по иску монастыря выселена семья мирян. Противостояние местных жителей и монастырского руководства – не новость, в Карелии еще помнят скандал с передачей монастырю Зимней гостиницы и признанием ее нежилым помещением, что ставило под сомнение право проживания на Валааме более сотни семей. Однако последнее решение о принудительном выселении семьи Мускевич расценивать иначе как «победу» монастыря над мирянами трудно.

Суд да дело

Борьба монастыря с Мускевичами длилась шесть лет. В 2002 году появился первый иск Валаамского ставропигиального монастыря, требовавшего выселения семьи из занимаемого ими помещения. История судебных тяжб божьей обители и рабов божьих заслуживает отдельного внимания. Мускевичи проживают в комнатах внешнего каре Воскресенского скита, рядом с трапезной. Жилье глава семьи Филипп получил еще в 1989 году, когда приехал на работу в Валаамский музей-заповедник. Получил законно, от государства, о чем свидетельствует и ордер, и прописка в паспорте.

 

В первом иске монастырь потребовал выселения Мускевичей даже без предоставления какого-либо жилья взамен на основании якобы непроживания. Безрезультатно. Новый иск в 2004 году требовал выселения в связи с капитальным ремонтом. Взамен мирянам предоставлялась 4-комнатная квартира в Сортавале. Но выяснилось, что она даже не находится в собственности монастыря, а Мускевичам предлагается арендовать ее у Фонда Андрея Первозванного. Суд монастырю вновь отказал. Третий иск, в 2006 году, требующий выселения в связи с прекращением договора аренды, был сразу отклонен, поскольку такого договора не существует. Очередное требование о выселении было основано на признании помещения нежилым, но суд отклонил иск монастыря, поскольку предоставляемая мирянам «двушка» в Сортавале предлагалась на условиях коммерческого найма, что опять же нарушало их права на жилье.

Но Верховный суд, рассматривая кассацию монастыря, решил судьбу Мускевичей, по их словам, «за пять минут». Мирян выселили, признав помещения нежилыми, поскольку «в здании отсутствует холодное и горячее водоснабжение, канализация, туалет, необходимое освещение». На данном основании следовало бы признать нежилыми и 90% карельских деревень. Взамен Мускевичам монастырь предоставляет квартиру в Сортавале, но никаких документов, свидетельствующих о собственности мирян на это жилье, нет. «Мне сказали: «Понимаете, Филипп Леонидович, монастырь ведь не для вас строился» – рассказывает глава семьи.

 

Мускевич и не возражает, по его словам, он давно покинул бы спорное помещение, если бы взамен ему предоставили другое жилье на самом Валааме. Но монастырь настаивает именно на переселении в Сортавалу. «Я понимаю, как эта ситуация воспринимается извне, – говорит Филипп. – Отдельный скит, копия гроба господня, идет монашеский подвиг, важные сакральные вещи для православного сознания. И здесь же – светская семья. Но на самом деле тут каждый день проходят сотни, тысячи светских туристов. Служб на Воскресенском скиту не ведется. Даже если бы нас не было – здесь живут экскурсоводы «Паломнической службы», молодые девушки, которые, в общем-то, монахам тоже здесь не нужны совершенно. И скит не монашеский не по моей причине, а потому что сам монастырь решил здесь разместить коммерческую структуру со светскими людьми».

Вариации с признанием помещения жилым или нежилым в зависимости от интересов монастыря коснулись и действий судебных приставов. Если определение суда постановляет освободить помещение, признанное нежилым, то в последнем уведомлении от приставов черным по белому прописано принудительное «выселение из жилого помещения».

Жилье не для всех

Скандалов, связанных с выселением местных с архипелага, не было бы, если бы монастырь категорически не отказывался предоставлять жилье мирянам на острове. «На Валааме сейчас жилых помещений нет!» – говорит помощник игумена по юридическим вопросам Леонид Медведев. Это так, все здания, переданные главой Карелии монастырю, признаны нежилыми. Хотя там живут монахи, снимают жилье за деньги паломники.

 

«Проблему можно было бы легко решить, – говорит местный житель с 21-летним стажем Александр Щербаков. – Построить поселок для тех, кто хочет здесь жить, таких останется человек 200. Есть два варианта. Первый – фантастический. Можно было бы отдать местным жителям новый храмовый комплекс, построенный на Ивановом хуторе. Там две больших келейных, которые по сути – дома для элитного отдыха. В одном разместили бы школу, в другом больницу. Но на это, конечно, никто не пойдет».

Еще бы. Свято-Владимирский скит давно называют VIP-скитом. Идея его строительства, говорят, появилась после посещения архипелага Владимиром Путиным. Он огорожен забором, вход на его территорию охраняется, и посетить его можно только лишь с позволения игумена.

 

«Второй вариант – поставить десяток небольших домиков здесь, – Щербаков машет рукой в сторону склона за Работным домом. – Их почти не видно было бы туристам. Монастырь смог бы отгородиться от местных жителей. И все остались бы довольны».
Но и это предложение не находит отклика у монастыря, тем более что есть повод для отказа в строительстве поселка. По статусу особо охраняемой природной территории строительство новых объектов на Валааме запрещено. Но есть исключения для гостиничных домиков при ските. В этих «келейных» никто не живет. Разница с кельями, что строились века назад в Центральной усадьбе Валаама, очевидна. Некогда монахи сами строили кельи, определяя, какого размера окно оставят. Где-то окошки размером 40х40 см – монахи считали, что и этого достаточно, чтобы отгородиться от мира и посвятить себя молитве. А новые келейные просторны и комфортны. «Раньше цари сюда приезжали, что они, с комфортом жили? – рассказывает Щербаков. – В кельях монашеских, койка с твердым покрытием, столик с иконкой – вот и все царские покои для императора Александра I».

За Воскресенским скитом стоит «новодел» – дом, выстроенный для молодых девушек-экскурсоводов ООО «Паломническая служба». То есть запрет действует не для всех. «Почему одним можно нарушать закон, а местным жителям шиш?» – вопрошают миряне. ООО «Паломническая служба» – монополист на острове, единственная коммерческая организация, которая обслуживает всех прибывающих туристов. Зарегистрирована она в Санкт-Петербурге, и все налоги от ее деятельности идут не в карельский бюджет. Антимонопольное законодательство на острове не действует, да и не только оно. Из одной части острова в другой нас подвозит «Монастырская маршрутка». Проезд из Центральной усадьбы в Воскресенский скит (это 6 км) стоит 50 рублей. «А вы от кого работаете? От «Паломнической службы»?» – спрашиваем водителя. «От монастыря», – округляет глаза он. «Но монастырь не коммерческая структура, он не может брать деньги за проезд. А вы берете. У вас документы есть? От какой организации вы работаете?» – переспрашиваем. «От монастыря. А деньги идут как добровольные пожертвования».

 

Вообще любой вопрос, связанный с православной церковью, ставит оппонента в положение если не антихриста, то, как минимум, нетолерантно настроенного богохульника. Ругать церковь, искать в ее деятельности беззаконие – миссия, обреченная на поражение. Действия церкви не подлежат сомнению. Несодействие церкви подлежит – в данном, валаамском, случае – изгнанию. В чем теперь юридически способствует решение о лишении Валаама статуса самостоятельного поселения, которое узаконило депортацию людей на материк.

Валаам – часть Сортавалы?

Самостоятельность Валаам потерял по настоятельной просьбе игумена Панкратия. После того как в 2004 году по закону о местном самоуправлении архипелагу был присвоен статус поселения, настоятель Валаамского монастыря обратился в Законодательное собрание, к главе Карелии и к властям района, заявляя, что самостоятельного поселка здесь существовать не может. И в уже присвоенном законом статусе Валааму было отказано. Местный житель Александр Щербаков обратился в суд. Верховный суд России признал право Валаама на статус отдельного поселения. «Мы уже должны были провести здесь выборы главы, депутатов. Но затем последовала надзорная жалоба. По сути, подал ее монастырь, только через какого-то жителя Корниенко, который даже здесь не проживает, – рассказывает Щербаков. – И нам в наших выигрышных же решениях было отказано».

 

Валаам стал частью Сортавалы, отделенной 40 километрами водного пути. «Каждая поездка в Сортавалу для нас – 360 рублей летом и 1000 рублей зимой. За любой справкой поехать – затраты. Нас лишили законного права участвовать в жизни поселка, в решении наших же проблем. А когда мы обращаемся в Сортавалу с какими-либо жалобами, нам говорят: «Идите, у вас там свой хозяин», – рассказывает Щербаков. – Мы ничего не имеем от этого присоединения. За исключением того, что у монастыря появилось законное право переселения людей». Теперь выселение с Валаама юридически – переселение в рамках одного населенного пункта.
Сам Щербаков живет на Валааме с 1987 года, работал на реставрации религиозных объектов: Поклонный крест на острове Дивном, колокольня. То есть, как и Мускевич, не чужой здесь человек. Прописан в Зимней гостинице, признанной нежилой, где сейчас живут еще 107 человек, которых, судя по всему, в будущем ожидает судьба семьи Мускевич.

Свое право жить на острове отстаивают не те, кто приехал сюда пять лет назад и решил закрепиться на привлекательном месте. «Активисты движения сопротивления» – те, для кого Валаам стал малой родиной. «У меня жена родилась здесь, теща живет здесь с 1947 года, мои дети здесь родились и пошли в школу, сам я здесь 21 год живу, – рассказывает Сергей Григорьев, бывший глава Валаамского сельского поселения. – Отсюда мой сын пошел на войну и погиб в Чечне пять лет назад. Как сказано в бумаге, которая мне пришла, погиб, защищая интересы Родины. Я государству все отдал, даже сына».

У самого Григорьева шесть судов о недвижимости, некогда взятой здесь в аренду. «Когда 4 года назад я взял этот участок, тут было болото, у меня там трактор утонул. Я посадил 30 яблонь, грушу, вишню, сливу. Привез виноградную лозу, она взошла. Все это у меня хотят забрать и отдать монастырю».

Григорьев некогда владел магазином, расположенным в Зимней гостинице. «У нас хороший ассортимент был, цены невысокие, жители довольны были. И после того, как гостиницу передали в собственность монастырю, они закрыли наш магазин, а через три дня в своем магазине подняли в два раза цены».

 

Единственный магазин на острове – «Монастырская лавка» – зрелище печальное. Продукты раза в полтора дороже, чем в городе, выбор скромен, а для местных висит табличка: «Уважаемые пенсионеры! В связи с туристическим сезоном 10% скидка на продукты отменяется». При входе в магазин сидит молоденькая трудница в косынке, с благочестивым видом продавая бальзам «Валаамский монастырь» по ценам в 1,5-2 раза выше, чем в Петрозаводске.

Много интересного происходит на Валааме. Перенос больницы из здания внутреннего каре во флигель дома Горностаева все ждет своего часа, в то время как строились дом для экскурсоводов и гостевые келейные. Строительство детского сада и дома культуры заморозилось – вместо них рядом с усадьбой сейчас отстраивают заново некогда сгоревшую Летнюю гостиницу, чтобы селить паломников. В то же время, по словам местных жителей, некоторые скиты пустуют, как тот же Воскресенский или Желтый скит, где мы не заметили ни единой души. Монахов вообще на острове почти не видно, только работающие трудники во дворах.

«Местное население для монастыря – как некое зеркало, которое отражает их лицо, – рассуждают миряне. – Вот недавно наш местный гражданин Юрченко в суде отстаивал право прописать своего малолетнего сына. «СЭНТ» – монастырская организация, которой переданы в управление здания, отказывалась прописывать шестилетнего ребенка. На суде выступила работник паспортного стола, заявившая: «Что же я тогда совершала должностные преступления, прописывая в нежилых помещениях монахов?» После этого ребенка прописали».

Валаам на самом деле место необычайное. Поверьте агностику, способному усмехаться последним строкам судебной кассации о взыскании с Мускевичей в пользу Спасо-Преображенского Валаамского монастыря госпошлины в 666 рублей.  Вот только уезжаешь оттуда с тяжелыми ощущениями и грустью. Слишком все здесь как-то не по-божески.
 
Сейчас Мускевичи уже выселены. Они по-прежнему остаются на острове, ночуют у друзей и знакомых. Их последняя надежда - Страсбургский суд, который уже принял жалобу семьи в рассмотрению. 

Александра ДОМИНА.

 

Комментарии

    Блоги
    • Николай Габалов, журналист, блогер

      В нашем прекрасном городе П., в котором центр - сплошной заповедник лениных-свердловых-марксов, и вдруг – такое неожиданное название!

    • Елена Пономарева, налогоплательщик

      Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

    • Николай Габалов, журналист, блогер

      Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

    • 1
    • 2
    • 3