• EUR: 68,4703
  • USD: 64,1528

Время искать поддельников

10 сентября 2008 годаОбщество

«Кондопожское» дело разваливают фальсификаторы.

В понедельник в Верховном суде РК, где слушается «кондопожское» дело, огласили результаты почерковедческой экспертизы, которая должна была дать ответ на вопрос: кому все-таки принадлежат подписи на текстах переводов процессуальных документов. Напомним, экспертиза была назначена после выступления стороны защиты подсудимых, которая настаивала, что подписи переводчицы Дакаевой являются поддельными. Случилось то, чего опасались больше всего: подписи действительно признаны фальсифицированными. Это означает, что дело в очередной раз может вернуться в прокуратуру, а по факту подделки следственных документов, скорее всего, придется возбуждать уголовное дело.

Выводы экспертов зачитал судья Александр Зайцев: «Подписи, выполненные на постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых от 21 января 2007 года, не принадлежат Дакаевой Аминат Махмудовне, а выполнены другим лицом после предварительной тренировки. Также не принадлежит переводчице и подпись на постановлении о назначении ее переводчиком».

Наиболее подробно судебному следствию и защите еще предстоит изучить только что поступившие в суд документы, равно как и полный объем переписки между переводчицей и карельским СУСКом, включая и почту, полученную через бюро переводов. Общий объем полученной корреспонденции составляет более 400 листов.

Это уголовное дело с самого начала стало одним из самых скандальных в истории карельского правосудия. Год назад Верховный суд уже возвращал уголовное дело в прокуратуру для устранения вопиющих недостатков, связанных в основном с переводом обвинительного заключения на чеченский язык. Прошел год, и уже новое обвинительное заключение, заново переведенное на чеченский язык, оспаривается в суде адвокатами.

Изначально причиной нового спора стали очередные ошибки в тексте перевода, затем адвокаты подсудимых подвергли сомнению ряд дат и подписей на следственных документах. В суд был вызван старший следователь СУСКа Тимур Филиппов, который объяснил, каким образом ставились подписи и осуществлялся перевод самого обвинительного заключения. На том судебном заседании следователь, не стесняясь, назвал кривотолки вокруг перевода ложью и подверг сомнению слова переводчицы Дакаевой.

Тогда же была проведена первая почерковедческая экспертиза, которая установила подлинность ряда подписей в уголовном деле, а также подлинность подписки, данной переводчицей, что она предупреждена об уголовной ответственности за заведомо ложный перевод. В ходе ее проведения из образцов подписи переводчицы эксперты изъяли подписи, стоявшие в документах о привлечении в качестве обвиняемых и о назначении Дакаевой переводчиком. В пояснительной записке было указано, что их расположение на листе (неровное) не позволяет воспользоваться ими как сравнительным материалом. Но это исключение подписей только подогрело подозрения защиты.

В интервью, данном еще в июле, адвокат Сайдахмет Асамерзаев заявил, что судьба этого уголовного дела абсолютно ему ясна – оно отправится на доследование, и это совершенно очевидно. Тогда же он впервые сообщил, что ряд подписей, поставленных на постановлениях о привлечении в качестве обвиняемых, самой переводчице не принадлежит:
– Это видно невооруженным глазом, – заявил защитник, – если вы посмотрите внимательно, увидите, что буквы просто написаны иначе, хотя и очень похоже.

С адвокатом Асамерзаевым позже согласилась сама переводчица, прибывшая в Петрозаводск с другим адвокатом защиты – Мусаевым. Она заявила, что не подписывала постановления о привлечении в качестве обвиняемых, не подписывала и постановление о назначении ее переводчиком.

Чтобы подтвердить или опровергнуть заявление переводчицы, подозрительные документы были переданы на очередную почерковедческую экспертизу, итог которой стал для следствия печальным.

Несомненно, важнейшими в этой связи могут стать показания директора бюро переводов Винникова, он вызван в суд к 10 сентября, но пока никто не располагает никакой дополнительной информацией о том, явится ли он в Петрозаводск для дачи показаний.

Вместе с тем, каким бы ни был исход дальнейших допросов, факт фальсификации налицо. Вопрос лишь в том, кто будет нести ответственность за произошедшее.

Роман АННИНСКИЙ.

 

Комментарии