• EUR: 68,4703
  • USD: 64,1528

Одинок и невиновен?

04 декабря 2008 годаОбщество

Валерий Панов против собственного одиночества на скамье подсудимых.

1 декабря в здании Верховного суда Карелии начался суд присяжных по очередному громкому уголовному делу, возбужденному в отношении бывшего заместителя министра промышленности и природных ресурсов Карелии Валерия Панова.

Бывшего чиновника республиканского масштаба обвиняют по двум статьям Уголовного Кодекса – 289 (незаконное участие в предпринимательской деятельности) и 290 ч. 4 п. «г» (получение взятки в крупном размере). Наказание по статье за получение взятки предусмотрено суровое – лишение свободы на срок от семи до двенадцати лет. Как заметил гособвинитель Алексей Дорохов, взятка была дана за «беспрепятственное получение лицензии».
Еще до начала судебного заседания адвокат подсудимого Владимир Югансон объяснил журналистам, почему Панов настоял на суде присяжных, невзирая на определенный риск. Главным мотивом стало, по словам адвоката, неверие Панова  в «объективное рассмотрение данного дела должностными лицами, которые находятся на службе у государства». Досталось и СМИ, которые, считает Югансон, заняли однобокую позицию и сформировали общественное мнение не в пользу его подзащитного. Адвокат согласился, что присяжные заседатели, конечно, «не профессиональные юристы и не смогут оценить некоторых важных нюансов», но, с другой стороны, «никто из присяжных не получит наград, не получит нагоняя», вынося свой вердикт. По словам адвоката, следствие велось необъективно и Валерий Панов никогда не признавал своей вины и не признает ее сейчас.  

После того, как присяжным заседателям были подробно разъяснены их права и обязанности, а также другие нюансы судебного процесса, Алексей Дорохов огласил выдвинутые против Панова обвинения. Откровенно говоря, даже адаптированный к слуху непрофессионалов текст оказался весьма сложным для восприятия. В общих чертах, сторона гособвинения настаивает на том, что  бывший заместитель министра промышленности и природных ресурсов Валерий Панов способствовал беспрепятственному получению лицензий на право пользования недрами фирмой, где он являлся одним из учредителей, а также другими коммерческими структурами, образованными позднее, но с участием той же фирмы или компаний, где у чиновника были «свои люди». Хоть Панов позднее формально и вышел из состава учредителей этой коммерческой структуры, но туда вошла его супруга. С участием этой фирмы, к примеру, было образовано семь других фирм, которые получили, как считает гособвинение, «зеленый свет» при получении лицензий в карельском Минпроме. Судя по обвинительному заключению, процесс получения лицензий для близких к Панову компаний был поставлен чуть ли не на поток.

Эпизод со взяткой стал достоянием гласности еще полтора года назад, когда Панова задержали в Питере. Операция по аресту карельского чиновника с чемоданом денег в центре Санкт-Петербурга стала тогда сенсацией, широко растиражированной российскими информагентствами. Следствие настаивает, что 9 июня 2007 года возле Гостиного Двора Валерий Панов получил взятку в размере 11,8 миллиона рублей от компании «Монолит-М», которой чиновник обеспечил получение лицензии, позволяющей осуществлять добычу гранита в Питкярантском районе.
После оглашения обвинения произошел следующий инцидент. Судья предложила защите высказать свою позицию, но Валерий Панов стал настаивать, чтобы речь в собственную защиту произнес он сам. Панов даже заявил, что у него нет согласованной позиции с адвокатом, чем вынудил судью объявить перерыв для того, чтобы обвиняемый и защитник пришли к единой точке зрения. После перерыва Панов извинился за излишнюю эмоциональность, сославшись на расшатанные нервы.

Владимир Югансон заметил, что присяжным заседателям будет непросто сориентироваться в позиции государственного обвинения, несмотря на попытку изложить ее в доходчивой форме. Адвокат неоднократно просил присяжных внимательно относиться к тем доказательствам, которые будут представлять как сторона обвинения, так и сторона защиты. Югансон затронул довольно щекотливую тему: мог ли Панов в одиночку совершить то, в чем его обвиняют? По мнению адвоката, было бы странно считать, что «промежуточная виза», которую Панов ставил на документах, могла решительным образом повлиять на министра. «Неужели человек, обладающий верховной властью в министерстве, не исполняет своих обязанностей, не проверяет те документы, которые кладут к нему на стол для подписи?» – задал риторический вопрос адвокат. Он подчеркнул, что надеется увидеть в зале суда бывшего министра промышленности и природных ресурсов и задать ему вопросы, которые просто по определению не могли не возникнуть у защиты.

Тему непонятного «одиночества» на скамье подсудимых продолжил и Валерий Панов. Он категорически против приписываемой ему исключительной роли в деле выдачи лицензий. По мнению Панова, его виза была промежуточной и особого статуса у него не было. Как отметил подсудимый, управлять процессом выдачи лицензий он смог бы, если бы все сотрудники министерства находились под его влиянием, в том числе и министр. Но подобного влияния на подчиненных и вышестоящее начальство, судя по высказываниям обвиняемого, он никогда не чувствовал.
По поводу эпизода со взяткой Панов сказал, что, собственно говоря, «денежных средств никто не отрицал». Правда, переданные ему миллионы Панов расценивает не как результат «профессиональной деятельности», а как итог «личных взаимоотношений». Более подробно свою мысль о противоречиях между личным и общественным Валерий Панов расшифрует, видимо, позднее.

Суд присяжных заседателей продолжится 4 декабря. Процесс обещает быть интересным. Во всяком случае, судя по настроению подсудимого, который надеется доказать присяжным свою невиновность.

Антонина КЯБЕЛЕВА.

 

Комментарии