• EUR: 67,2086
  • USD: 63,3028

Театр заедает быт

08 апреля 2009 годаОбщество

Актеры, на которых не реагируют чиновники, объединяются в профсоюзы.

Многочисленные театралы с нетерпением ждут открытия реконструированного здания Музыкального театра Карелии. Сначала его обещали открыть к 8 марта, теперь в соответствии с планом театр должен распахнуть двери 8 июня, в День Республики. Зрителей обещали порадовать двумя премьерами: оперой «Травиата» и балетом «Ромео и Джульетта», а также гала-концертом. Планы красивые и оптимистичные, однако театральная действительность некоторым работникам театра оптимизма вовсе не внушает.

В 2006 году, когда распоряжением главы республики была ликвидировала объединенная дирекция драматического и музыкального театров, актеры драмы перешли «под крыло» созданного тогда же Музыкального театра. На время ремонта здания они переместились в стены гостиницы «Маски» и продолжали играть спектакли. Среди них были и актеры, приглашенные в драматическую труппу из других российских городов. Но, к сожалению, не все смогли стать полноценными петрозаводчанами.

– Я уже шесть лет живу в Карелии, – рассказывает актер Владимир Веский. – Первое время у меня была регистрация в Петрозаводске, но уже четыре года мне ее не делают. Иногородние актеры театра живут либо в служебных квартирах, либо в общежитии, и вопрос с регистрацией всегда был «подвешен», а администрация, к сожалению, так и не смогла найти выход. Между тем любого из нас вправе остановить сотрудники ДПС или ГИБДД и обвинить в административном правонарушении. Мой ребенок прописан в Новосибирске, а ведь в садик ему нужно ходить в Петрозаводске. Для этого нужен медицинский полис, за которым нам пришлось ехать в Новосибирск. Словом, неудобств масса…

Актриса Елена Сапегина живет в предоставленной театром квартире, но не уверена, что это надолго:
– Мне сказали, что я могу оставаться там до июня, а потом меня выселят. Интересно, куда? Ведь нет такого места, в которое можно было бы меня прописать или зарегистрировать. По квартирным вопросам вообще рекомендуют «не соваться», иначе можно остаться и вовсе без жилья. Я слышала, что задолженность театра перед хозяевами съемных квартир составляет порядка пятисот тысяч рублей, а министерство культуры, которому мы подчиняемся, театру не помогает. Мы неоднократно обращались в министерство, но, похоже, там этим вопросом никто не озадачился. Возможно, чтобы оформить регистрацию, вполне было бы достаточно ходатайства от театра…

Другой вопрос, волнующий актеров, – это их статус. В трудовых книжках написано, что они являются «актерами драматической труппы Музыкального театра» – положение, которое нигде в других театрах не практикуется. «Когда отмечали 100-летие Театра драмы, мне вручили грамоту с записью о том, что я – артистка Музыкального театра. Зачем мне такая грамота?» – недоумевает Елена Сапегина. Другие актеры полностью согласны с тем, что ситуация нелепая: «Если мы будем переходить в другой театр, то при приеме на работу на нас будут косо смотреть».

На какой сцене останутся актеры после того, как отремонтируют главное здание театра, пока неясно. На уровне разговоров – труппе будет по-прежнему предоставлена сцена «Масок», но некоторые спектакли пойдут на большой сцене.

Еще одна обида актеров драмы касается их зарплаты. При заключении коллективного договора на 2009 год актеры надеялись, что их материальное положение улучшится: предполагалось, что помимо базовой части зарплаты будет дополнительная – в соответствии с разработанной в театре балловой системой, когда каждый балл за участие в спектакле стоит определенных денег. Пока система не работает, и актеры получают прежнюю зарплату. Сегодня для молодых артистов она составляет 7,5-8 тысяч рублей. При этом в репертуаре труппы, состоящей из 13 человек, – около дюжины спектаклей, и некоторые актеры выходят на сцену по 15-18 раз в месяц. Зарплата артистов Музыкального театра несколько выше. «Мы чувствуем себя аппендиксом, хвостом, никому, кроме зрителей, не нужным. Зрители нас любят, мы почти всегда собираем полный зал. А наша администрация как будто не понимает, что происходит в театре», – сетуют актеры.

Действительно, у совсем недавно назначенной на должность директора (и фактически брошенной под танки – на открытие театра) Елены Ларионовой попросту не было времени разобраться во всех проблемах, и она, понимая, что «хозяйство» досталось не идеальное, от комментариев пока отказывается:
– Работы много. Сейчас самый горячий момент, готовимся к открытию. Все стараются, стремятся работать достойно.
Заместитель директора Марина Ильина отсылает к нормативным актам и министерству культуры:
– 1 декабря прошлого года вышло положение об оплате труда сотрудников учреждений культуры, к которым относимся и мы. Наши артисты тоже получают зарплату в соответствии с этим положением. А спектакли они играют в соответствии с другим документом – уставом театра. Никаких нарушений закона зафиксировано не было. Вообще, все, что происходит в театре, делается по распоряжениям министерства культуры. Мы подведомственное учреждение, поэтому по всем вопросам, в том числе и по вопросам регистрации актеров, лучше обратиться в вышестоящую инстанцию.

1 апреля на «достаточно жесткой», как ее охарактеризовали позже, встрече с актрисой и депутатом Госдумы Еленой Драпеко (к слову, ей очень понравился спектакль драматической труппы «Между жизнью и… сновидением» по Ионеско) артисты рассказали о накопившихся проблемах. «Проблемы везде. Депутаты нужны, когда все плохо, – сказала на следующий день Драпеко на пресс-конференции. – Наша депутатская задача – чтобы был чистый воздух». «Очищать воздух», то бишь решать проблемы актеров, начали практически сразу. Актрисы Елена Сапегина и Айна Мустафина встретились с депутатом ЗС Ольгой Шмаеник. Она записала все вопросы и порекомендовала создать в театре профсоюз.

6 апреля на общем собрании они написали заявления с просьбой принять их в профсоюзную организацию Музыкального театра, которая автоматически исчезла после ликвидации объединенной дирекции театров и теперь, похоже, восстает из пепла. Кое-кто из актеров старшего поколения настроен пессимистически: «Запустить махину из двух театров можно только тогда, когда поменяется руководство республики, а так – бесполезно, мы ничего не решаем», «Много чего писали о нашем театре, и в результате все оказались в ж…» и т.д. Но, скорей всего, актеры Музыкального театра, у которых есть похожие проблемы – тот же квартирный вопрос, – поддержат коллег из драмы.
– Отношения в труппе очень доброжелательные, атмосфера благоприятная, – говорят драматические актеры. – У нас хороший режиссер, нам хочется работать в Петрозаводске. Но бытовые проблемы никуда не исчезают, и если они не будут решаться, кто-то может не выдержать и уехать…

В открытии реконструированного здания 8 июня драматические актеры участия не примут – они идут в отпуск. По сути несуществующий сегодня театр драмы востребован зрителями до сих пор. Однако чиновники с завидным упорством не замечают этого, возможно, неосознанно собственной слепотой и бессилием добивая очередное любимое жителями республики учреждение культуры.

Марина КИВИРЬЯН.

 

Комментарии