• EUR: 68,4703
  • USD: 64,1528

Союз поневоле

16 июля 2009 годаОбщество

Карельские строители гадают, как и с кем жить дальше.

С 1 января 2010 года всю строительную отрасль России ждет серьезное потрясение. Со следующего года в стране отменяется государственное лицензирование, и каждая строительная фирма, которая не намерена нарушать Уголовный Кодекс РФ, должна к 31 декабря 2009 года запастись официальным допуском к строительным работам. Главная проблема задуманной перестройки в отдельно взятой отрасли состоит в том, что получить документ, разрешающий трудиться в сфере строительства, можно исключительно в СРО (саморегулируемой организации).
Естественно, членство в организации – удовольствие не из дешевых. К тому же процесс формирования института саморегулируемых организаций идет крайне тяжело. В законодательстве предусмотрены жесткие требования, которые СРО обязаны выполнить для получения официального статуса. Мы попытались разобраться, как новые «правила игры» повлияют на строительный рынок Карелии и качество строительства. Изучение животрепещущей темы началось с министерства строительства Карелии.

Без лишнего оптимизма

По закону строительная организация может вступить в любое СРО, без всякой привязки к месту «проживания». Петрозаводская компания может стать членом СРО, созданной хоть в Москве, хоть в Калининграде или, к примеру, на Дальнем Востоке.
Первый заместитель министра строительства РК Александр Ефимов рассказал, что в Карелии было принято принципиальное решение создать региональные СРО. Первым шагом к этому стала организация некоммерческих партнерств. Одно из них – «Объединение строителей Карелии» («ОСК»), которое в марте 2009 года было зарегистрировано в Минюсте России. Согласно законодательству, чтобы превратиться в СРО, «ОСК» необходимо набрать не менее 100 членов и выполнить ряд финансовых условий.

Как признался Ефимов, объединительный процесс в Карелии проходит достаточно сложно. Но, по словам заместителя министра, трудности, которые переживают строители республики на пути объединения, в министерстве не вызывают особой тревоги. В крайнем случае, есть запасной вариант по созданию межрегиональной организации, которая объединит строительные предприятия двух или нескольких регионов Северо-Запада России.
Как повлияет отмена государственного лицензирования на строительный рынок Карелии? «Я думаю, что это не повлияет на строительный рынок Карелии глобальным образом. Но, видимо, произойдет переориентация некоторых некрупных предприятий либо на другие виды работ, либо, может быть,  произойдет санация, то есть они уйдут с рынка», – сказал Александр Ефимов.

В отличие от лицензирования саморегулированию подлежат только те виды работ, которые напрямую влияют на безопасность зданий и сооружений. К примеру, небольшие компании, занимающиеся отделочными работами, с 2010 года могут спокойно продолжать работать и без лицензии, и без вступления в СРО.

Раньше многие организации получали лицензии, так сказать, «на вырост», обеспечивая себе перспективу на будущее. Теперь им придется десять раз подумать, прежде чем заняться строительным бизнесом. Относительно небольшие затраты на оформление лицензии государство заменило на членство в СРО, требующее значительных финансовых отчислений. Помимо вступительного взноса, ежемесячных членских взносов и страховки придется внести разовый платеж – как минимум  300 тысяч рублей, который пойдет для формирования так называемого компенсационного фонда.

Не приведет ли отмена государственного лицензирования к снижению и без того невысокого качества строительных работ? Александр Ефимов считает, что этого опасаться не стоит. Ведь функцию контроля государство оставляет за собой. Кроме государственного контроля прибавится еще и ответственность СРО за своих членов. За нерадивые организации, объяснил заместитель министра, придется рассчитываться всем членам СРО деньгами компенсационного фонда. А страховка обеспечит выплаты в случае форс-мажора, когда пострадали интересы третьих лиц. «Хуже точно не будет», – убежден Александр Ефимов.

Тем не менее к переменам он относится «со сдержанным оптимизмом». По мнению Ефимова, институт саморегулирования – это пока только теория. Как она ляжет на российскую действительность и какие неожиданности могут подстерегать строительные организации, покажет время.
До сих пор нет четкого ответа на вопрос, что делать, если количество членов СРО вдруг по каким-то причинам уменьшится до 99? Организация перестанет существовать?

«Строительная продукция в отличие, например, от колбасы имеет срок существования десятки лет. Колбасу ты съел, отравился, вылечился, тебе есть кому предъявить претензии. А что делать, если со зданием начнутся проблемы лет через десять, когда и строительной организации может не быть, и СРО ликвидировалось?» –  говорит Александр Ефимов. По его словам, люди со своей бедой все равно придут к государству. Заместитель министра недоумевает, почему в таком случае государство должно уходить от функции допуска к такому сложному бизнесу, как строительство.     

Сторонники саморегулирования говорят о том, что система лицензирования себя исчерпала, мол, государство раздает лицензии направо и налево, знай – плати деньги. Противники СРО возражают, дескать, ужесточите правила выдачи лицензии, реконструируйте систему, но не разрушайте то, что неплохо действовало на протяжении многих лет.  

Если процесс нельзя остановить,его нужно возглавить

Если в карельском министерстве по поводу будущего строительной отрасли сильного беспокойства не испытывают, то в среде строителей атмосфера накалена до предела. 8 июля в гостинице «Карелия» собрались руководители строительных организаций, входящих в  «Объединение строителей Карелии», чтобы решить, как пережить очередную «перестройку» в отдельно взятой отрасли.
Объединение наконец-то решило главную проблему и преодолело необходимый для регистрации СРО рубеж в 100 членов. Как сказал исполнительный директор «ОСК», директор строительной организации «Сана» Анатолий Шмаеник, теперь предстоит не менее трудная задача – собрать деньги. По словам Шмаеника, бессмысленно обсуждать новый закон, который фактически «гробит малый бизнес», так как со следующего года по нему все равно придется работать. Он призвал как можно скорее найти деньги, чтобы сформировать компенсационный фонд. Дело в том, что без внесения денег в фонд и оформления страховки невозможно зарегистрировать СРО.

Пока Анатолий Шмаеник выступал, в зале недовольно шептались руководители строительных компаний. Они обсуждали насущный денежный вопрос. Вступительный взнос в «Объединение строителей Карелии» составляет 10 тысяч рублей, а ежемесячный членский взнос – еще 3 тысячи рублей. Даже эти небольшие суммы вызвали у руководителей строительных компаний недовольство.
– А за что я заплатил 18 тысяч, где мои деньги?
– Да я тоже не понимаю, чего мы платим, – шептались мужчины за моей спиной.

Видимо, предполагая, что подобные вопросы обязательно возникнут, Шмаеник неоднократно подчеркивал, что он из своего руководства не намерен делать бизнес, все затраты «ОСК» минимизированы и их может проверить любой желающий.

Но перспективы новых финансовых потерь в конце концов заслонили «мелочи жизни». Как выяснилось, для многих небольших организаций разом выложить 300 тысяч рублей – неразрешимая задача. Банки кредиты строительным организациям выдают крайне неохотно и на невыгодных условиях. А недавно созданный в Карелии Гарантийный фонд еще даже не определился со списком банков, с которыми он будет работать. Другими словами, 300 тысяч рублей плюс 20-25 тысяч рублей за страховку придется изъять из оборотных средств. Причем в рекордно сжатые сроки.
Было принято решение, что деньги на счете «ОСК» должны появиться до 15 августа. Причем если строительные организации будут тянуть время, то, по мнению Анатолия Шмаеника, на идее можно ставить крест. «Жизнь или смерть нашей организации зависит конкретно от каждого… Либо мы этот колхоз создаем все, либо мы разбегаемся», – сказал он.

Исполнительный директор предупредил, что осенью начинать процесс регистрации СРО будет поздно, к тому же крупные строительные компании «начинают косить лиловым глазом в сторону Питера и Москвы».
Конечно, можно прибегнуть, как говорили участники встречи, к варианту «б», то есть вступить в СРО, созданные в других регионах. Шмаеник пугал присутствующих большими вступительными взносами, которые требуют в Питере и Москве. К тому же он уверен, что интересы карельских строителей достойно может защитить только региональная организация.

Во время диалога выяснился и еще один любопытный момент. По словам Анатолия Шмаеника, в законодательстве прописано, что заявитель для получения допуска на каждый заявленный вид работ должен иметь не менее трех специалистов с высшим или среднетехническим образованием. Смех в зале был лучшем подтверждением абсурдности этого требования, особенно для фирм со штатом в 10 человек. Правда, исполнительный директор объединения тут же предложил вполне законный вариант обходных путей.

Анатолий Шмаеник не скрывает, что новое законодательство ему откровенно не нравится. По его словам, компенсационный фонд будет использоваться только в тех случаях, когда затронуты интересы третьих лиц. И то после того, как исчерпаны возможности страховки. Другими словами, если гражданин по вине строительной организации не дождался обещанной квартиры – это его личная трагедия. А вот если на голову случайного прохожего рухнул кирпич, то тогда включается страховка и возможности компенсационного фонда. Если это так, то деньги компенсационного фонда будут годами лежать мертвым грузом на счетах банка, финансово ослабляя строительные предприятия и не добавляя уверенности их клиентам.

Курсом на Москву              

Руководитель петрозаводской строительной компании «Карелстроймеханизация» Николай Макаров страха коллег не разделяет. Он относится к руководителям тех компаний, которые не просто «косят лиловым глазом в сторону Москвы и Питера», а уже давно поехали туда и получили вожделенный допуск.

По словам Макарова, его пригласили вступить в московское Межрегиональное объединение строителей еще в прошлом году. Пришлось заплатить 150 тысяч рублей в виде вступительного взноса, 33 тысяч рублей за страховку и 300 тысяч рублей в компенсационный фонд. Зато теперь у Николая Макарова «голова не болит», его компания уже имеет допуск и дополнительные возможности получить выгодные контракты.
Руководитель «КСМ» считает, что старая система лицензирования всех устраивала. Что касается новой затеи, то он уверен, что логичнее было бы создавать СРО не на уровне Карелии, а в рамках Северо-Запада. «В республике не так много строительных организаций, за которые, честно говоря,  можно нести ответственность. Их по пальцам можно пересчитать», – сказал он.

Николай Макаров выдвинул еще одну версию того, зачем надо было создавать компенсационный фонд. По его мнению, за плохое качество строительства все же придется отвечать деньгами компенсационного фонда.
…Как утверждают специалисты, подготовленный в тиши чиновничьих кабинетов закон отличается сыростью, туманностью и полной оторванностью от российской действительности. Недаром никто не может четко ответить на, казалось бы, простейший вопрос: зачем потребовалось создавать компенсационный фонд и кого он должен защитить?  
Усугубляет эту привычную для россиян ситуацию то, что эксперимент в строительной отрасли пришелся на расцвет кризиса. И без того непростое время строительным организациям придется пережить, сражаясь на два фронта, – с безденежьем и последствиями отраслевого эксперимента. Самое грустное, что за все возможные  «перегибы» власти придется заплатить всем нам – обманутым и еще надеющимся на успех дольщикам, вкладчикам и собственникам.

Антонина КЯБЕЛЕВА.

 

Комментарии

    Блоги
    • Елена Пономарева, налогоплательщик

      Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

    • Николай Габалов, журналист, блогер

      Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

    • Максим Тихонов, журналист

      Чем теперь будут заниматься все те высокооплачиваемые государственные и муниципальные служащие, которые всю жизнь занимались истребованием у нас этих справок?

    • 1
    • 2
    • 3