• EUR: 68,4703
  • USD: 64,1528

Эпидемия «свинского» отношения

19 ноября 2009 годаОбщество

Как учреждения здравоохранения «борются» с опасным вирусом

О том, что в Карелию пришел «свиной» грипп, говорится не мало. Министерства и ведомства делают заявления, проводят пресс-конференции и заверяют о готовности к борьбе с очередным заморским недугом. О том, как во всеоружии встречают «свиной» грипп медики, не понаслышке теперь знает семья петрозаводчан Андросовых.

То ли грипп, то ли менингит
Ту страшную неделю Жанна помнит едва не по часам, ведь речь шла о здоровье ребенка, которое она как мать доверила специалистам.

– Все началось в понедельник, – говорит женщина, – утром сын Марк сказал, что у него болит спина. Мы померили температуру, все было в порядке, и мы решили пойти в школу.
Но уже днем раздался звонок школьного фельдшера, у ребенка поднялась температура до 38, ему было настолько плохо, что маму попросили приехать и забрать сына: боимся – один не дойдет. Также фельдшер упомянула и одну деталь, которую Жанна еще вспомнит впоследствии – у сына было легкое покраснение горла.

Мальчику сразу вызвали врача. Вызовов в городе много, дежурный врач приехал в семь часов вечера. После необходимого осмотра сразу предложил родителям не рисковать, согласиться на госпитализацию. В графе «диагноз» поставил «грипп» и – на всякий случай – подозрение на серозный менингит.

Все в порядке
В республиканскую инфекционную больницу  с сыном  отправились тяжелой артиллерией на «скорой»: мама, отчим, отец. Страшно было всем.

В приемном покое прибывших встретил доктор. Внимательный и вежливый, он осмотрел мальчика, сказал, что признаков менингита не наблюдает, на грипп будут брать всевозможные анализы. В последний раз за тот день Жанна позвонила сыну в половине девятого вечера. Мальчику было не по себе, общее состояние оставляло желать лучшего, хотя ему померили температуру, дали какие-то лекарства.

Утро вторника началось для Жанны с разговора с главным врачом больницы. Позвонив в приемную и попав на секретаря, мама сообщила, что работает журналистом и ей хотелось бы знать, каково состояние сына, чем его лечат и главное – какой диагноз. Секретарь сообщила, что главврач на совещании, но попросила перезвонить через 15 минут.

Через пятнадцать минут главврач больницы уже успокаивала Жанну: мол, с Марком все в порядке, состояние средней тяжести. Он получает все необходимое, за ним будут и дальше наблюдать врачи, звоните в отделение.

После разговора с главврачом Жанна позвонила сыну. У ребенка оказалась высокая температура, сонливость, слабость, он просился домой. Женщина дождалась часа дня и позвонила в отделение, попросила врача. Врач-интерн взяла трубку, но не смогла ответить маме, чем ребенка лечат, из анализов был взят только общий анализ крови.– А как же анализ на свиной грипп? – спрашивает мама.

– Ой, это же не сразу, это, наверное, к концу недели, – последовал ответ.

Отметим, что в это время грипп только начинал победное шествие по Карелии, каждый случай, как уверяли официальные инстанции, был на счету. Мало того, повсюду можно было услышать, что главное в борьбе со «свиным»  гриппом – вовремя поставить диагноз и начать незамедлительное лечение...

Через некоторое время Марк позвонил сам: «Мама, меня перевели на первый этаж, в бокс. Не сказали почему. В боксе еще один мальчик, снова дали какие-то таблетки». Жанна кинулась обзванивать отделения, чтобы узнать, куда перевели сына. Оказалось, что это пятое отделение, удалось переговорить с заведующей  Натальей Зборовской, она успокоила: я его видела, ребенок чувствует себя хорошо, ему дают все необходимое, а насчет анализов перезвоните через пару часов, я посмотрю в бумагах. Когда Жанна перезвонила, трубку уже не взяли.

В среду был всенародный праздник – День единства. В семье Андросовых утро этого дня началось со звонка сына.
– Мама, у меня температура 39,  у меня очень сильно болит горло. Я подошел к медсестре, сказал, что болит, мне дали таблетку какую-то. Мама, мне холодно, привезите обогреватель.

Андросовы поехали в больницу. Нужно было передать сыну необходимые вещи, да и тревога не утихала. Но все было закрыто. Персонал попросил подождать в холле, мол, сейчас примут передачу. Но никто так и не появился, хоть самим иди. Только вот куда идти? Где лежит ребенок? В списках больных Марка не было. Спросить было не у кого.

– Я с ужасом думаю, что если бы у ребенка не было мобильного? Мы бы не знали, как связаться с ним, не знали бы, где он, –  возмущается мама мальчика.

Марк на звонок ответил, сказал, что из врачей в отделении нет никого, что появился кашель. Также ребенок сообщил, что находится в боксе, дверь которого ведет на улицу, да еще и не закрыта – забыли, видимо.

Чуть позже подросток позвонил сам – ему дали жаропонижающее, ему полегчало, очень хочет спать.

– Устав от вечного незнания врачей, чем болен мой ребенок, я решила узнать в другом месте, сколько же времени требуется на этот злополучный анализ гриппа, – рассказывает Жанна.

Почему?
Она позвонила в Роспотребнадзор. Свой вопрос задала специалисту Людмиле Котович. Женщина пожаловалась, что до сих пор не знает ни диагноза, ни результатов анализов. И главный вопрос: «Сколько же делается анализ на грипп?»

Ответ просто обескуражил: «Шесть часов».

– Но как же так: сын в больнице с понедельника и ничего до сих пор не сделано.

–  Как фамилия у ребенка? Ваш анализ был взят только накануне!

К слову сказать, именно сотрудница Роспотребнадзора первая предложила Жанне написать жалобу в Минздрав:  «Я, конечно, понимаю их большую нагрузку, но это нисколько их не оправдывает. Вы мама и имеете право знать всю информацию о своем ребенке». Заодно она дала Жанне и телефон лаборатории, где делают анализ на вирус А Н1N1. В лаборатории сказали, что результат будет к четырем часам.

Вооруженная такими знаниями, мама Марка снова позвонила в злополучное пятое отделение. Ей ответили, что врачу некогда, врач не может ответить, тогда Жанна прямо сообщила, что звонила в Роспотребнадзор и ей срочно необходимо пообщаться с врачом.

Наконец, мама смогла узнать имя лечащего врача Марка – Наталья Боева.

Доктор был очень вежлив, от нее Жанна, в самом деле, получила всю информацию, которая ее интересовала.

Оказалось, что мальчик получает Арбидол, циклоферон, жаропонижающее. Также впереди у него еще и рентген (надо точно быть уверенным, что нет осложнений, гайморита). Прозвучало, наконец, и то, что взят анализ на грипп, но результаты будут к вечеру.

– Знаете, в лабораторию весьма не просто дозвониться, – сказал доктор.

–  Да? Странно – я дозвонилась, – сообщила мама, – сказали, что к четырем часам уже будут результаты.

То, что на рентген Марка водили, родители убедились сами. Отчим поехал днем в больницу отвезти передачу. И увидел, как Марк идет по улице, в какой-то легонькой курточке, с непокрытой головой(!) в сопровождении работницы больницы.

– Нас же заверили, что куртку и шапку мы можем забрать домой, – вспоминает женщина, – что они не понадобятся, но почему нас не попросили привезти одежду, зная, что больной ребенок пойдет в другое здание?
Но главный шок был впереди. В четыре часа Жанна позвонила в лабораторию, чтобы узнать результат анализа.

Исследования подтвердили, что сын болен «свиным» гриппом. Тогда и настало время звонить врачам, но, на удивление, найти лечащего врача Жанне не удалось. Лишь после очередного упоминания Роспотребнадзора ее соединили с заведующей отделением.

Вопрос, в общем, к врачам был простой: почему этот самый анализ не был сделан сразу? Ведь ребенок – из гимназии, где были зафиксированы случаи вируса! Как же борьба со «свиным» гриппом?

Ответ заведующей оказался красноречив: «Я не знаю, не могу ответить на этот вопрос. Пишите жалобу, если вам от этого станет легче».

С этого момента события начали развиваться по-другому. Когда коллеги Жанны узнали о ситуации, начались звонки по знакомым и друзьям. Кто-то позвонил кому-то в правительство, оттуда уже пошли звонки в Минздрав. Вероятно, оттуда позвонили уже непосредственно в больницу.

Врачебная забота
Легче или не легче, но жалобы, пусть и методом «телефонного права», возымели действие. У койки Марка с его больным горлом немедленно нарисовался лор. Температура спала, размножение вируса прекратилось. Родители стали просить забрать ребенка домой на выходные. Начались переговоры с заведующей. Сначала та была категорически против, мол, у нас все в больнице есть, здесь пациент обеспечен лекарствами. А в городе – проблемы. Наконец, сдалась, назначила родителям встречу на 16.30. Снова семейство собралось в полном составе, явилось в больницу, а заведующей, как оказалось, давно нет, ушла.

– Просим позвать лечащего врача у женщины, которая передачи принимает. Она уходит, возвращается и говорит, что надо подождать, мол, у врача много людей. Ждем двадцать минут, полчаса – никто не выходит. Просим женщину позвать доктора еще раз. Она вернулась со словами: «Некогда врачу, идите домой, не будут Марка выписывать», – рассказывает собеседница.

Тогда нервы сдали уже у мужа Жанны. Он написал записку лечащему врачу, после чего ребенка забрали все из того же незакрывающегося бокса и увезли домой.

Звонок на телефон мужа раздался только спустя два часа.

– Где ребенок?

– Какой ребенок?

– У вас его нет? Значит, он сбежал! Мы будем звонить в милицию!

– Звоните. Послушайте, у нас была договоренность с заведующей, – попытались объяснить ситуацию родители. – Мы приехали, но к нам даже никто не вышел.

– Ах так?! Тогда не привозите его в понедельник, мы его выписываем!

Когда муж пришел за выписным эпикризом, врач по-прежнему к нему так и не вышла. Эпикриз после немалого ожидания и скандала вынесли медсестры. Марку тем временем уже вызвали участкового врача. Женщина немало удивилась – и не взятому вовремя анализу, и тому, что родителей не расспросили об эпидокружении и не предложили обследоваться самим. Кроме того, выяснилась еще одна пикантная деталь. Врача на дом должны были вызвать из больницы, а вовсе не родители мальчика.

Обо всем случившемся Андросовы изложили в той самой жалобе в Минздрав, которую им давно советовали написать. Но когда заболел муж, приехавшие доктора диагнозом ребенка, лежавшего в соседней комнате, заинтересовались лишь однажды – переписали с эпикриза Марка назначения для нового больного. Какие анализы? Какие исследования?

– За нас вступились друзья и знакомые, я сама по своей работе знала, куда звонить и у кого что спрашивать. А что же делать тем, у кого нет таких возможностей? – задается вопросами Жанна.

Мы попытались получить объяснения по поводу случившегося у главврача республиканской инфекционной больницы Станиславы Луковниковой, однако для общения с прессой она оказалась недосягаема. На все наши звонки и просьбы прокомментировать ситуацию секретарь невозмутимо отвечала: то Станислава Федоровна вышла, то в министерстве, то на каком-нибудь совещании.

Мы согласны с тем, что у главврача полно хлопот и забот, однако позиция более чем  странная. Когда уже должностные лица перестанут бегать и начнут прямо отвечать на пусть неприятные, но все равно неизбежные вопросы?
Анна РОМАНОВА.

 

Комментарии

  • Тоже медик17.03.2010 | 17:03Ссылка
    Я сама медик и лежала недавно в 5 отделении.Согласна с автором статьи во многом.Отношение поражает своим равнодушием и неотзывчивостью!!!!Но это относится не ко всем сотрудникам.А о состоянии больницы вообще молчу!О чем думает главврач?О сотрудниках?О больных?И те и другие вынуждены работать и находиться в ужасных условиях.сыпится штукатурка,обшарпаные стены,линолиум давно рассохся и с дырами,окна безобразные.мебель держится на честном слове!И это инфекционная больница,республиканская!))Ужас!санитарки,конечно стараются ,моют,но ощущения чистоты нет вообще.Просто Позор и обидно за коллег(((