• EUR: 67,2086
  • USD: 63,3028

«У нас путь, знаешь, – вечность»

25 ноября 2010 годаОбщество

Петрозаводский мореплаватель Михаил Тигушкин прошел путем Афанасия Никитина.

В то время как мы с вами смотрим на тающий ноябрьский снег и серое небо, Миша Тигушкин вспоминает жаркую Эритрею и Оман, в котором ждет российских мореходов древнеславянская деревянная ладья «Русич». Петрозаводский Синдбад-мореход, Михаил Тигушкин недавно вернулся из плавания, посвященного Афанасию Никитину. Пять морей, семь границ и тысячи морских миль  – столько прошел «Русич» под руководством Тигушкина и братьев Синельников.
Само судно тоже можно считать петрозаводским участником экспедиции: «Русич» строился когда-то у нас, на верфи «Варяг». Хозяин его, заслуженный путешественник России Сергей Синельник, взял тогда кредит на квартиру, чтобы выстроить ладью. «Что тоже само по себе подвиг», – говорит Тигушкин.

«В прошлом году мы возвращались с Сергеем из Рейкьявика, после плавания через Северную Атлантику, до Гренландии и обратно, – рассказывает предысторию Михаил. – И обсуждали, что делать с лодкой. Так родилась идея пройти путем Афанасия Никитина, посвятив ему этот поход».

И нашим, и вашим
Ходить морскими путями в XXI веке едва ли не сложнее, чем 600 лет тому назад – считает теперь экипаж «Русича». Пираты нападали и тогда, и сейчас, а к прочим сложностям добавилась еще и бюрократия с получением виз и разрешений. И больше всего проблем доставляют именно «родные» пограничники.

– В Ростове нам пришлось дня четыре простоять. Кубаноиды вымогают деньги, не дают разрешения, – рассказывает Тигушкин. – Агент просит 20 тысяч за услуги. Хотя сама процедура обхода занимает 1,5-2 часа. В Питере, например, мы все делали сами, без агента, в течение нескольких часов, а тут денег хотят. Поэтому в турецком порту Шиле, где мы остановились в первый раз после Черного моря, был приятный контраст – никаких формальностей, никаких проблем, пришли, просто лодку поставили, люди приветливые все, сразу приглашают чай пить.

– Вы в точности повторяли маршрут Афанасия Никитина?
– Нет. Тогда нужно было бы ладью волоком через Иран тащить. Этот вариант рассматривался, но дорого очень получалось. Где-то наши пути пересекались, где-то нет.

– И сколько в результате границ вы прошли?
– Турция, Греция, Египет, Судан, Эритрея, Джибути и Оман. Границы обычно проходишь достаточно быстро. Но в некоторых странах, как в Египте, например, свои формальности, такие же агенты, как у нас, вымогают деньги, пытаются тебя обмануть жестко, разводят по полной. Уходит много моральных сил, чтобы от этого уйти. А так в любой стране можно найти хорошие места, в том же Египте, нераскрученные, нетуристические.
Мы почти не останавливались в больших портах. Только в маленьких рыбацких городках – там властям ты безразличен совершенно. А вот за проход по Суэцкому каналу нам выставили ценник в три тысячи долларов. Мы сбили цену до двух. А потом я встретил Бена, капитана с английской яхты, которого знал еще по Англии. И оказалось, что они проходят за тысячу с небольшим – а наши суда почти одного размера. Я смог убедить портовые власти, что они нас обманули жестоко, и они – удивительно! – вернули нам деньги. Это была победа, редкая для арабского мира.

– Как происходит торг за канал, так же, как на базаре?
– Происходит просто удивительное шоу. Тебя уверяют, что тебе нужно, допустим, медкомиссию пройти или еще что-то, обязательно лоцманскую проводку. Ты понимаешь, что врут, но полностью ситуацией не владеешь – может, что-то и необходимо. Правду невозможно выяснить. Бену повезло: владелец яхты, которую он вел, – египтянин, его не могли обмануть. А вообще по Суэцкому каналу постоянно огромные караваны сухогрузов тянутся, серьезное зрелище.

Блондины как экзотика
– Как вас встречали в разных портах?
– Местные относились отлично. В одних странах была масса любопытства. В других – достаточно спокойно. Например, в Африке люди заняты своими делами, им не до нас. Они и где Россия-то – не знают. В Греции и Турции было отменное гостеприимство. Очень приветливые и очень красивые люди в Эритрее. Это такая разбомбленная нищая страна, но удивительно приятная. Люди бедные, но очень добродушные, просто милейшие. Постоянно хохочут и веселятся. Белых людей там почти нет – их верховный правитель выгнал из страны всяких наблюдателей из ООН.

– Нетрудно представить, какой экзотикой были вы сами для них, учитывая, что и ты, и Синельники – голубоглазые блондины.
– Да-а... Мы детям всякие значки раздавали там. Правда, в Эритрее у меня украли фотоаппарат, ну да ладно. Страна хороша еще тем, что она христианская, поэтому там можно пиво пить. Потому что во всех мусульманских странах ты его еще и купить не можешь. Местные парни помогали нам купить топливо, пиво, все остальное, естественно, пытаясь нас «обуть». Такие «акулы» портовые. Одному я сандалии подарил. Но он и после этого пытался нас обуть.

– Реальные акулы не мешали?
– В Красном море, когда охотишься на рыбу, на обед для экипажа, запах крови привлекает акул и мурен, и они начинают тебя сопровождать. До двух метров акулы плавали вокруг, красивые такие. Еще был остров, где просто очень много змей. Сплошные змеи кругом. И совы, которые их ели. Больше на этом острове ничего не было. Дельфины постоянно рядом плыли, птички, бабочки на корабль прилетали.

Одной из самых больших сложностей для нас, северян, была жара. В Красном море +40оС, +45оС и вода +36оС, то есть и не охладиться. Внутрь корабля вообще не спуститься. Ночевали часто на палубе.

Много интересного встречали на пути. То пустынный остров, на котором нашли останки старинного поселения, могилы аборигенов и огромное количество костей черепах, которых они ели. То город-призрак, с абсолютно пустыми домами-многоэтажками. Их настроили, потом грянул кризис, и они никому не нужны. А еще встретили интересного человека из Южной Кореи. Он купил в Хорватии парусную лодку. Сам раньше никогда под парусом не ходил. Нанял капитана, который его обучал, и в течение месяца они шли вместе. Дошли из Хорватии до Йемена. Кореец сказал: «Все, теперь я сам умею» – отправил капитана домой и пошел в одиночку в свою Корею, через Индийский океан. Такой вот безумный.

Пираты и баня в трусах
– У вас там вроде бы какие-то встречи с пиратами были в пути?
– Опасные места начинаются от Эритреи. Но там мы рискнули одни пройти. А от Джибути высока вероятность попасть в заложники. Там мы долго стояли, искали конвой или иную возможность охраны. Еще Конюхов напугал, сообщив, что они там отстреливались от пиратов.

– Путешественник Федор Конюхов?
– Да, он как раз перегонял лодку Цыганова (мужа певицы Вики Цыгановой) с Сейшел в Ниццу и шел тем же маршрутом в обратную сторону. Мы с ним связывались, и вот он рассказывал, что у них чуть ли не дырки в палубе.
И затем нам повезло: мы дождались боевого противолодочного корабля Северного флота «Адмирал Левченко». У России там постоянная вахта, «Адмирал Левченко» как раз закончил боевое дежурство и уже шел на Север, в Россию. Но ради нас задержался и сопровождал «Русич» 4 дня.

Дважды нам встречались подозрительные суда. Заранее ведь не знаешь, пираты это или нет. В первый раз прямо на нашем курсе стояли лодки, штук пять. Рыбу там ловить незачем, мы шли далеко от берега, где не особо рыболовный район. Пытаемся с ними связаться, сказать, чтобы они ушли с нашего курса. Ноль реакции, не уходят, делают какие-то маневры круговые. Тогда наш «Адмирал Левченко» тоже по рации предупредил, чтобы они исчезли с нашего судового хода, а затем, когда те так и не ушли, дал предупредительный залп в небо. Их как ветром сдуло. Для рыбаков у них слишком мощные моторы, по 200 лошадей. Рыбакам невыгодно такие движки иметь, они маленький дизелек какой-нибудь предпочитают.

Потом «Адмирал Левченко» нас покинул, на борту «Русича» остались только три вооруженных солдата. И какое-то судно нас сопровождало на удалении сначала мили в две. Потом подошло уже на полмили. Я предупредил по рации, чтобы они не приближались, они не слушают. Приблизились на два кабельтовых, и мы передали: «Сейчас даем красную ракету, а затем наши снайперы начинают вас валить!».

И после красной ракеты они развернулись на 180 градусов и сразу дунули оттуда с большой скоростью. А нам вступать в перестрелку категорически нельзя, судно деревянное, получит серьезные повреждения. Наш корабль, я думаю, если кого и интересовал, то случайных мародеров, которые не прочь ограбить легкую мишень. Если бы это были обычные крутые пираты, которые нападают на танкеры и мощные суда, то они могли бы взять нас в клещи и атаковать. А мы им ни к чему, никаких миллионов за нас они бы не взяли. Но вообще довольно неспокойно там было.

А еще в Омане нас в полицию взяли, за то, что мы в трусах на палубе мылись. В «семейках» можно, а если трусы типа плавки – это для них уже оскорбление.

– Оштрафовали?
– Нет, просто предупредили, что по их культуре так не положено. В Омане главная проблема была – где поставить лодку, чтобы это было дешево и в безопасном месте. Люди там не воруют, потому что за воровство руку отрубают. Сначала было сложно договориться, но потом они увидели в нас великих путешественников и за недорого подняли судно, поставили к нему человека, и все благополучно разрешилось.

– Маршрут ваш запланирован был до Индии. Вы какую часть пути прошли?
– У нас путь, знаешь, – вечность. Мы планируем кругосветку, но будет в результате это кругосветка или нет – никто не знает. До Индии не дошли, потому что визы нужно делать, ну и муссоны начались в океане.  Сейчас готовим следующий этап, который будет посвящен Миклухо-Маклаю. Хотим пойти его путем, в Малайзию и в Австралию. Но это все пока еще далеко и туманно. Тем более сложно планировать, так как никогда не знаешь, в какие страны точно будешь заходить и какие визы нужны. Может, после Малайзии пойдем на север, в сторону Японии. Потом, наверное, в Америку, и обратно, через Атлантику, домой. Но никто не знает, как оно на самом деле получится.
Беседовала  

Александра ДОМИНА,
«МК» в Карелии»
 

Комментарии