• EUR: 67,2086
  • USD: 63,3028

Легальное горе

23 декабря 2010 годаОбщество

Где и как помогают наркозависимым.

Скажем прямо, мы вспоминаем о проблемах наркомании и реабилитации наркозависимых только по определенным поводам, например, в День борьбы со СПИДом или в День борьбы с наркотиками. Но это не значит, что в остальное время они перестают существовать. Есть ли для тех, кто уже находится в плену зависимости, у нас в Карелии хоть какая-то ниточка надежды? Куда обращаться больным наркоманией и их страдающим близким?

Дом отчаяния
Это аккуратное двухэтажное здание как будто специально спрятано между домами. Оно не бросается в глаза, но за его стенами каждый день идет борьба за чью-то жизнь. Специалисты отделения неотложной наркологии на улице Гоголя – те, кто не понаслышке знает о последствиях пагубных пристрастий. Они, как никто другой, знакомы с алкогольным делирием, прозванным в народе белой горячкой, с психозами и передозировками.

Сидящему передо мной человеку около сорока, но выглядит он значительно старше.  Рассеянный взгляд, будто погруженный в себя, замедленная, нечеткая речь. Это потому, что Николай находится под действием снотворных препаратов – таковы назначения врача. Именно они помогают ему бороться с наркотической зависимостью. В отделение мужчина пришел сам после четырех дней, проведенных без единой инъекции, правда, по настоянию матери. Нет, его пристрастие не героин. Николай – жертва так называемых легальных препаратов. Мы беседуем с ним в кабинете главного врача отделения Александры Лубниной.

Что греха таить, основная масса посетителей учреждения между улицами Гоголя и Красноармейской – алкоголики. Трудные, запойные, с хорошим стажем. Наркоманы – это всего 10 процентов – тяжелые, опийные, героиновые. Почти все давно состоят на учете, и врачи зачастую хорошо знают своих пациентов. Ведь многие попадают сюда раз за разом, выкарабкиваясь с того света после передозировок. Новый контингент появился около полугода назад. Эти пациенты – потребители так называемых разрешенных легальных наркотиков: курительных смесей «Спайс» и порошков для внутривенных инъекций «Зевс». Здесь берут анализы, приводят в чувство. Результаты всегда одни и те же. У курильщиков в организме находят канабис, у тех, кто принимает наркотики внутривенно, – пировалерон, который оказывает психостимулирующее действие. В Великобритании его назвали даже более мощным, чем кокаин. Но несовершенство российского законодательства не оставляет докторов без работы. Привыкание к наркотикам происходит очень быстро, некоторые становятся зависимыми уже через пару недель употребления. От этой разрешенной гадости страдают и совсем молодые, двадцатилетние, и вполне зрелые, как наш собеседник Николай:

– Мне про порошок летом друг рассказал. Приехал на дачу ко мне – никакой, сразу сообщил, где взять, предложил попробовать. Ну и пошло-поехало.

Собственно, такова история каждого второго здешнего пациента. Бессонница, отсутствие аппетита, непреодолимая тяга. Многие из так называемого «легала» – это энергетики, в итоге приводящие к истощению, упадку сил.

– В этой дряни самое страшное то, что она убивает волю, – растягивая слова, делится собеседник. – Убивает желание работать и оставляет только тягу. Ужасную. Я ведь поначалу боролся. Вот летом уедем с женой и детьми на дачу, далеко от города, там рыбалка, свежий воздух – хорошо. Я там ни о чем не думал, и нормально все было. Но как только возвращаемся, ближе к городу, в голове только одна мысль –  скорее туда, в трактир. Скорее жену с детьми домой, высадить, вещи занести. Я ведь им говорил, что иду в гараж машину ставить, а сам скорее за зельем.

Собеседник замолкает.

– Тогда у меня была машина, и работа была, я работал водителем, и дача. С женой мы 10 лет прожили.

– А как же дети, ведь у вас их двое?

– Старший уже знает, – спокойно говорит Николай. – Он, перед тем как осенью в школу пойти, сказал мне: «Вот пойду я в школу, скажу: а мой папа – наркоман!». Не нужен я никому, жена ушла. Я вот думаю, что, если бы не теща, все у нас было бы хорошо.

– К сожалению, почти все они так думают, – рассказывает заведующая отделением Александра Лубнина. –  У них все время кто-то в их бедах виноват, кто-то их до такого состояния довел. Но, по сути дела, эти препараты страшны еще и тем, что они, вызывая несомненное привыкание, стойкую тягу и зависимость, вместо тяжелой ломки приводят к психозам. И предсказать, как и когда это произойдет, совершенно невозможно. Кого-то привозят в невменяемом состоянии сразу же после первого применения, кого-то, наоборот, после нескольких месяцев. Очевидно одно –  путь сюда неизбежен для всех.

– Каждый раз, покупая пакетик, ты не знаешь, что внутри, – соглашается Николай. – Да и те, кто продает, тоже наверняка не знают. И, конечно, подстегивает и то, что это вроде бы как законно, легально. Будто и нет в этом ничего плохого.

Зато врачи хорошо знают, что происходит от таких «легальных» препаратов. В палате интенсивной терапии находится молодой человек, ему 27 лет. Сюда его доставила бригада скорой медицинской помощи, не простая – психиатрическая. Вызвали ее натерпевшиеся родственники. Парень не в себе, буен, полная дезориентация в пространстве, бред, галлюцинации – он кричит, утверждает, что за ним следят.

Подозрения, шпиономания, неоправданная ревность – это последствия употребления порошков и курительных смесей. Николай попал в отделение второй раз, первый раз его тоже привезла скорая, которую вызвала жена. Мужчина после очередной дозы заподозрил свою благоверную в измене, и чем могла закончиться семейная ссора, остается только догадываться.

Когда пациенты приходят в себя, многие просто не помнят, что с ними было, и очень удивляются, когда им рассказывают доктора. Мол, не может такого быть, да не могу я так себя вести! Но, увы, дурь все решает  за них, в том числе и определяет их собственную жизнь. А представьте такого человека за рулем?! И подобные случаи отнюдь не редки.

Путь к себе. Было бы желание
– Николай, а может, вы сначала здесь отойдете и в стационаре у нас полежите? – мягко уговаривает доктор пациента.

– Да кому я нужен, вон, жена ушла, –  все тем же рассеянным тоном отвечает пациент. – А тяга-то сильная. На мне уже крест поставлен.

Между тем мужчина явно преувеличивает. В клинику, кроме матери, настоявшей на лечении, его все-таки провожала жена. Женщина  в разговоре с доктором заметила, что, наоборот, готова была оказать своей непутевой половине всяческую поддержку. Но сможет ли сам Николай взять себя в руки? Теперь покажет только время. Возможность реабилитации и в самом деле есть. Начать можно в отделении республиканского наркологического диспансера на улице Федосовой в Петрозаводске.

– Все, что нужно, – это желание попробовать вернуться к другой, нормальной жизни, – говорит и.о. главного врача  Ольга Резниченко.

Правда, добровольцев мало. Наркоманы со стажем обращаются сюда в трудные моменты, чтобы снизить дозу или получить лекарственную помощь. В общем, как-то облегчить страдания организма. По сути дела, наполняемость отделения зависит от работы Госнаркоконтроля. Как перекрывается какой-то канал с зельем, так наркозависимые тут как тут. Полежат с недельку и снова исчезают, что называется, до следующего раза. Условия, конечно, в некотором смысле спартанские. Здание старое, а о новом пока даже говорить не приходится. При этом сами врачи смотрят в будущее с оптимизмом, ведь их пока не коснулась практика совмещения с другими видами помощи. Например, в Мурманске наркологическая помощь давно уже объединена с психиатрией. Но карельские врачи-наркологи с таким подходом не согласны. Есть потребность в отдельном направлении медицины.

Впрочем, койки в Петрозаводске – это далеко не все, чем можно бороться с гибельным пристрастием. В Пиндушах Медвежьегорского района есть отделение медицинской стационарной помощи, куда съезжаются пациенты со всей Карелии. Там работают наркологи, психологи, специалисты по социальной работе, инструкторы по трудотерапии. В общем, оказывается комплексное воздействие. В этом отделении нет ни замков, ни решеток, считается, что те, кто приехал туда, сделали это самостоятельно по доброй воле и знают, чего хотят. Особое внимание здесь уделяется и восстановлению социальных навыков. То, что нам кажется обычными вещами, например, устройство на работу, для наркозависимых – непосильная задача. Инструктор буквально в режиме тренинга отрабатывает в подробностях даже поход в службу занятости. Речь идет не только о том, к кому обратиться и как составить резюме, но и о том, какие вопросы задать. Ведь пациентам это все уже практически незнакомо. Отдельная нагрузка ложится, конечно, и на семьи. Тем, кто решил помочь близкому завязать с зельем, оказывается отдельная помощь. Недавно началась работа с детьми наркозависимых. Пока это дело новое, но врачи не сомневаются, что нужное. Оно и понятно: жизнь с таким родителем далека от идеала счастливого детства и с такими детьми тоже должны работать специалисты.

На прощание спрашиваем Ольгу Резниченко: «А есть те, кто реально завязывает? Кто бросает и действительно возвращается в обычную жизнь?»

– Есть, но процент их очень невелик. Эту болезнь не просто излечить.

Анна РОМАНОВА,
«МК» в Карелии»
 

Комментарии

  • ВАС21.01.2011 | 11:33Ссылка
    АННА,я обращаюсь к Вам.ЛЕГАЛЬНОЕ ГОРЕ,это не то о чём вы пишите.ЛЕГАЛЬНОЕ ГОРЕ,это ПИВО,алкоголь и табак!С 91года,этот наркотик вышел из под контроля!Что касается алкоголя (в том числе и ПИВО),зависимость наступает гораздо быстрее чем от героина и прочей дряни!А вот первое взять гораздо дешевле,и в любое время суток,не зависимо от возраста,а вот это-ГОРЕ!
Блоги
  • Николай Габалов, журналист, блогер

    В нашем прекрасном городе П., в котором центр - сплошной заповедник лениных-свердловых-марксов, и вдруг – такое неожиданное название!

  • Елена Пономарева, налогоплательщик

    Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

  • Николай Габалов, журналист, блогер

    Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

  • 1
  • 2
  • 3