• EUR: 68,4703
  • USD: 64,1528

Опасные игры

03 ноября 2011 годаОбщество
Спортивная травма довела до прокуратуры.

В этой истории, как нам кажется, нет ни правых, ни виноватых. Спортивные соревнования, которые должны были стать прелюдией к новогодним праздникам, обернулись для петрозаводского школьника долгими месяцами лечения. С момента ЧП прошло больше десяти месяцев. В причинах произошедшего разбирались и полиция, и прокуратура. В итоге так и не было, выражаясь официальным языком, выявлено оснований для принятия мер прокурорского реагирования. Тем временем конфликт между родителями пострадавшего мальчика и тренерским составом не потерял своей остроты. Тренер и его коллеги склонны винить в произошедшем родителей, которые недостаточно внимательно отнеслись к психологическому состоянию своего ребенка и его экипировке, а родители, напротив, уверены, что тяжелая спортивная травма – результат халатности тренера и врача. Что происходит за стенами спортивных секций и можно ли было избежать травмы? Нам удалось встретиться практически со всеми участниками этой непростой истории, в которой окончательная точка еще не поставлена.

Второе место

Максим (по просьбе родителей имя изменено. – Ред.) занимался в секции тхэквондо с пяти лет. Мальчик посещал секцию около 6 лет, имел красный пояс по тхэквондо и бросать занятия не собирался. 19 декабря прошлого года в школе № 39 проходило открытое первенство ДЮСШ № 5 по тхэквондо, в котором Максим тоже должен был показать свое мастерство. Дело было в воскресенье. Планировалось, что соревнования закончатся в восемь часов вечера, но бои затянулись. По словам отца Максима, мальчик вышел на площадку для поединка уже после девяти часов вечера. Вся необходимая экипировка у мальчика была, не хватало только капы, которая защищает челюсть от удара.
Удар в голову для Максима стал полной неожиданностью. Поединок тут же остановили, у Максима пошла кровь, дежурившая на соревнованиях врач осмотрела мальчика. «Врач сказала мне, отвезите его в стоматологию сами. Он в шоке, кровища не останавливается, у меня вся машина в крови. У него была сломана челюсть с двух сторон. Врач должна была вызвать скорую помощь. Вообще, машина скорой помощи должна была дежурить у школы», – до сих пор возмущается отец Максима. Он с травмированным сыном доехал до стоматологии на улице Гоголя, куда их направила врач, но выяснилось, что учреждение работает до 20 часов. «Мы поехали домой. Там он выплевывает зубы, у него острая боль, голова кружится. Мы звоним знакомому стоматологу, она говорит – срочно в республиканскую больницу. Приезжаем в челюстно-лицевое отделение, делаем снимки, нам говорят, врачей нет, придут с утра, идите домой», – рассказал отец Максима о ночных  злоключениях. Только на следующий день ближе к обеду мальчика удалось устроить в отделение республиканской больницы. Как это часто бывает с нашей медициной, того, что нужно, в отделении не оказалось. Отца отправили добывать специальную стоматологическую проволоку. Травма оказалась очень серьезной. Только в конце февраля врачи решились снять с челюсти проволоку. По словам мамы Максима, он потерял восемь килограммов, а в результате травмы серьезно ухудшилось зрение. Расследованием обстоятельств травмы, которая повлекла причинение вреда здоровью средней тяжести, занялась прокуратура Петрозаводска.

Как рассказали родители мальчика, тренер Игорь Богданов пытался узнать о состоянии Максима, как только закончились соревнования. Через четыре дня он пришел в больницу и принес медаль за второе место. Поначалу, рассказали родители, тренер даже сказал, что готов продать машину, чтобы материально помочь семье. Но затем отношения перешли в состояние конфронтации. «Тренер мне сказал: встретимся в суде», – рассказал отец Максима. Он убежден, что сын пострадал из-за того, что тренер и врач проявили халатность. Несмотря на то, что прокуратура не обнаружила никаких грубых нарушений, родители Максима намерены добиваться справедливости – такой, как они себе ее представляют. «Спорт для них бизнес, причем бизнес безответственный. Они хотят брать деньги, хотят, чтобы дети занимались, а ответственности никакой не несут», – сказал отец пострадавшего спортсмена. По его словам, занятия сына стоили ему примерно 1,1 тысячи рублей в месяц. Попасть в спортивную школу, где подростки освобождаются от платы за тренировки, можно только с согласия тренера. Отец Максима не скрывает, что изначально ждал от Богданова выплаты компенсации.

Знали, куда отдавали?

Нам удалось встретиться и с Игорем Богдановым, и с президентом федерации по тхэквондо по РК Сергеем Петровым, и с врачом, которая оказывала первую помощь, Натальей Клюквиной, и с судьей так печально закончившихся соревнований Елизаветой Тарасевич, и с заместителем директора по учебной и воспитательной работе ДЮСШ-5 Валентиной Титовой. Все они единодушны: произошедшее – случайное стечение обстоятельств, которые ни на йоту от них не зависели. Другими словами, взрослые не чувствуют за собой никакой вины. Случившееся с Максимом – это спортивная травма, от которой никто из спортсменов не застрахован. «Родители знали, куда отдавали сына», – убежден Игорь Богданов. В ДЮСШ-5 напирают на то, что есть официальная позиция прокуратуры, которая не обнаружила, так сказать, состава преступления. Правда, в ходе проверки были выявлены нарушения законодательства при организации соревнований и при оказании медицинской помощи, которые в спортивной школе  позднее были устранены.

Одна из главных претензий родителей Максима состоит в том, что у ребенка не было капы, которая защищает челюсть от удара. Валентина Титова рассказала, что после ЧП и прокурорских проверок по школе спортивного единоборства был издан приказ применять во время соревнований все возможные средства защиты, в том числе и капу. До недавних пор, объяснил Сергей Петров, капу использовали только старшеклассники. Для детей помладше она считалась необязательной. Но после случая с Максимом без капы даже во время тренировок не разрешают бороться. Хотя, настаивает врач Наталья Клюквина, Максиму капа в любом случае не помогла бы, так как защищает только верхнюю челюсть, а удар пришелся по нижней. Любопытно, что сначала меня пытались убедить, что не существует капы для маленьких детей, их нужно чуть ли не специально заказывать, а к концу беседы выяснилось, что после произошедшего ЧП детей даже на тренировках заставляют вставлять в рот капу. Другими словами, после декабрьского первенства изменения все же произошли.

Так нужна ли была капа или нет? «Все люди, которые у меня выступали, получили памятку, где черным по белому написан перечень снаряжения, который должен быть», – сказал Игорь Богданов. Но в тот день, когда раздавали эти памятки, вспомнил тренер, Максим опоздал и, возможно, список, в котором значилась капа, не получил. По версии Богданова, на соревнованиях дети младшего возраста выступали с капой или без нее по желанию. Дескать, если родители хотели защитить своего ребенка, они заставляли его надевать капу. А знали ли родители Максима об этом, если мальчик даже памятку не получил? Игорь Богданов не видит в этом никакой проблемы, мол, есть Интернет, вся необходимая информация существует в открытом доступе. В общем, не надели капу – сами и виноваты. До недавних пор подобное отношение к безопасности детей не давало сбоев. Во всяком случае, президент федерации утверждает, что за 20 лет существования секции тхэквондо в Карелии не было ни одной подобной травмы.

Еще одна претензия касается того, что соревнования длились слишком долго и подростки устали. Как объяснили организаторы мероприятия, открытое первенство по тхэквондо затянулось до позднего вечера по техническим причинам. Подвело оборудование, которое пришлось ремонтировать, много времени заняли новогодние поздравления, другими словами, не рассчитали. С кем не бывает? Тренер склоняется к тому, что причиной травмы могла стать не усталость, а психологическое состояние мальчика, у которого незадолго до первенства умер кто-то из родственников. По его мнению, родители не должны были приводить на спортивные соревнования ребенка, который недавно пережил потерю близкого человека.

Скорую помощь решили не вызывать, так как врач посчитала, что машина будет ехать до Ключевой очень долго. Наталья Клюквина сказала, что сразу же поставила верный диагноз. «Я немедленно к нему подбежала, сознание он не терял, у него текла кровь изо рта, но не сильно, я остановила кровотечение», – рассказала она. По словам врача, в момент травмы было уже девять часов вечера. Она была уверена, что стоматология работает до 22 часов, а потому посоветовала отцу пострадавшего ребенка не терять время на ожидание скорой помощи. Он ее послушался и помчался к закрытым дверям городской стоматологии.

Материальная сторона

Самое неприятное в этом конфликте, который развел тренерский состав школы и родителей по разные стороны баррикад, – это деньги. Игорь Богданов поначалу, действительно, сказал, что готов продать свою машину. Но очень скоро он понял, что погорячился. Если верить тренеру, ему была озвучена круглая сумма, которую он должен был выплатить на реабилитацию пострадавшего мальчика. Таких денег у педагога не было. Его явно покоробило то, что ему сообщили даже название банка, где он без труда мог бы взять кредит. Понятно, что коллеги Игоря Богданова встали на его сторону. Не исключено, что именно с этого момента о сочувствии к ребенку все забыли. Деньги, как нам кажется, заслонили собой все остальное, заведя конфликт в плоскость, где компромисс уже невозможен.

Наверняка, впереди еще долгие судебные разбирательства. Вне зависимости от судебного решения ни одна из сторон, как нам кажется, ничего не выиграет. Когда деньги заставляют взрослых в пылу борьбы забывать о том, ради кого они разворачивают столь бурную деятельность, то итог всегда печален.

Антонина Кябелева,
«МК» в Карелии».

 

Комментарии

  • Учитель русского.28.11.2011 | 23:23Ссылка
    Тренеры,а не "тренера",господин Чентемиров!
  • Чентемиров07.11.2011 | 22:51Ссылка
    Обязаны были проверить наличие капы. Может, не столь суровая был бы травма. А вообще, если бы парню меньше повезло, мог бы дурачком до конца жизни остаться. Капа ведь не только зубы защищает. И проверять должны тренера, которые выпускают человека в ринг.
  • гость07.11.2011 | 19:25Ссылка
    для каждого вида спорта должен быть свой регламент проведения соревнований, с определением объём необходимой экипировки, отстранением от соревнований тех кто не соблюдает правила, отстранением от работы судей и тренеров при отказе от контроля. Насколько мне известно все участники соревнований должны быть застрахованы. Скорая должна выезжать по первому требованию с подобных соревнований, а в идеале дежурить с учетом вида спорта и возможных травм.Ну а проблема с оказанием экстренной стоматологической помощи уже далеко не первый день, вспомните выбор Маслякова между стоматологией и вытрезвителем для города. Ночью и в выходные проще в Питер ехать, чем найти стоматолога или челюстно-лицевого хирурга в Петрозаводске.
  • Игорь07.11.2011 | 15:34Ссылка
    Соболезную родителям. Но! "Знали, куда отдавали?". Вот это ровнее всего. Хотели вырастить настоящего мужчину? Это понятно. Вина тренера думается только в том, что не научил парня правильной защите, вот и всё. А то что родители предьявляют - так тренер не ангел - хранитель. Выходите на ринг и обороняйте своего "мусчину" сами, если у него мозгов не хватило за такой период чему-то научиться!