• EUR: 67,7660
  • USD: 63,9242

«Нападение на госпиталь разделило войну»

13 декабря 2012 годаОбщество

В Национальном музее Карелии состоялась презентация книги о трагедии Петровского Яма

«Февральской ночью 1942 года финский диверсионный отряд скрытно вышел к тыловому гарнизону Красной армии в поселке Петровский Ям. В двух километрах от поселка, на другом берегу Петровского залива Выгозера, был расположен госпитальный городок. Личный состав госпиталя и раненые, находившиеся на излечении, спали, когда в окна зданий полетели гранаты и бутылки с зажигательной смесью. Ничего не понимающие беззащитные врачи, медсестры, санитары и раненые пытались покинуть горящие помещения, но падали, сраженные пулями диверсантов. Той ночью под белым флагом с крестом были расстреляны 37 медработников и раненых полевого подвижного госпиталя №2122».

Так начинается книга Петра Репникова «Петровский Ям. Запланированная трагедия», вышедшая в петербургском издательстве «Аврора-дизайн» в ноябре нынешнего года и ставшая первым серьезным исследованием одного из самых трагических эпизодов Великой Отечественной войны на Карельском фронте. Для того, чтобы разобраться в этой истории, отставному военному Петру Репникову пришлось поднять архивы Военно-медицинского музея Санкт-Петербурга и Национального музея Карелии, встретиться с карельскими краеведами и родственниками погибших в Петровском Яме, проанализировать публикации российских и финских историков и писателей, которые совершенно по-разному оценивали события страшной ночи февраля 1942 года. В итоге трагедия полевого госпиталя №2122 была воспроизведена Репниковым с документальной точностью. В книге не только представлены схема действий диверсионной группы на территории госпитального городка, имена нападавших и их жертв, но даже дана сводка погоды с 11 по 12 февраля, прочитав которую понимаешь, почему диверсантам удалось незаметно подобраться к госпиталю – финнам способствовала снежная вьюга.

Миф о герое

«Эта книга – пример того, как семейная история переросла в научное исследование», – заявил Петр Репников на презентации своего труда, состоявшейся 4 декабря в Национальном музее Карелии. Одним из участников презентации стал родной дядя автора – Василий Репников, бывший рядовой 126-го полка 71-й дивизии Карельского фронта, который непродолжительное время проходил лечение в том самом госпитале, который подвергся нападению финнов. Собственно, рассказы дяди и побудили Петра Репникова заняться изучением трагедии, разыгравшейся в Петровском Яме.

«Эта книга будет неприятна для финнов, потому что она развенчивает миф об одном из их героев того времени – Илмари Хонканене, который считается одним из лучших финских разведчиков. Этот эпизод из его биографии не делает ему чести. Прочитав книгу, мы понимаем, что нападение на госпиталь было заранее спланированной акцией», – сказал на презентации рецензент книги, заведующий научно-экспозиционным отделом Национального музея Карелии Сергей Титов.

«В Финляндии считается, что этот рейд был самой удачной диверсионной операцией «дальних разведчиков» – финского спецназа. Финны тщательно готовились к операции и целую неделю осуществляли воздушную разведку. Нападение в ночь на 12 февраля 1942 года произвел диверсионный отряд, разделенный на  шесть боевых групп. Одна из групп напала на госпитальный городок, где находились лечебные отделения, а другая – на поселок ББК № 12, где располагалось отделение госпиталя для легкораненых. Диверсантам удалось выйти из боя и уйти от преследования. После чего одна из финских газет сообщила о том, что в Петровском Яме был уничтожен гарнизон численностью 500 человек. Если же говорить о действительных потерях, то в донесении начальника гарнизона и санитарной службы погибшими проходят 85 человек. Но из них красноармейцев, имевших оружие, – всего 33 человек. Еще 28 человек – это медперсонал, 9 человек – раненые, находившиеся в госпитале на излечении, и 15 человек – гражданское население. То есть 52 человека – это люди, защищенные международными конвенциями, которые были подписаны Финляндией. Даже в последних книгах финских авторов, посвященных этой теме, по-прежнему фигурирует цифра в 500 человек. Но я надеюсь, что серьезные исследователи все же задумаются и поменяют свой взгляд на события в Петровском Яме», – рассказал Петр Репников.

«Жестокость порождает ответную жестокость»

Как считает Петр Репников, нападение финских диверсантов на госпиталь разделило войну в Карелии на до и после трагедии в Петровском Яме. «С 12 февраля 1942 года отношение к финнам – будь то военные, хоть даже и раненые, и гражданское население – изменилось в худшую сторону, – пишет Репников. – В 1941 году партизаны отряда «Вперед» устроили обсуждение, следует ли уничтожить две машины с финскими ранеными, и решили, что этого делать не стоит, так как убийство раненых явилось бы нарушением международного права. Однако летом 1942 года, выйдя к финскому хутору, они приняли уже совсем другое решение, нарушив это право».

В ноябре прошлого года в Петрозаводском государственном университете финский писатель Вейкко Эрккиля представил карельским историкам и всем интересующимся событиями второй мировой войны свою новую книгу «Последнее утро», в которой повествуется о нападениях советских партизан на небольшие приграничные деревни в Лапландии. Нужно заметить, что это уже вторая книга Эрккиля о зверствах партизан против мирного населения Финляндии в годы войны. Первая – «Замолчанная война» – вышла в 1998 году и вызвала болезненную реакцию по обе стороны границы. Финские реваншистские организации потребовали тогда суда над участниками партизанских рейдов как над «военными преступниками», а бывший руководитель республики Сергей Катанандов был вынужден пообещать карельским ветеранам, что их никому не дадут в обиду.

За минувшие полтора десятка лет страсти улеглись, и тема партизанских рейдов воспринимается и в Финляндии, и в России как еще одна страница войны – такая же страшная, как финские лагеря для русских в Петрозаводске и уничтожение госпиталя в Петровском Яме. Но книга Петра Репникова дает ответ на вопрос, что предшествовало рейдам партизан по финским тылам.

«Жестокость порождает ответную жестокость. На наш взгляд, Илмари Хонканен своими необдуманными действиями при планировании и организации нападения на гарнизон Петровского Яма, приведшими к уничтожению госпиталя и гибели гражданского населения поселка, породил ответные действия советской стороны», – отмечает Петр Репников в книге «Петровский Ям. Запланированная трагедия».

«Карельские историки пишут, что до лета 1942 года нападений партизан на финские деревни не было. Я не думаю, что действия советских партизан в финском тылу были ответом на уничтожение госпиталя в Петровском Яме. Но партизаны знали об этой трагедии, и можно сказать, что их больше ничто не сдерживало от проявления жестокости по отношению к финнам», – заметил Петр Репников в беседе с корреспондентом «МК» в Карелии».

Между тем судьба многих участников нападения на госпиталь сложилась после войны весьма благополучно. Как ни странно, даже сам командир диверсионного отряда Илмари Хонканен так и не был привлечен к ответственности за убийство людей, защищенных международными конвенциями, и в отличие от других «дальних разведчиков», которые предпочли бежать за океан, остался жить в Финляндии, где входил в руководство крупной страховой компании. Хонканен скончался спустя 45 лет после налета на Петровский Ям и был похоронен в Наантали.

Печальный юбилей остался незамеченным

В уходящем году трагедии полевого подвижного госпиталя №2122 исполнилось 70 лет. Эта черная дата осталась в республике почти незамеченной. Карельские власти не проводили никаких траурных мероприятий ни на месте бывшего поселка Петровский Ям, ни у братской могилы в Сегеже, куда были перевезены останки погибших. Наверное, если бы не выставка в Национальном музее Карелии «Медики Карельского фронта» и не презентация книги Петра Репникова «Петровский Ям. Запланированная трагедия», об этом печальном юбилее вообще мало кто вспомнил бы. По словам Петра Репникова, на его обращения в администрацию Сегежского района никто даже не ответил.

«В 2014 году Карелия будет отмечать 70-летие освобождения республики от фашистских захватчиков. На мой взгляд, к этой дате на месте расположения бывшего госпиталя нужно установить памятный знак и пригласить на его открытие родственников погибших. Я знаю, что многие из них хотели бы приехать и поклониться памяти своих близких. Но добраться сегодня до Петровского Яма почти невозможно», – сказал Петр Репников.

Валерий Поташов,
«МК» в Карелии».

 

Комментарии

  • обама13.01.2013 | 19:20Ссылка
    не надо было нападать в 39м, тогда и финов в 41-44 у нас бы не было.
  • apn17.12.2012 | 11:19Ссылка
    «Созданные под руководством ЦК Компартии КФССР партизанские отряды до лета 1942 года на финляндскую территорию не заходили. Это объяснялось, прежде всего, тем, что с августа по декабрь 1941 г. большинство партизанских отрядов в Карелии использовались зачастую не по своему прямому назначению. Многие из них по требованию армейского командования воевали на передовой как обычные воинские подразделения».

    «…Действия партизан против мирных жителей в приграничной полосе Финляндии определились спущенной сверху установкой на создание любыми средствами невыносимых условий для жизни и хозяйственной деятельности врага. Такие действия можно назвать актами устрашения вражеской стороны. В-пятых, в 1942–1943 гг. в связи с острой нехваткой личного состава в партизанских отрядах Карельского фронта, вызванной большими потерями в боевых действиях, в качестве пополнения стали прибывать люди из лагерей и тюрем. Например, в марте 1943 г. из исправительно-трудовых колоний НКВД в штаб партизанского движения Карельского фронта прибыло 175 человек. Из них 77 человек было осуждено за бытовые преступления, 66 – за должностные. Они рассматривали партизанские отряды как своего рода «штрафные роты», а свое пребывание в них как вынужденное, чтобы искупить свою вину кровью. Такие партизаны были готовы, не задумываясь, выполнять любые приказы».
    Источник: С.Г.Веригин, Э.П.Лайдинен, Г.В.Чумаков. СССР и Финляндия в 1941–1944 годах: неизученные аспекты военного противостояния // Российская история, № 3, 2009. С. 90–103.

    Гнетнев К.В. Карельский фронт: тайны лесной войны. – Изд-во «Острова», Петрозаводск, 2011:
    «Ответ на вопрос, почему в Штабе партизанского движения Карельского фронта так снисходительно смотрели на многочисленные факты проявления жестокости в партизанских отрядах, – а среди них известны расстрелы, добивание раненых бойцов, оставление их, ослабевших от истощения, на поле боя или во время походов, – станет понятнее, если посмотреть, кто им руководил, каков его собственный жизненный опыт. Начальник штаба Сергей Яковлевич Вершинин – кадровый чекист, который в самые жуткие годы массовых «посадок», «высылок» и расстрелов занимал высокие должности в НКВД. В частности, с 1937 по 1938 год был начальником Управления НКВД по Рязанской области. В Карелию он прибыл вообще в должности начальника концлагеря в Норильске. То есть его подпись можно обнаружить под сотнями расстрельных дел. Не думаю, что такого «закаленного» чекиста можно было чем-нибудь разжалобить».
  • apn16.12.2012 | 20:23Ссылка
    >Карельские историки пишут, что до лета 1942 года нападений партизан на финские деревни не было. (…) Но партизаны знали об этой трагедии, и можно сказать, что их больше ничто не сдерживало от проявления жестокости по отношению к финнам.
  • apn16.12.2012 | 20:08Ссылка
    >«…Командир диверсионного отряда Илмари Хонканен так и не был привлечен к ответственности за убийство людей, защищенных международными конвенциями, и в отличие от других «дальних разведчиков», которые предпочли бежать за океан, остался жить в Финляндии, где входил в руководство крупной страховой компании».
  • Игорь14.12.2012 | 21:41Ссылка
    Хорошая книга
  • Петр14.12.2012 | 19:24Ссылка
    Андрей,
    "Мир книг" на Ленина 9 и пл. Гагарина, "Эксилибрис" на Энгельса 13 и "Калевала" на Октябрьском 13
  • Андрей14.12.2012 | 08:52Ссылка
    где можно приобрести книгу?
Блоги
  • Николай Габалов, журналист, блогер

    В нашем прекрасном городе П., в котором центр - сплошной заповедник лениных-свердловых-марксов, и вдруг – такое неожиданное название!

  • Елена Пономарева, налогоплательщик

    Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

  • Николай Габалов, журналист, блогер

    Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

  • 1
  • 2
  • 3