• EUR: 68,5002
  • USD: 63,9114

«Народная» статья

06 июня 2013 годаОбщество

Осужденные за «наркотики» не понимают, за что они отбывают срок

В одном из майских номеров «МК в Карелии» рассказал историю петрозаводского предпринимателЯ Олега Фокина, который был приговорен к 14 годам колонии строгого режима за продажу курительных смесей в своем баре «Трактир на Пробной».

Ни Фокин, ни его супруга до сих пор не согласны с решением суда и пытаются отстоять свою правоту. Они дошли до Верховного суда России, который направил дело петрозаводчанина на новое рассмотрение. В результате решение суда отменено. И хотя оправдательного приговора по кассации в Верховном суде республики Фокины так и не дождались (в конце мая срок пребывания предпринимателя в колонии сокращен до 9 с половиной лет), они не унывают. Собираются бороться дальше, получив химическую экспертизу из Института химии Коми научного центра Уральского отделения Российской академии наук: вещество, которое Фокин приобретал в Интернет-магазине и реализовывал в своем трактире, не является производным N-метилэфидрона. Наталья Фокина вместе с родственниками других осужденных по 228 статье УК РФ обратились к президенту Владимиру Путину с просьбой разобраться и внести ясность и понимание в значение двух слов: аналог и производное вещества, приравненного к наркотическим.

«Как показала практика, суды придерживаются решения, что значения этих слов схожи, а значит, они синонимы, – пишут близкие осужденных главе государства. – Но в законах (ФЗ №87 от 19.05.2010 г.; ФЗ №18 от 01.03.2012 г.) ни слова не сказано о производных. Является ли конкретное вещество аналогом или производным, решают специалисты экспертных подразделений ФСКН, МВД, Минюста, которые ссылаются не на нормативные акты, а на информационные письма, составленные их начальниками. Суд же вообще не обращает внимания на отсутствие в законе слова «производные», а наши тюрьмы год за годом пополняются огромным количеством осужденных непонятно за что. Тогда для чего нам нужны законы, вернее для кого они?».

Как оказалось, сидельцев, не понимающих, за что они отбывают срок, в Карелии действительно немало. Так, Марк Кривенко, заключенный ИК-9, рассказал в письме в редакцию нашей газеты историю своего приговора. Историю жуткую, напрямую связанную с «Трактиром на Пробной». По мнению осужденного, она еще в большей степени отражает тенденцию предвзятости и необъективности судейских решений и указывает на четкую взаимосвязь суда с правоохранительными органами. Впрочем, судите сами.

Весной 2011 года Марк приобрел в трактире порцию энергетической смеси за 500 рублей. Он поместил пакетик в почтовый конверт, указав адрес получателя и свой адрес в качестве адреса отправителя. Сделал он это по просьбе товарища, ранее бывавшего в Петрозаводске и знавшего, что в трактире свободно продают курительные смеси. Без тени сомнения петрозаводчанин бросил конверт в почтовый ящик и ждал, когда иногородний приятель получит письмо.

Однако, как следует из материалов уголовного дела, уже в Петрозаводске работником сортировочного центра «Почты России» в конверте «на ощупь» было обнаружено подозрительное вложение, о чем была извещена служба ФСКН.

Спустя несколько месяцев работники наркоконтроля предъявили Марку Кривенко обвинение в незаконной пересылке наркотических средств массой 0,025 грамма.

«Я «имел наглость» не согласиться с обвинением и впоследствии на суде не принял предложенную обязательным госзащитником линию «со всем согласиться и провести заседание в особом порядке», – пишет Марк Кривенко. – Мои пояснения о том, что я не знал, что вещество является запрещенным и не имел умысла на пересылку именно наркотических средств, о том, что приобретенная мною смесь находилась в свободной продаже (подтверждено свидетелями), о том, что у меня не было мотива к пересылке чего-то незаконного и т.д. и т.п., судом были расценены как «попытка выгородить себя, тем самым избежав ответственности». В сентябре 2011 года я был приговорен к 6 годам колонии строгого режима…».

По словам Кривенко, как минимум треть всех заключенных, содержащихся в наших исправительных учреждениях, оказалась там по 228 статье, которую уже называют «народной». По его мнению, очевидно, что органы наркоконтроля получили практически неограниченные полномочия и, будучи уверенными в 100-процентной поддержке суда, всеми способами стараются доказать свою «актуальность» и «полезность».

«Мое «преступление» – дутое! – считает Кривенко. – Ведь если наркополицейские знали (как они утверждали это на суде), что в заведении продаются запрещенные законом вещества, почему же они ничего не предпринимали?! Что это, как не очередная провокация?!».

Марк Кривенко уже без малого два года находится в колонии. Он тоже пытается вырваться из  замкнутого круга, собирается подать надзорную жалобу в Верховный суд РФ. «Какой бы ни оказалась моя дальнейшая судьба, я твердо уверен, что нельзя замалчивать такие вопиющие случаи, – пишет осужденный Кривенко. – Какой смысл в реформах и переименовании «милиции» в «полицию», о каком доверии к правоохранительным органам можно говорить, если происходит такое?! Призываю граждан и журналистов освещать подобные истории. Ведь в такой ситуации в любой момент можете оказаться вы или близкий вам человек».

Олеся АНДРЕЕВА,

По материалам «МК» в Карелии»

 

 

Комментарии

  • Владимир11.07.2013 | 06:34Ссылка
    Логика одна-деньги,которые не пахнут!!!
  • Однако09.06.2013 | 12:09Ссылка
    А кто ответит за продажу табака,он убивает медленно-но уверено!Или этот наркотик разрешён,государству стало быть можно,убивать- население?Если нынешний запрет курения в общественных местах и т.п,это считают "борьбой",а продажу данного НАРКОТИКА-НОРМОЙ,то где логика?
Блоги
  • Николай Габалов, журналист, блогер

    В нашем прекрасном городе П., в котором центр - сплошной заповедник лениных-свердловых-марксов, и вдруг – такое неожиданное название!

  • Елена Пономарева, налогоплательщик

    Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

  • Николай Габалов, журналист, блогер

    Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

  • 1
  • 2
  • 3