• EUR: 68,5002
  • USD: 63,9114

Не потеряли надежду

27 июня 2013 годаОбщество

В реабилитационном центре для подростков исправляют огрехи воспитания

Во дворе Петрозаводского социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних «Надежда» аккуратно одетые малыши и подростки нетерпеливо подпрыгиваЯ, бодро повторяют за энергичными педагогами:  «Мы олимпийцы! Мы чемпионы». Тренируются на теннисной ракетке передавать «олимпийский» огонь – подготовка к очередному  детскому спортивному соревнованию идет полным ходом. В ребятах, которые внимательно ловят слова воспитателей, не видно ни повышенной тревожности, ни агрессии, ни голода – обычных симптомов, с которыми детей из неблагополучных семей привозят в центр.

«Они не могут наесться»

В «Надежде» постоянно живет  более 30 детей в возрасте от трех до восемнадцати лет, в филиале – отделении дневного пребывания – еще 26 мест. В комнатах, где живут малыши  – много игрушек, поделок и… рыбки в аквариумах. Снижают тревожность и помогают расслабиться – здесь это нужно всем. Старшие ребята живут в уже отремонтированных комнатах, где обстановка строже.  Однако и в них на стенах – панно из макарон и  веточек,  цветы из войлока.  Казенным словом «приют» и не пахнет. Скорее – нечто среднее между детсадом, кружком рукоделия, летним лагерем и стройплощадкой, – сейчас приводят в порядок комнаты для маленьких детей.

Заместитель директора «Надежды» по социальной работе Елена Давыдова показывает приемное  отделение, куда  попадают дети. Как правило, их привозят инспектора подразделений по делам несовершеннолетних. Подростки приходят и сами – бегут от конфликтов в семье.  Чистые душевые, кабинет медсестры и несколько комнат, где новеньких располагают на первое время – аккуратные кровати, вазочка с цветами и аквариум с рыбками. «Детей обязательно осматривает врач. Знаете, они  часто бывают  очень грязные, с педикулезом, чесоткой, – объясняет Елена Леонидовна. – Обязательно надо помочь привести себя в порядок».

Попадают в «Надежду» по большей части дети из неблагополучных семей, где воспитанием отпрысков заниматься некому. Бывают и менее проблемные варианты – вахтовая работа у родителей, внезапная смена жилья, болезни, предполагающие пребывание родителей в больнице, когда ребенка буквально не с кем оставить.

«Дети воспринимают разлуку с родителями по-разному. Кто-то очень тоскует о мамочке…  Знаете,  многие первое время не могут наесться.  Видят вокруг непривычную обстановку, книги, чистоту, игрушки и постепенно привыкают, хотя ко многому приходится приучать даже взрослых ребят, – рассказывает Елена Давыдова. – Иногда, когда к малышам приходят мамы, дети начинают плакать. Некоторые боятся, что мама заберет домой».

Приучать, как заверила и директор центра Ольга Клевина, приходится к самым элементарным вещам. К тому, как надо включать воду, чтобы умыться. К тому, что надо делать уборку дома. К тому, что пить и курить в 12 лет – это  ненормально.

За 20 лет, в течение которых Ольга Геннадьевна  связана с беспризорными детьми, ситуация изменилась. Стало не лучше и не хуже – стало намного сложнее. «Теперь дети другие. Если раньше нам не приходило в голову  обсуждать с 11-12-летними девочками щекотливые вопросы взаимоотношений с мальчиками, то теперь – это необходимость», – объясняет директор «Надежды».

Переходящее знамя

Несмотря на то, что родителям воспитанников «Надежды»,  в центре всегда рады – во время посещений пообщаться со своими детьми можно и в здании, и во дворе, и на прогулке, – не все мамы и папы приходят на встречи, которых так ждут не только дошколята, но и подростки.  Не все прислушиваются и к словам специалистов «Надежды». По большей части,  такие родители имеют проблемы с наркотиками и алкоголем.

«Основная задача – это работа с семьей, – объясняет Елена Давыдова. – Приходим, просим пересмотреть свои позиции в отношении образа жизни, воспитания детей. Объясняем, если не бросите пить, если не найдете работу, если не приведете дом в порядок, у вас ведь могут и совсем детей забрать. Конечно, мы делаем все, чтобы ребенок вернулся домой».

«Вы думаете, к нам хоть раз кто-то пришел и сказал: «Здравствуйте, я алкоголик, и это моя проблема и я понимаю,  почему у меня забрали детей»? – спрашивает Ольга Геннадьевна. – Все искренне полагают, что могут бросить пить прямо вот хоть завтра, если захотят. Просто пока они не хотят, потому и пьют. А так у них все хорошо. И семья отличная».  

Около 85 процентов детей, которые переживают трудное время в «Надежде», возвращаются  домой.  Сотрудникам центра удается «достучаться» до родителей, которые осознав масштабы катастрофы, пытаются направить жизнь в необходимое русло, бросая пить, находя работу и жилье. Однако  примерно 10 детей из 100 возвращаются  в «Надежду» повторно. На память Елене Леонидовне  приходят случаи с детьми, которые жили в центре по два-три года, дожидаясь, пока родители возьмутся за ум.

«Волшебных палочек не имеем»

Справляться с последствиями родительской несостоятельности приходится всем педагогам центра – следить, чтобы дети ходили в школу, не пропуская уроков, снабжать учебниками и тетрадками, одеждой. Уговаривать, объяснять и настаивать, а иногда и искать по всему городу, обходя самые «темные» места.

Бывает, что дети самовольно уходят из центра. Куда стремятся беглецы? «Бегут, как правило, те, кто подвержен «синдрому бродяжничества», – объясняет педагог-психолог «Надежды»  Катерина Цепек.  – Им в кайф находиться на улице, знакомиться с людьми». Сбежавших ищут, находят и возвращают. А подростки снова бегут на улицу. Дело не в дурном характере – это, как рассказали психологи, уже почти болезнь. Это травма, связанная с образом жизни в семье.

Почти все дети, попадающие в центр, могут похвастаться и хорошим поведением, и массой если не талантов, то способностей.  Заботиться о том, чтобы ребенок ощущал свою уникальность, должны мама с папой. Но приходится это делать педагогам и воспитателям учреждения. И вдруг выясняется, что у подворовывавшего пацана – удивительная склонность к математике, а выпивающая семиклассница – прирожденный повар.

«Надо работать не с детьми, а с родителями, – убеждает Ольга Геннадьевна. – Вот мы ребенка воспитываем, с ним работают психологи, он ходит в школу. И все налаживается, а потом он снова оказывается в привычной среде – с пьющими родителями, с неустроенностью быта, с проблемами, которые должны решать взрослые, а не подростки.  И все начинается по новой. Но мы не волшебники и волшебных палочек не имеем. Мы можем предложить родителям помощь. Но только в том случае, если они сами захотят изменить свою жизнь, что-то получится».

***
Прощаясь с сотрудниками «Надежды», спускаюсь по лестнице, рассматривая «полотна», украшающие стены. На большей части из них – семья,  мама и папа крепко держат за руки  маленького, всегда маленького, независимо от возраста автора рисунка, ребенка. Потому что дети еще не потеряли надежду.

Маргарита ИВАНОВА,
По материалам «МК» в Карелии»


 

Комментарии

    Блоги
    • Николай Габалов, журналист, блогер

      В нашем прекрасном городе П., в котором центр - сплошной заповедник лениных-свердловых-марксов, и вдруг – такое неожиданное название!

    • Елена Пономарева, налогоплательщик

      Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

    • Николай Габалов, журналист, блогер

      Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

    • 1
    • 2
    • 3