• EUR: 68,5002
  • USD: 63,9114

Алиханов: «Купили через аукцион? Будете сидеть в СИЗО»

05 февраля 2016 годаОбщество

«В Петрозаводске и Карелии  с 2006-го по 2014 год приватизировано более 600 объектов, находящихся в долгосрочной аренде. Если верить следствию, то эти деньги можно взыскать с предпринимателей», - депутат и бизнесмен Девлет Алиханов разложил по полочкам предъявленные ему обвинения и сделал вывод, что на его месте может оказаться каждый.

Об этом он рассказал в своем выступлении в Верховном суде Карелии, который продлил ему срок ареста до 12 мая.  Публикуем выдержки из этого выступления.

 

- В 131 законе в редакции 2005 года говорится,  что до конца 2008 года все непрофильные объекты муниципального имущества должны быть приватизированы. То есть это не было желание мэра Маслякова, это закон, который он обязан исполнять. Статья 50 этого закона приводит перечень объектов, которые подлежат приватизации, например, какие из них должны быть безвозмездно переданы в госсобственность, а какие приватизированы. Это факт, ни я, ни свидетели, ни следствие не могут на него повлиять.

Также есть закон 135 ФЗ об оценочной деятельности. Статья 8 этого закона гласит, что при приватизации любого муниципального имущества должна проводиться его оценка независимым оценщиком.  Это обязательно. Если имущество не оценить, чиновник, разрешивший такую приватизацию без оценки, пойдет под суд. В этом случае со мной рядом сидели бы Масляков и Васильев (бывший начальник КУМИ Петрозаводска – прим. ред.).  На наличие этого закона ни я, ни свидетели, ни следствие тоже повлиять не могут. Только по цене, которую определит оценщик,  администрация города может выставить объект на продажу.

И, наконец, 178 федеральный закон, который определяет, кто может участвовать в приватизации. В статье 5 указывается, что если у компании свыше 25 процентов муниципальной или государственной доли собственности, то эта организация не имеет права участвовать в приватизации. В соответствии с этим законом все эти объекты продаются через аукцион, и порядок четко расписан. И опять же, никто на это повлиять не может – таков закон.

Основное обвинение, которое мне предъявляют, и где считают, я нанес ущерб (это статья 31 ч.1 ФЗ 178), касается ограничений. В ней говорится, что новый собственник может быть ограничен определенными обременениями.  Допустим, через аукцион продан какой-то объект, например, бомбоубежище, и новый собственник должен его обслуживать. В статье 4 этого закона разъясняется, что список ограничений должен быть опубликован. Мы вчера исследовали газету  "Официальный вестник", где было напечатано информационное сообщение об условиях аукциона, где он проводится и какие там ограничения. Это тоже ни я, ни свидетели не смогут изменить. Аукцион проводится открыто, любой может в нем участвовать, кроме организаций, в которых более 25 процентов акций государства или муниципалитета.

Существует только два варианта, когда можно нанести ущерб муниципалитету или государству, выставив объект на торги по заниженной цене. Первое, это если перед приватизацией заключить договор долгосрочной аренды. Потому что долгосрочная аренда занижает цену. Второй случай – это сговор с оценщиком. Мы исследовали в суде допрос оценщика Галкиной. Она прямо и открыто говорит, что при оценке нужно учитывать обременение, приводит примеры федеральных стандартов, практики арбитражных судов и доказывает, что сотни, если не тысячи объектов она оценивала по одной схеме. Она – опытный специалист. Вчера исследовались письма Минэконоразвития России, того органа, который утверждает федеральные стандарты и правила оценки. В этих правилах говорится, что если объекты покупает сам арендатор, то обременение не учитывается.

Чтобы было проще, приведу примеры. Вот у меня в руках материалы четырех уголовных дел, связанных с приватизацией муниципального имущества, которые расследуются сейчас в Петрозаводске, включая и мое дело. Все эти дела – резонансные. Три дела возбуждены следственным комитетом Республики Карелия. В этих уголовных делах долгосрочная аренда является обременением, и лица, которые обвиняются в совершении преступлений,  воспользовавшись случаем, нанесли ущерб муниципальному образованию.  В моем деле, которое ведет следователь из Петербурга Игорь Гусев, все наоборот - долгосрочная аренда не является обременением, она не влияет на цену, поэтому нанесен ущерб – первоначальную цену надо выставлять без обременения. Ну как это может быть, если одна государственная структура занимается расследованием?!

Так вот, все сказанное, и эти уголовные дела показывают абсурдность предъявленного мне обвинения.   Объекты выставляются на торги в соответствии с оценкой, долгосрочная аренда является обременением, это федеральный закон. И, конечно, это не красит следствие, которое опирается на доводы, противоречащие федеральному законодательству.

Теперь вы понимаете, почему мне абсолютно все равно, какие показания будут давать свидетели. Если бы рядом со мной на этой скамье сидели Масляков, Васильев и оценщица, я бы переживал. Вдруг они на меня будут сваливать вину. Но я один в этой клетке сижу, не являясь ни мэром, ни сотрудником администрации, и самое главное, я и покупателем этих объектов не являюсь. Я просто дал ссуду.

Мой адвокат Шогин отправил в отделы прокуратуры, расположенные в различных муниципальных образованиях Карелии, обращения о совершении преступлений, которые один в один списаны с обвинения, предъявляемого следователем Гусевым. О том, что администрация города по заниженной цене с учетом обременения выставила на торги несколько объектов недвижимости.  Какой ответ дали прокуроры? Они сказали, что оснований для реагирования нет.

В Петрозаводске и Карелии  с 2006-го по 2014 год приватизировано более 600 объектов муниципальной и государственной собственности, находящихся в долгосрочной аренде.  Все они были реализованы через аукционы. Начальную цену выставляли с учетом обременения, разница составляет, по версии следователя Гусева, 5 миллиардов 800 миллионов рублей.   А по России – сотни тысяч объектов недвижимости таким же образом приватизированы, разница составляет триллионы рублей.

Благодаря великому открытию следователя Игоря Викторовича Гусева о том, что долгосрочная аренда не является обременением, наша страна, находящаяся в тяжелом экономическом  положении, может легко выйти из кризиса. У нас не будет под угрозой ни одна социальная программа. У нас даже Гоголевский мост четырехполосный появится, и на Соломенский мы деньги получим. Потому что сейчас без всякого суда эти деньги можно взыскать с предпринимателей. Достаточно в одном большом актовом зале собрать всех этих 600 человек, которые купили объекты на аукционе по заниженной цене, в президиум посадить руководителей муниципальных образований, в серединку – губернатора, товарища прокурора и следователя Гусева.  И объяснить предпринимателям, что, благодаря  открытию Игоря Викторовича Гусева, у нас теперь новое правило: долгосрочная аренда  не является обременением. И вы, господа предприниматели, должны добровольно отдать 5 миллиардов 800 миллионов рублей в бюджеты. Предприниматели, конечно, будут возмущаться, выступать, ссылаться на федеральные законы и говорить, что купили объекты на аукционе. Тогда покажите им меня за решеткой, и я перед ними выступлю и скажу: господа предприниматели, я даже покупателем недвижимости не являюсь, и посмотрите, где нахожусь!  И посоветую им перечислить деньги, иначе  - повторите мою судьбу! Купили через аукцион? Это ничего не значит. Будете сидеть в СИЗО год, потом еще на полгода продлят арест для ознакомления с уголовным делом, потом  - суд, и так три года. За это время вы потеряете бизнес, лучше добровольно отдайте!

Уверяю вас, - адвокаты, юристы, даже журналисты, - все понимают, что это дело – сфабрикованное. Меня держат не из-за преступления.

Полный текст выступления читайте здесь.

Фото: Столица на Онего

 

Комментарии

  • Кубинское счастье10.02.2016 | 22:18Ссылка
    Выпустите уже его, не позорьтесь.
Блоги
  • Николай Габалов, журналист, блогер

    В нашем прекрасном городе П., в котором центр - сплошной заповедник лениных-свердловых-марксов, и вдруг – такое неожиданное название!

  • Елена Пономарева, налогоплательщик

    Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

  • Николай Габалов, журналист, блогер

    Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

  • 1
  • 2
  • 3