• EUR: 67,7660
  • USD: 63,9242

Эхо Вяйнемейнена

20 октября 2014 годаОбщество

Сохранит ли рунопевческая деревня карельский язык?

В начале XIX века известный финский фольклорист, поэт и писатель Захариас Топелиус назвал Вокнаволоцкую волость Архангельской губернии "единственным местом, где еще звучит голос Вяйнемейнена и играет кантеле". Спустя почти двести лет приграничная деревня Вокнаволок, относящаяся административно к Костомукшскому городскому округу, остается одним из немногих населенных пунктов Карелии, где на улицах можно услышать карельскую речь. Правда, с уходом четыре года назад последней вокнаволокской сказительницы Александры Ремшуевой в деревне больше некому продолжать рунопевческие традиции, и теперь северных карелов этому искусству обучают на мастер-классах заезжие финны.



В городе карельскому языку не выжить

Собственно, благодаря культурным фондам Финляндии и участию в международных проектах в Вокнаволоке удалось построить новое здание школы и начать реконструкцию ее старого, довоенного здания, где сейчас располагается "Дом деревни" с ткацкой и столярной мастерскими, в которых местные жители могут выткать карельские половики или изготовить сувенирные кантеле для финских туристов. Финны собрали деньги на деревянную церковь и помогли открыть в Вокнаволоке Дом временного пребывания граждан пожилого возраста и инвалидов. Однако даже родственная поддержка соседей не в состоянии остановить стремительное разрушение традиционной языковой среды старинной карельской деревни.  

 

"В деревне нет никакого производства. У молодежи нет работы, и она уезжает в город, а город – это та среда, где сложно сохранить карельский язык, - говорит представитель администрации Костомукшского городского округа в деревне Вокнаволок Елена Плюйко. - У меня тоже язык потерян. Я понимаю карельский, но большую часть жизни я прожила в городе, и только второй год, как вернулась сюда. Поэтому по-карельски в деревне все-таки больше разговаривают люди старшего поколения".  

"Удар по дых"



По образному выражению местного фермера Александра Лесонена, закрытие в 90-х гг в Вокнаволоке животноводческой фермы стало для деревни "ударом под дых, от которого она кашляет до сих пор". "Когда ликвидировали ферму, из деревни начался отток населения. Это было основное производство для Вокнаволока – двести голов дойного стада. Когда в одну ночь вывезли все стадо, люди просто остались ни с чем. По сути, их бросили. Выживать в эти годы было очень тяжело. На пустом месте так ничего нового и не построили, и тех, кто остался, держат в основном их предки. Карелам очень трудно бросить все и поехать куда-то. Это не тот народ", - считает Александр Лесонен.



Жителей Вокнавалока работой обеспечивает сегодня, главным образом, бюджетная сфера  – школа, детский сад, дом временного пребывания. Кто-то устроился в форелевое хозяйство, которое держит садки на озере Верхнее Куйтто, кто-то пытается заниматься приемом туристов: то тут, то там в деревне можно увидеть вывески или надписи на финском языке "Majatalo" и "Majoitus ja kahvia" – "Постоялый двор" и "Размещение и кофе". Правда, по словам представителя муниципальной администрации Елены Плюйко, финны в Вокнавалок стали ездить реже.

“В этом году особенно заметен спад туризма, - утверждает Елена Плюйко. - Пора “ностальгического туризма” закончилась. Финны, у которых здесь были родственники, все места уже объездили и больше не едут, а в связи с событиями на Украине туристы просто боялись к нам ехать. У нас обычно финны едут потоком и живут в домах по нескольку дней. Мы задавали вопрос, почему вы не едете, но они говорят, что боятся”.

В приоритете - финский



Как бы там ни было, географическая близость Финляндии обусловила языковые приоритеты жителей приграничной деревни. Родной карельский язык в школе Вокнаволока изучают только в начальных классах.

"Преподавание карельского языка было введено в нашей школе три года назад по настоянию родителей, и когда мы обсуждали этот вопрос, то договорились, что карельский язык учащиеся будут изучать в начальной школе, а потом они перейдут на финский, - рассказывает завуч Вокнаволокской школы Татьяна Ремшуева. – Сейчас карельский язык изучают во втором классе девять человек, в третьем – четыре, и трое в четвертом".



Как отмечает Татьяна Ремшуева, на карельском языке в деревне говорят все меньше и меньше: "Бабушки еще общаются между собой, но очень мало". В смешанных семьях, где карел или карелка только один из супругов, предпочитают русский язык, а из-за оттока молодежи из деревни новые карельские семьи в Вокнавалоке появляются редко. О прежних языковых традициях этих мест остаются только воспоминания.

"Деревня все равно выживет"



"До учебы в школе я ни одного слова не знал по-русски, и сейчас мы с женой и детьми разговариваем только по-карельски. В нашей семье с детства звучала карельская речь. Моя мама работала почтальоном и я помогал ей разносить почту. Я помню всех бабушек в деревне, где мы тогда жили, и помню, как они говорили. Каждая бабушка и каждый дедушка говорили по-карельски немножко по-своему", - вспоминает фермер Александр Лесонен.

Однако он верит, что карельский язык не исчезнет из старинных рунопевческих деревень, и те, кто уехал из родных мест в 90-е и "нулевые" годы, рано или поздно вернутся к своим корням. "Деревня все равно выживет, - уверен Александр Лесонен. – Даже те, кто перебрался в Финляндию, не бросили свой очаг, не продали его. Они держат свои дома и возвращаются к ним".

Валерий Поташов
Вокнаволок-Петрозаводск


 

 

Комментарии

    Блоги
    • Елена Пономарева, налогоплательщик

      Как добиться снижения налога на имущество физлиц. Личный опыт.

    • Николай Габалов, журналист, блогер

      Вместо того, чтобы покупать кусок металла, который будет мало использоваться, можно платить за услугу, только когда она нужна.

    • Максим Тихонов, журналист

      Чем теперь будут заниматься все те высокооплачиваемые государственные и муниципальные служащие, которые всю жизнь занимались истребованием у нас этих справок?

    • 1
    • 2
    • 3