• EUR: 62,9203
  • USD: 56,2743

«Это война!». Карельских детей будут спасать от «групп смерти»

17 мая 2017 годаОбщество

Депутаты парламента Карелии намерены разработать программу информационной безопасности несовершеннолетних. Но нужны деньги.


 

«Изменение картины мира нарастает с каждым днем, и мы уже сами не в состоянии этой скорости соответствовать» - такой неутешительный вывод сделала председатель комитета по образованию, культуре, спорту и молодежной политике ЗС РК Галина Гореликова на межведомственном совещании по вопросам информационной безопасности детей. Поводом для встречи в карельском парламенте стало пристальное внимание федерального центра к резко участившимся в России случаям детских самоубийств и попыток суицида. Феномен детской интернет-безопасности (в том числе, так называемые «группы смерти» в Интернете) обсудили в стенах парламента республики. Депутаты намерены принять специальную программу для защиты детей от опасностей, поджидающих их во Всемирной паутине.

Число самоубийств растет

Открывая встречу, Галина Гореликова констатировала, что вызовов семье и школе нынче имеется много, поэтому в России имеется «обширная правовая база» в сфере регулирования информационной безопасности детей и подростков. Судя по всему, существующие инструменты недостаточно эффективны. Как уточнила депутат со ссылкой на данные Следственного комитета РФ, в прошлом году ушли из жизни 720 несовершеннолетних. А позже более подробную и говорящую статистику привела депутат Ирина Кузичева, побывавшая в упомянутых парламентских слушаниях в Совете Федерации:

- С 2011 по 2015 год число детских самоубийств снижалось на 10 процентов каждый год, с 728 до 460. В 2016 году этих случаев 720, - сказала Кузичева. - Получается, что мы очень резко откатились на пять лет назад. «Роскомнадзор» блокирует до 90 «групп смерти» за сутки и уже более 4 тысяч - с начала года.

По словам депутата, в стране проводятся масштабные профилактические мероприятия – Единый урок по безопасности в Интернете, Неделя безопасного Рунета, конкурс сетевой грамотности «Сетевичок», однако дети и подростки «все чаще становятся жертвами опасного контента».

- Для детей общение в Сети стоит на первом месте просто в силу психологического развития личности, - пояснила депутат. - Главное – разговаривать с ребенком. Следует повышать информационную грамотность, прежде всего, нас, взрослых.

Сказываются и нехватка психологов, что, по информации депутата, подтверждает министр образования РФ, и недостаток программ дополнительного образования. Так или иначе, субъекты Федерации получили рекомендации разработать свои собственные программы информационной безопасности детей, поэтому участники встречи в течение двух часов решали, как придать этим рекомендациям более конкретную форму.

Граждан просят следить за опасными сайтами

Как позже заметили некоторые участники совещания, беседа, по сути, свелась к отчетам различных министерств ведомств о своей работе над детской информационной безопасностью. Это вполне объяснимо: на «нулевой» стадии разработки региональной программы другим заняться сложно. К примеру, информация начальника отдела по защите прав субъектов персональных данных, надзора в сфере массовых коммуникаций в сфере информационных технологий карельского Управления Роскомнадзора Романа Коснова представляла собой разъяснения профильных федеральных законов и краткий набор цифр статистики, например, о количестве вынесенных СМИ предупреждений о недопустимости нараушения закона. Также специалист напомнил присутствующим о существовании нескольких официальных реестров запрещенной информации, а заодно отметил, что Управление проводит обучающие уроки в образовательных учреждениях республики.

- Людей мало, и я понимаю, что сейчас запросов пойдет много, соответственно, не разорваться, - ответил Коснов на уточняющий вопрос по урокам сетевой грамотности. - Планирую, что раз в месяц в какую-то школу буду приходить и обсуждать <…> У меня в отделе я и еще 3 человека, и эти 3 человека ведут юридическую практику: физически, кроме меня, пока некому. Кадровый вопрос.

Но если с просвещением дела обстоят не так хорошо, как хотелось бы, то со своей основной работой, то есть, ведением реестров, Роскомнадзор справляется, уверен Коснов. А отслеживать опасный контент должны помогать обычные граждане, поскольку ведомство «не наберет столько чиновников и инспекторов, чтобы они сидели ежесекундно».

«Виновные лица не установлены»

Если информация от Романа Коснова касалась общих положений по информационной безопасности, будь то противодействие экстремизму, порнографии и пр., то начальник отделения деятельности подразделений по делам несовершеннолетних МВД по РК Ольга Филиппенкова решила остановиться на суицидах. Приведенные ею цифры были очень показательны, однако сотрудник полиции подчеркнула, что связывать случаи самоубийств с деятельностью интернет-сообществ, мягко говоря, преждевременно.

– Проблема суицида возникла не сейчас, а уже несколько лет назад, потому что, в том числе, в нашем регионе не было года, когда таких фактов не было, - сообщила Филиппенкова. - Они необязательно были связаны каким-то образом с прогрессом Интернета и возникновением так называемых «групп смерти». В 2016 году – 2 случая, в 2015 – 2 оконченных случаях самоубийства. По всем фактам были возбуждены уголовные дела по статье 110 УК РФ - «Доведение до самоубийства», но причинно-следственная связь и виновные лица не были установлены. А узнать конкретную причину - почему ребенок так поступил, когда его уже нет, - конечно, очень проблематично.

Помимо прочего, представитель МВД отметила, что соответствующую работу министерство проводит «в основном, с родителями». Разработаны и различные памятки.

- Я хочу обратить внимание, что есть оконченный суицид (с начала года у нас 3 таких факта), и сказать, что выявлена причинно-следственная связь с интернет-сообществом, пока я не могу: следствие еще не окончено, уголовные дела расследуются, - снова подчеркнула Филиппенкова. - Тем не менее, есть еще попытки самоубийств, которых в этом году зарегистрировано 4, и, в основном, они связаны с конфликтом со сверстником, либо привлечением внимания к себе со стороны родителей. Есть третья категория, с которой мы сейчас работаем. Это те несовершеннолетние, которые, вероятнее всего, состоят в так называемых «группах смерти». С этой категорией сейчас мы работаем, прежде всего, через родителей. Сложность в том, что, например, недавно был выявлен такой факт, что под именем-фамилией и местом возможного проживания в Карелии оказался ребенок совсем другого возраста, проживающий в другом регионе. Соответственно, не всегда информация в Интернете соответствует реалиям, но мы ее проверяем по максимуму.

По словам Филиппенковой, большинство ребят вступали в эти группы «ради любопытства» поэтому, к счастью, серьезных последствий не было. В то же время министерство активно ищет администраторов и кураторов опасных сообществ, однако «это очень сложно».

- Практических из всех материалов МВД следует, что они не проживают на территории нашей республики, - поделилась информацией начальник отдела. - Есть и те, кто за пределами РФ, например, с Украины. Но, в любом случае, работа ведется.

В заключение же Филиппенкова посетовала на то, что проблемы возникают и с психологической помощью: с учетом того, что такая помощь оказывается исключительно на добровольной основе, «очень многие родители» отказываются вести ребенка к специалисту, полагая, что ситуация держится под контролем.

«Почему они меняют родителей на интернет?»

Родителям и педагогам во многом были посвящены последовавшие комментарии заместителя министра образования РК Натальи Волковой и директора ГБОУ РК «Центр диагностики и консультирования» Елены Руденковой. Последняя, к примеру, особо обращала внимание, на возможное отсутствие привязанности детей к родителям.

- Почему они могут поменять нас, родителей, на интернет? – рассуждала Руденкова. - Мы сейчас некоторый миф придаем влиянию виртуального интернета. Это миф, которого мы сами боимся: чувствуем себя как созависимые родители. Я видела, как родители после несчастного случая говорили: «Мы трясли своих детей, не состоишь ли ты в сетях?! Клянись, клянись!» Мы испытываем страх перед тем, что мы не можем что-то проконтролировать <…> Я видела случай, когда взрослые растеряны, но им кажется, что они хорошо себя контролируют, они не плачут же, не «истерят», просто очень сильно пахнут валокордином...

Досталось и местным СМИ, которые, по мнению директора «ЦДК», не всегда верно освещают обсуждаемые на совещании события. Наконец, в республике не хватает квалифицированных педагогов. С недостатком качества подготовки кадров согласилась замминистра образования.

- Далеко не все наши педагогические работники, психологи, классные руководители готовы к такой работе, - признала Волкова. - У нас до сих пор нет ни разработанных на федеральном уровне программ повышения квалификации именно по этому направлению, ни модулей в программах обучения студентов, которые готовили бы в этой части педагогов. Педагоги не умеют работать с родителями. Доходило до абсурда, когда просто собирали родительские собрания: мол, есть такая группа, еще и детям скажут на классном часу. Появляется цепная реакция - вечером зайти-посмотреть. А у родителя совершенно неграмотный разговор с ребенком. Вроде как информируем, что родитель должен знать о жизни своего ребенка, но представьте себе: в подростковом возрасте открыто заходить на страничку ребенка - все равно, что заходить в его личное пространство. Это тоже надо делать очень грамотно, с подходом.

С палкой против гранаты

В еще более серьезное русло повернула беседу директор АНО «Семейный центр «Вереск» Екатерина Бойко, заявившая, что в течение последних 9 месяцев вплотную занимается «группами смерти». По ее мнению, нынешнюю ситуацию иначе как «войной» и «угрозой национальной безопасности» назвать сложно.

- Та ситуация с информационной безопасностью, с которой мы столкнулись, очень серьезна, - уточнила Бойко. - На мой взгляд, она по своему уровню соответствует уровню национальной безопасности. Если не сказать больше, это, возможно, относится ко всему миру, в том числе. Я бы назвала это войной, которая ведется в сети интернет, слово страшное, но, на мой взгляд, оно соответствует действительности. У меня нет прямых доказательств того, о чем я говорю, однако если даже взять такой простой пример, как обозначаются в интернете «группы смерти»... Если 2011-2012 годы – это, скорее, «клубы самоубийц», «группы смерти», открытые в социальных сетях, то в 2015-2016 годах из уст руководителя Роскомнадзора звучит формулировка «вербовка адепта»…

Как считает директор, происходящее с большой долей вероятности можно считать не склонением к самоубийству, а, скорее, склонением к экстремистской деятельности или терактам.

- Семья на войне – это как-то странно, - добавила Бойко. - Как будто родитель с палкой против человека с гранатой. Поэтому и меры должны учитывать этот фактор. Это, конечно, очень важно, но я не скажу, что самое главное. А интернет-зависимость – отдельная тема. В программе (проекте программы для регионов, - прим. ред.) звучит такая формулировка . На мой взгляд, с учетом того, как мы живем, интернет не является зависимостью. Это касается и взрослых, потому что без интернета мы не можем существовать <…> Если относиться к интернету, как к способу существования на сегодняшний день, являющемуся нормой, а не патологией, соответственно, и мера будет выглядеть по-другому.

Надежда на бюджет

Все эти благие намерения вряд ли осуществимы без какого-либо дополнительного финансирования, считают депутаты. В перечне предложений по итогам встречи данный вопрос стал едва ли не самым главным.

- Среди предложений - обращение от Законодательного собрания к главе республики о возможности подготовки программы или комплекса мер, но, прежде всего, о выделении средств на продолжение данной важной работы <…> - подытожила Галина Гореликова. - Средства будут нужны, во-первых, на повышение квалификации: как вы поняли, это важный вопрос, который необходимо поддерживать материально. Также обязательна поддержка базовых учебных программ на базе вузов (по подготовке студентов. – Прим. Ред.), потому что мы понимаем, что это наши будущие специалисты.

Кроме того, депутаты обратятся к правительству РК с просьбой о создании профильной рабочей группы и ждут предложений по программе от всех заинтересованных участников до конца этого месяца.

Виктор КОРНИЛОВ

 

Комментарии