• EUR: 69,6785
  • USD: 58,0993

Глава Минздрава РК: «Прогнозы на 2017 год тревожные»

22 февраля 2017 годаОбщество

Как повышается зарплата врачей, почему рожениц из районов возят в Петрозаводск, кому из медработников отменили доплаты «за вредность», и что будет с финансированием отрасли? Обо всем этом и многом другом в интервью «Радио России - Карелия» рассказал министр здравоохранения РК Ерванд Хидишян.

 

- Насколько я знаю, недавно Вы представили главе РК отчет о работе министерства в 2016 году. Нам тоже хотелось бы узнать, каковы основные итоги года. Он был тяжелым для здравоохранения?

- Для здравоохранения, он, конечно, был тяжелым, думаю, что предстоящие годы тоже будут нелегкими. Система здравоохранения всегда зависит от общей экономической ситуации в стране, и все предпринимаемые попытки и долгосрочные программы как раз зависят от финансового наполнения тех мероприятий, которые осуществляются.

2016 год был непростой, мы решали очень много задач. Эти задачи связаны и с совершенствованием порядка оказания медицинской помощи населению с учетом особенностей нашей территории, где существует очень много отдаленных поселков с низкой транспортной доступностью и много населенных пунктов с малым количеством населения.

Очень часто мы встречаемся с вопросами о том, что закрываются медицинские учреждения, но могу заверить всех, кто задается таким вопросом: с 2012 года, когда произошло изменение законодательства и полномочия по оказанию медицинской помощи перешли с муниципального уровня на уровень государственный, ни одно лечебное учреждение не было закрыто.

Совершенствовалась система организации помощи  - это да. С учетом особенностей территории вводились какие-то новые варианты организации помощи, особенно в отдаленных поселках - это да. Но ни один ФАП (фельдшерско-акушерский пункт, - прим. ред.) не был закрыт, а наоборот, мы даже в последние годы пытаемся привлечь специалистов с медицинским образованием среднего уровня для работы в поселках, а даже не в районных центрах.

- Получается привлекать?

 - Получается, но не такими темпами, как мы хотели. В республике реализуется ведомственная целевая программа «Земский доктор», к которой мы подключили еще и дополнительное мероприятие «Земский фельдшер», по которому единовременную выплату в размере 200 тысяч рублей получили три фельдшера, прибывшие для работы в сельскую местность в 2016 году. А с 2012 года реализации данной программы для работы на село было привлечено 73 врача, из них в 2016 году – 17 врачей.

- И все продолжают работать?

 - Да, работают. Мы проработали вопрос со всеми заинтересованными ведомствами и несколько расширили условия этой программы. На первом этапе звучало, что приглашаются молодые специалисты, но, учитывая не очень большой приток молодых специалистов на село, мы расширили это условие и увеличили возраст до 50 лет, чтобы более опытным докторам и докторам, скажем так, старшего возраста, иметь возможность приехать и заинтересовать к приезду в районные центры и населенные пункты, где есть врачебные должности.

- А с чем Вы связываете не очень большой приток молодых специалистов в села? Инфраструктура не готова?

 - Наверное, здесь есть «мультифакторный» вариант влияния на их решение. В первую очередь, это бытовые условия проживания в населенных пунктах, возможности обучения детей и т.д., хотя я не могу сказать, что на сегодняшний день есть достаточно критичные населенные пункты.

Есть и Интернет практически во всех районах, сейчас реализуется программа по возможности интернет-связи населенных пунктов республики, и, естественно, здравоохранение не остается в стороне. «Ростелекомом» проводится оптоволоконная связь во всех районах, уже многие амбулатории подключены, в 2017 году и в дальнейшем мы планируем подключить практически все имеющиеся у нас ФАПы и амбулатории к Интернету, для того, чтобы была возможность в более короткий срок получить дистанционную консультацию, посоветоваться по ведению пациентов и осуществить заочные консультации при необходимости, чтобы не тратить время на проезды и деньги населения на проезд к специалистам. Мы попытаемся максимально приблизить это все к месту проживания.

- Может, зарплаты не очень большие предлагаете? Или нет?

 - Я бы не сказал, что зарплаты у нас низкие. В средней полосе они существенно ниже, чем у нас, у нас северный коэффициент. Конечно, если брать среднюю зарплату, то методика расчета такова, что получается достаточно немаленькая цифра. У нас в целом по республике заработная плата врачей за 2016 год составила 52 324 рубля, это среднестатистическая цифра. У среднего медицинского персонала – это 28 448 рублей, у младшего медицинского персонала – 17 557 рублей.

Хочу еще раз обратить внимание, что методика расчета средней заработной платы утверждена на федеральном уровне, и расчет проводится именно таким образом. Конечно, мы откровенно говорим, что не все доктора, к сожалению, в системе здравоохранения получают такие зарплаты, есть те, кто получает и меньше. И эта зарплата учитывает не только основное место работы, но еще и совмещение, которое имеется.

В связи с тем, что мы понимаем, насколько это не соответствует реалиям сегодняшнего дня, а зарплата врачей изначально на ставку должна быть достойной (мы не отрицаем это), мы вместе с профсоюзом работников здравоохранения в течение 2015 года разработали новую систему оплаты труда. Усовершенствовали ее, где акцент сделали на увеличении окладной части, для того чтобы молодые доктора и специалисты, которые приходят в отрасль, могли получить более-менее достойную зарплату, не зарабатывая, скажем, увеличение доплат через некоторое время, например, через 2-3 года.

Жить молодым надо: семья, дети и желания совсем не такие, как у людей старшего возраста. Естественно, зарплата должна быть достойной.

- В связи с этим не могу не процитировать один вопрос от радиослушателя: из Питкяранты спрашивают: как можно выжить на 6900 рублей оклада у медсестры в Питкярантском районе? Кроме того, в Питкяранте нет родильного отделения, и, по его словам, женщин везут рожать в Сортавалу или Петрозаводск…

 - Пока не могу прокомментировать, надо посмотреть, что там происходит, у медицинской сестры должно быть чуть повыше, но это оклад, а не начисленная заработная плата. Реальная заработная плата выше. Но я возьму на заметку, проверим, какая заработная плата и оклады у среднего медицинского персонала.

С питкярантской центральной районной больницей мы неоднократно встречались, и в прошлом году работала комиссия министерства здравоохранения совместно с территориальным Фондом обязательного медицинского страхования: мы не нашли нарушений в организации системы оплаты труда. В принципе, соблюдаются все требования нормативно-правовых актов.

То, что касается вопроса про родильное отделение, то проблема, как говорилось выше, в кадровом обеспечении. На самом деле, силами, которые имеются в питкярантской ЦРБ, организовать родильное отделение очень сложно. Плюс еще порядки, принятые на территории республики, предполагают максимальную концентрацию всех случаев оказания медицинской помощи ближе к специализированной, в определенных медицинских центрах, где этим занимаются постоянно.

В этом порядке, если говорить о родильном отделении, мы должны сделать упор на амбулаторную службу, то есть на женскую консультацию, где доктора должны, четко следуя этим порядкам, выполнять все рекомендации и требования по кратности обследования, наблюдения за беременными женщинами, своевременно выявлять риски, которые имеются у каждой беременной, и формировать группу риска. И эта группа риска имеет свои показания к своевременной госпитализации на следующий этап. Что мы преследуем, исходя из этого? Мы преследуем снижение проблем в течении самой беременности, раннее выявление патологических состояний и своевременное оказания нужного уровня и нужной квалификации медицинской помощи.

На сегодняшний день транспортная доступность между Питкярантой и Сортавалой достаточно хорошая, и если говорить о количестве родов, которые происходят непосредственно в самой Питкяранте, то их немного. Я не хочу никого обидеть, но для того чтобы делать дело хорошо, этим нужно заниматься каждый день, а если от случая к случаю, то немножко, наверное, теряется само качество помощи. Еще раз повторю, я ни в коей мере не умаляю достоинств и квалификации наших докторов, которые работают в республике, но есть направления, где их потенциал можно использовать более эффективно. А это, как я говорил, - амбулаторная часть. Если своевременно будет все сделано и женщине предложена госпитализация в соответствующий стационар, то, наверное, будет конечный результат более высокого качества, к чему мы стремимся.

- Хотелось бы еще немножко поговорить о первичном звене здравоохранения: там-то проблем побольше, насколько я знаю. Есть что-либо, что Вас и радует, и беспокоит?

 - Конечно, первичное звено – это основа всей системы здравоохранения. В предыдущие годы упор был сделан на развитие специализированной помощи, в чем мы достигли больших результатов. У нас в республике оказывается практически весь перечень медицинской помощи, которая относится к специализированной. В то же время мы сегодня имеем возможность в рамках соглашений и договоров с федеральными клиниками и другими учреждениями Москвы и Санкт-Петербурга направлять своих пациентов в рамках специализированной помощи. Отказов практически нет, иногда возникают задержки с госпитализацией, уже не со стороны наших учреждений или министерства здравоохранения республики, а возможностью тех учреждений принять на лечение. На самом деле, все, что необходимо сделать для своевременной госпитализации, принимается. Другой вопрос - возможности самого учреждения принять такое количество пациентов, и тут может возникать очередь. Но это плановая помощь, если нужно экстренно оказать помощь, то тут без вопросов: подключаемся и организуем госпитализацию вне очереди, если необходимо, или в другую клинику, где такой очереди нет.

- А как бы Вы оценили доступность высокотехнологичной медпомощи для жителей республики?

 - Я уже упомянул о том, что в последние годы мы не чувствуем каких-то напряжений, если это не связано с возможностями тех клиник, которые принимают на лечение. Вот в 2016 году направлены на высокотехнологические методы лечения где-то 4300 человек. Это практически на 30 процентов больше, чем в 2015 году. Из них около 1800 человек получили помощь в условиях Республиканской больницы, и это в 1,3 раза больше, чем в 2015 году.

Вопрос радиослушательницы:

- Я сама медицинский работник и хотела бы спросить: как так получилось, что медицинских работников лишили (доплат – примю ред.) за вредные условия труда? У различных категорий есть различные пункты вредности, они так и остались, тот же биологический, рентгенологический фактор. И этих условий мы лишены. Нам предлагается это все отстаивать через профсоюзы, через инспекцию труда, Минздрав? Почему нам не помогают в этом вопросе?

 - Я не знаю, в каком учреждении Вы работаете, но вопрос, касающийся вредных условий труда, достаточно сложный, и в то же время он определяется по результатам специальной оценки условий труда. Есть специализированные учреждения, которые изучают и определяют те вредности, которые имеются на рабочем месте. Исходя из этого, администрация и руководители учреждения определяют группу должностей, которые получают за вредные условия труда доплату.

Хочу обратить внимание: с биологическим фактором я согласен, он имеется практически во всех заключениях по специальной оценке, но многие факторы, которые были в предыдущий период, на сегодняшний день уже отсутствуют. Сейчас поясню: внедрение нового оборудования снижает риски воздействия на персонал. Например, даже рентгеновское оборудование, которое было лет 10 назад в наших учреждениях, было более вредным, чем современное, это тоже нужно учитывать.

- Что сейчас находится в центре внимания Министерства? Какие темы самые главные, самые острые на данный момент?

 - Острыми являются всегда все направления деятельности здравоохранения, я не могу выделить более приоритетное. Естественно, здоровье населения – это самая большая забота, которая у государства имеется на сегодняшний день, и буквально все направления деятельности имеют важное значение.

...Те программы, которые реализуются на территории республики и РФ, позволили несколько изменить ситуацию, я не могу сказать, что это какие-то большие шаги, но нужно учитывать, что это достаточно сложный процесс и за год или за два изменить ситуацию резко невозможно. Но у нас появилась тенденция, связанная с тем, что уменьшилась смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, и это отмечено Министерством здравоохранения РФ. Надеюсь, что все эти мероприятия, которые мы реализуем на территории республики, покажут свою более эффективную работу через некоторое время.

Снижение коэффициента смертности от болезней системы кровообращения произошло на 8,1 процента. Примечательно, что в 2016 году у нас на 2 с лишним процента ниже смертность, чем по Северо-Западному Федеральному округу. Также на 0,8 процентов снизилась смертность от новообразований, на 11 процентов от туберкулеза, от внешних причин уменьшилась в 1,3 раза. Это достаточно обнадеживающие данные, и мы будем стараться совместными усилиями и наших пациентов, и Министерства здравоохранения, закрепить их и достичь более серьезных результатов.

- Где все-таки у нас сейчас наиболее остро ощущается дефицит врачей?

 - Практически во всех районах имеется дефицит узких специалистов, это кардиологи, невропатологи, офтальмологи. Очень резко не хватает специалистов, наверное, в Лоухском районе. Но об этом могут, в принципе, говорить все районы республики - по поводу отсутствия кардиолога или невропатолога. Мы, конечно, стараемся сегодня организовать работу силами привлеченных специалистов, выездной работой специалистов республиканских учреждений. У нас осуществляется выездная работа по всем районам ежегодно, и каждый год осматривается большое количество населения при выезде в районы.

Кроме того, специалистами центральных районных больниц проводится выездная работа для приближения помощи населению в отдаленных поселках. Они там проводят там  скрининговое обследование и при необходимости рекомендуют лечение на следующем этапе.

Более-менее укомплектованы специалистами у нас головные специализированные учреждения, надеюсь, что изменения, которые происходят в подготовке кадров, несколько улучшат ситуацию, что позволит вздохнуть практически всем – и системе здравоохранения, и населению.

- Есть, конечно, вопрос по бюджету. Насколько я знаю, расходы на здравоохранение в бюджете будут сокращены очень серьезно. С чем это связано, и какие направления в здравоохранении попадут под удар?

 - Первое. Хочу сказать, что мы сами озабочены этим вопросом, для нас это очень важно. Но я надеюсь, что эти прогнозы носят ситуационный характер. Естественно, каждый год при принятии бюджета возникают вопросы, но в течение года различными мероприятиями мы частично компенсируем те дефицитные средства, которые имеются.

Сегодня у нас в республике достаточно сложная ситуация, и, естественно, прогнозы на 2017 год тревожные. Мы неоднократно обсуждали этот вопрос на уровне правительства, и с главой республики, и с министерством финансов. Будем стараться по итогам полугодия пересматривать бюджетную составляющую системы здравоохранения, для того чтобы в полном объеме оказать медицинскую помощь. Но хочу заметить еще одну вещь, что в республике, как и везде по РФ, расчеты объемов медицинской помощи происходят, исходя из количества населения, проживающего на территории, и из потребности в видах помощи. И принципы эти – в основе расчета объемов и, соответственно, средств.

Но учитывая, что наша республика достаточно сложная по своей географии, у нас есть расходы, которые мы должны в любом случае нести, что приводит к удорожанию самого здравоохранения. Это тоже надо учитывать.

 

Комментарии

  • оксана02.03.2017 | 16:30Ссылка
    Дорогой Министр,вы на какой планете живёте ??????
  • Александр26.02.2017 | 23:13Ссылка
    А куда же делись специалисты? Да вы же сами их и уволили, кого сократили, а кого просто выжили. То же самое происходит по районам по всей Карелии. Можно подумать этого ни кто из руководства не знает!
  • Гость22.02.2017 | 21:19Ссылка
    Вранье сплошное. В 2016 закрыта амбулатория в Шуе . 52000?!! В какой вселенной? На полторы ставки 40 еле выходит.
Блоги
  • 1
  • 2
  • 3